Машинный перевод: ru en kk ky uz az de fr es zh-CN cs sk he he ?

Деловая Сербия

Polpred Обзор СМИ. На 26.10.2020 статей 6936, из них 494 материала в Главном в т.ч. 110 интервью 62 Персон. Налоги и предпринимательство. Западные доноры и проекты с Россией в 1998-2004 гг. См. Упоминания. Как пользоваться.

Платный интернет-доступ, Сербия 12 месяцев с любого дня, ежедневное пополнение, архив 20 лет, 49 тыс. руб. Подписка.

ОтраслиАвиапром, автопром статей 107 / по этой отрасли с 1.8.2009 по 26.10.2020 читателями скачано статей 405Агропром 273 / 4153Алкоголь 10 / 417Армия, полиция 657 / 5561Внешэкономсвязи, политика 3431 / 31439Госбюджет, налоги, цены 214 / 1524Легпром 7 / 32Леспром 11 / 214Медицина 93 / 463Металлургия, горнодобыча 185 / 1255Миграция, виза, туризм 178 / 1305Недвижимость, строительство 103 / 927Нефть, газ, уголь 648 / 5490Образование, наука 75 / 918Приватизация, инвестиции 97 / 1281Рыба 1 / 0СМИ, ИТ 247 / 1572Судостроение, машиностроение 12 / 53Таможня 22 / 302Транспорт 297 / 1300Финансы, банки 103 / 618Химпром 27 / 124Экология 44 / 2683Электроэнергетика 91 / 1133

Федокруга РФ, страны, территории, регионы
Топ
Алфавит


Персоны: ньюсмейкеры, эксперты, первые лица — по теме «Сербия» в Polpred.com Обзор СМИ, с указанием числа статей по данной стране в нашей базе данных. В разделах "Персоны", "Главное" по данной стране в рубрикаторе поиска на кнопке меню слева "Новости. Обзор СМИ" с 1.8.2009 по 26.10.2020 размещены 494 важные статьи, в т.ч. 62 VIP-автора, с указанием даты публикации первоисточника.
Топ-лист
Все персоны
Николич Томислав 9, Саморуков Максим 7, Вучич Александр 7, Путин Владимир 5, Кустурица Эмир 5, Медведев Дмитрий 4, Додик Милорад 3, Шешель Воислав 3, Лавров Сергей 2, Попович Ненад 2, Пономарева Елена 2, Габриэлян Геннадий 2, Млечин Леонид 2, Младич Ратко 1, Подопригора Борис 1, Панич Милан 1, Мукусев Владимир 1, Могерини Федерика 1, Почуча Радомир 1, Проханов Александр 1, Энгельгардт Георгий 1, Шурыгин Владислав 1, Швыдкой Михаил 1, Шарый Андрей 1, Чурсин Александр 1, Чиркова Елена 1, Хрипунов Андрей 1, Тюрденев Кирилл 1, Танаскович Дарко 1, Сысоев Геннадий 1, Станоевич Драган 1, Смирнова Елена 1, Янич Душан 1, Мирович Деян 1, Минеев Александр 1, Гойкович Игорь 1, Гозман Леонид 1, Вучич Александар 1, Вулин Александар 1, Влласи Азем 1, Власи Азем 1, Валецкий Олег 1, Богданович Горан 1, Бикович Милош 1, Бершидский Леонид 1, Баранов Евгений 1, Адамишин Анатолий 1, Гусман Михаил 1, Джокович Новак 1, Мали Синиша 1, Лазаревич Владимир 1, Конузин Александр 1, Караджич Лука 1, Ивашов Леонид 1, Иванович Бранислав 1, Ефимов Дмитрий 1, Еремич Вук 1, Дюков Александр 1, Добросавлевич Владимир 1, Джуркович Миша 1, Джорджевич Младжан 1, Абашидзе Аслан 1


Погода:

Точное время:
Белград: 10:08

Нерабочие дни:
07.01 Рождество Христово
15.02 День государственности Сербии (День первого сербского восстания)
08.04 Пасха (2018)
01.05 Праздник труда (День труда)

serbia.polpred.com. Всемирная справочная служба

Официальные сайты (102)

Экономика (20) • Агропром (4) • Армия, безопасность (5) • Внешняя торговля (18) • Законодательство (3) • Инвестиции (2) • Книги (5) • Культура (1) • Леспром (1) • Машиностроение, судостроение (2) • Медицина (2) • Металлургия (1) • Недвижимость (2) • Образование, наука (14) • Политика (3) • Сайты (1) • Таможня (2) • Транспорт (2) • Туризм, виза (10) • Финансы (7) • Химпром (1) • Экология (1) • Энергетика (2) • Юристы (2)

Представительства

Инофирмы

Электронные книги

 Сербия на пути в ЕС (.pdf) • На англ.яз.

Ежегодники «Деловая Сербия»

Экономика и связи Сербии с Россией →

Новости Сербии

Полный текст |  Краткий текст


Сербия. Турция. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 14 октября 2020 > № 3522933

Сербский участок «Турецкого потока» будет готов к концу года

Белград полностью завершит строительство газопровода от границы Болгарии до границы Венгрии до конца 2020 года, пообещал президент Сербии Александр Вучич послу РФ Александру Боцан-Харченко на встрече в Белграде. «Стороны обсудили актуальные вопросы сербско-российских отношений и двустороннего сотрудничества, особенно о реализации конкретных договоров и совместных проектов в области энергетики», — сообщила администрация сербского лидера.

В январе Вучич заявил РИА «Новости», что Сербия надеется до конца 2020 года получить первый газ из «Турецкого потока». В конце декабря 2019 года была завершена укладка труб сербского продолжения газопровода «Турецкий поток» от границы Болгарии до Венгрии.

«Турецкий поток», поясняет ПРАЙМ, — экспортный газопровод из России в Турцию через Черное море. Проектная мощность — 31,5 млрд кубометров газа в год. Коммерческие поставки по газопроводу начались 1 января 2020 года. Торжественная церемония открытия «Турецкого потока» состоялась 8 января в Стамбуле в присутствии президентов России и Турции.

Сербия. Турция. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 14 октября 2020 > № 3522933


Сербия. Черногория > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > rg.ru, 22 сентября 2020 > № 3502840 Федор Лукьянов

Разноцветная безответственность

Текст: Федор Лукьянов (профессор-исследователь НИУ "Высшая школа экономики")

Двадцать лет назад, 24 сентября 2000 года, произошло событие, предопределившее политическую эпоху. В Союзной Республике Югославия (на тот момент она включала в себя Сербию и Черногорию) прошли досрочные президентские выборы. По неофициальным данным, победу на них одержал лидер национал-демократической оппозиции Воислав Коштуница, который значительно опередил бессменного главу страны с конца 1980-х годов Слободана Милошевича. Однако Центризбирком объявил, что Коштуница не набрал 50 процентов, и назначил второй тур. Через две недели под давлением массовых протестов Милошевич подал в отставку, его оппонента провозгласили победителем.

Эти перемены подвели черту под драматической историей дезинтеграции Югославии (формально она прекратила существование в 2003 году, а в 2006-м распалась и созданная вместо нее конфедерация Сербии и Черногории). Однако события в Белграде имеют не только региональное значение. Именно отрешение от власти Милошевича считается первым примером того, что позже назвали "цветными революциями". Впоследствии подобные потрясения с разной степенью успеха происходили в Грузии, Киргизии, Молдавии, на Украине.

Примечательно, что в отличие от всех этих примеров внешние силы не отрицают своего участия в Югославии. За 20 лет немало написано о том, как западные дипломаты, активисты и спецслужбы помогали свергнуть Милошевича. Это не считается чем-то зазорным. В остальных случаях европейские и американские представители решительно открещиваются от предположений, что они приложили руку к сменам или попыткам смены режимов. Откровенность применительно к Югославии, вероятно, объясняется тем, что Милошевич совершенно официально и открыто считался в Европе отвратительным анахронизмом, от которого надо избавиться. Воздушная кампания НАТО 1999 года де-факто лишила Сербию Косова, однако белградский вождь удержался на своем месте. Соответственно, ликвидировать его было делом чести западных правительств. Отсюда и подкупающая искренность, какую не проявляли в дальнейших эпизодах.

"Цветная революция" - любая ненасильственная смена власти в качестве реакции на несправедливые, с точки зрения политически активной части общества, проявления. Обязательным условием является присутствие определяющего внешнего элемента. И дело даже не только и не столько в прямом вмешательстве наподобие финансирования политических сил, акций, создания определенной инфраструктуры. Важнее наличие стороннего арбитра, авторитет которого воспринимается как безусловный, а вердикт - как окончательный. Само по себе недовольство результатами выборов способно вызвать выступления, но качественно иную действенность они приобретают, когда этот самый арбитр (в постсоветском случае прежде всего Евросоюз, но и в целом Запад, включая США) выносит решение о легитимности одних и нелегитимности других. Эта морально-политическая поддержка становится основанием для резкой активизации претендентов на власть, они апеллируют к "высшей инстанции", заключение которой обжалованию не подлежит.

Пик "цветных революций" пришелся на 2000-е годы - период доминирования западных институтов и этических представлений. Сербия стала не только первым, но и самым успешным примером, прежде всего по той причине, что заинтересованность Европы в решении вопроса с Милошевичем была высокой, обустройство Балкан относилось к приоритетам. Все остальные сюжеты, включая даже и украинский, такой важности для западных столиц не имели, хотя приемы применялись те же самые.

Период "цветных революций" закончился с началом упадка западного доминирования. Во-первых, моральный авторитет атлантических структур перестал быть неоспоримым в связи с внутренними проблемами Запада. Во-вторых, западные (особенно европейские) сторонники демократизации других стран оказались не готовы идти на серьезные риски. Как только появилось жесткое сопротивление (Россия в украинском случае, Китай в случае Гонконга или внутреннее противостояние в Сирии), желание ввязываться в борьбу до победного конца резко убыло. Показательный пример последнего времени - Венесуэла. Несмотря на отчаянное социально-экономическое положение страны и сомнительные таланты чавистского правительства, попытка в 2019 году разыграть там при помощи США классическую "цветную революцию" со всеми видами внешней поддержки оппозиции провалилась.

"Цветные революции" поощряли безответственность стран, где происходили события. Претенденты полагались на решающую роль внешних сил, фактически делегируя им право определения курса. А защитники статус-кво объясняли собственные проколы внешним вмешательством, по сути, тоже отстраняясь от ответственности. Ни к чему хорошему это не вело. В новых условиях и тем, и другим, по крайней мере, придется глубже задумываться о последствиях собственных действий - и для себя, и для своих стран.

Сербия. Черногория > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > rg.ru, 22 сентября 2020 > № 3502840 Федор Лукьянов


Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 сентября 2020 > № 3498375

Болезненный разрыв Вучича и Путина: Сербия выходит из «Славянского братства» (Večernji list, Хорватия)

Сербский отказ от войсковых учений с Россией и Белоруссией — несомненно, еще один пример внезапного охлаждения отношений между Сербией и Россией. Но это охлаждение началось задолго до недавнего подписания вашингтонского соглашения между Сербией и Косово в Белом доме, отмечает автор.

Министр обороны и «ястреб Вучича» Вулин отказался от участия в войсковых учениях с Россией и Белоруссией всего за 24 часа до начала.

Дэнис Ромац (Denis Romac), Večernji list, Хорватия

Если верить сербскому министру обороны Александру Вулину, Сербии под давлением Европейского Союза пришлось на шесть месяцев отказаться от участия во всех войсковых учениях со своими партнерами, восточными и западными: НАТО, Россией, Китаем и Европейским Союзом. Вулин, однако, выразился не совсем понятно, когда потребовалось объяснить, о каком давлении идет речь. Он только сказал, что Сербия, которая является кандидатом в члены Европейского Союза, но при этом сохраняет военный нейтралитет, оказалась под «большим и незаслуженным давлением ЕС». По словам Вулина, это следствие истерии, которая влияет на политические решения и устремления больших и влиятельных стран. Вулин утверждает, что Сербии выдвинули ультиматум, чтобы она отказалась от запланированных в Белоруссии учений, так как в противном случае под угрозой оказалось бы европейское будущее Сербии и последовало бы еще большее давление на сербский народ в Косово и в Сербии.

Внешнеполитический хаос

При этом ясно, что Вулин сказал не всю правду о причинах, заставивших Сербию отказаться от учений под знаковым названием «Славянское братство 2020», которые проводятся каждый год и в которых традиционно участвуют Россия, Сербия и Белоруссия. Тем более что Сербия отказалась от учений всего за 24 часа до их начала, хотя сербские солдаты, которые должны были участвовать в учениях, уже находятся в Белоруссии. Сербский отказ от войсковых учений с Россией и Белоруссией, несомненно, — это еще один пример внезапного охлаждения отношений между Сербией и Россией. При этом стоит отметить, что охлаждение началось задолго до недавнего подписания вашингтонского соглашения между Сербией и Косово в Белом доме. Однако это событие, конечно, охлаждение ускорило.

После вашингтонского договора многолетняя тактика Сербии, которая хочет войти в Европейский Союз и одновременно поддерживать близкие и союзнические отношения с Москвой и Пекином, посягнула на еще более сложные Соединенные Штаты и даже Израиль. Что за внешнеполитический хаос воцарился, наглядно иллюстрирует и нынешний поворот с учениями в Белоруссии. Сербия поддерживала очень тесные отношения с белорусским режимом, который не признал Косово. Но недавно Сербия поддержала еще и декларацию Европейского Союза о судьбе режима в Белоруссии, что удивило сербскую общественность. Если бы Сербия теперь участвовала в учениях с Белоруссией и Россией, она отправила бы противоположное послание, тем самым поддержав действия режима Лукашенко, который пытается силой и массовыми арестами подавить продолжающиеся протесты.

Кроме того, учения проводятся непосредственно у польской границы, то есть на самой границе Европейского Союза и НАТО. А Сербия несколько дней назад под патронажем Трампа подписала договор о нормализации экономических отношений с Косово, обязавшись диверсифицировать свои источники энергоносителей. На практике это значит, что она будет покупать не только российский газ, но и дорогой американский СПГ, что, вероятно, еще больше разозлило Кремль. Только так можно объяснить крайне необычный и недипломатичный публичный комментарий представителя МИДа РФ Марии Захаровой в адрес Вучича. Фотографию, на которой он униженно сидит в Белом доме перед Трампом, она сравнила со знаменитой сценой из фильма «Основной инстинкт». Более чем вопиющее послание, которое свидетельствует о глубине раскола между Белградом и Москвой, хотя впоследствии Захарова заявила, что ее слова были неправильно истолкованы.

Отказаться от обязательств нельзя

Еще больше ситуацию, в которую попал Белград, усложняет то, что параллельно с российскими ударами на него обрушиваются удары с другой стороны. Сначала советник Вучича Сузаны Василевич заявила о том, что решение перенести посольство Сербии из Тель-Авива в Иерусалим не окончательное и все будет зависеть от линии Израиля в отношении Косово. Затем глава МИДа Сербии Ивица Дачич сказал, что перенесение посольства «только обсуждается». Все это истолковали как попытку Белграда отказаться от взятых на себя обязательств, и вскоре в «Твиттере» появилась презрительная запись спецпредставителя Трампа по диалогу между Сербией и Косово Ричарда Гренелла.

«Говорят, сербское правительство дает задний ход после заявления министра иностранных дел. Громко смеюсь (LOL)», — написал Гренелл, воспользовавшись сокращением, которое в социальных сетях означает смех, тем самым ясно давая понять Белграду, что после подписи Вучича обратного пути нет.

Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 сентября 2020 > № 3498375


Сербия. США. Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > neftegaz.ru, 11 сентября 2020 > № 3500521

Нейтралитет по-сербски. А. Вучич отказался от покупки СПГ из навязываемых США источников, предпочтя дешевый российский газ

Президенты РФ и Сербии В. Путин и А. Вучич провели 10 сентября 2020 г. телефонный разговор.

Беседа состоялась по инициативе сербской стороны.

А. Вучич поведал В. Путину о переговорах по Косово, прошедших в г. Вашингтоне 4 сентября и в г. Брюсселе 7 сентября 2020 г.

Косово - болезненный вопрос в отношениях США и ЕС с Сербией.

Сербия не признает отделение Косово, и это мешает Западу интегрировать Сербию.

Делегация во главе с А. Вучичем 4 сентября 2020 г. посетила далекие США, где провела переговоры с премьер-министром самопровозглашенного Косово А. Хоти, по итогам которых было подписано соглашение об экономическом сотрудничестве.

Документ неоднозначный, но Сербию он не ущемляет и не подразумевает признания Косово.

Формально Сербия заключила соглашение с США, а 3я сторона, Косово, не признана субъектом международного права.

Визит А. Вучича в США и переговоры с ЕС вызвали серьезное беспокойство в России.

Под давлением Запада 9 сентября 2020 г. Сербия отказалась от участия в начавшихся 10 сентября 2020 г. в Белоруссии совместных военных маневрах «Славянское братство-2020».

В ответ Глава Минобороны Сербии А. Вулин раздраженно заявил:

Сербия находится под страшным и незаслуженным давлением ЕС,

поэтому в предстоящие 6 месяцев не будет участвовать ни в каких военных активностях ни с НАТО, ни с ОДКБ, ни с Россией, ни с США, ни с Китаем, ни с ЕС.

В разговоре с В. Путиным А. Вучич заявил, что несмотря на тяжесть и сложность своей геополитической, военной и экономической позиции, Сербия будет защищать принципы военного нейтралитета и останется истинным и корректным партнером России.

В ответ В. Путин:

поприветствовал эту твердую позицию Сербии.

подтвердил неизменность принципиальной позиции РФ относительно выработки приемлемого для Сербии компромиссного и сбалансированного решения, которое должно быть утверждено СовБезом ООН.

отметил большой личный вклад А. Вучича в развитие российско-сербских связей.

Главы России и Сербии подчеркнули готовность и далее плотно взаимодействовать по всему комплексу вопросов двусторонней, региональной и международной повестки дня.

Позднее, выступая по национальному телевидению, А. Вучич заявил, что провел с В. Путиным отличный телефонный разговор.

Скандальный пост М. Захаровой

Одной из тем разговора стал скандальный до странности пост в Facebook официального представителя МИД РФ, в котором М. Захарова довольно неадекватно прокомментировала фотографию со встречи А. Вучича и Д. Трампа, на которой президент Сербии сидит на стуле на расстоянии от стола американского лидера.

Фотка, действительно, странная.

Но М. Захарова не только дополнила эту фотографию скриншотом из фильма Основной инстинкт, она еще и дерзко порекомендовала всем приглашенным в Белый дом садиться подобным образом, если стул ставиться так, как будто приглашенный на допросе.

Абсолютно в стиле Псакинг (Psaking).

Помните милашку Дженнифер Рене Псаки, которая в конце 2014 г. покинула пост офицпреда Госдепа США?

Это не единственная странность М. Захаровой, которая фактически является лицом российской внешней политики.

Достаточно посмотреть на ее довольно короткие наряды на пресс- конференциях.

МИДу, вероятно, следует присмотреться внимательнее к своему офицпреду.

Пост М. Захаровой был раскритикован ошеломленными пользователями сети.

Если М. Захарова хотела обратить на себя внимание мировой общественности, то это у нее получилось.

Позже М. Захарова извинилась, объяснив публикацию неприятием высокомерного отношения со стороны США.

Но, осадочек у мировой общественности остался.

Случился такой резонанс, что А. Путин лично извинился за нелепую выходку М. Захаровой, а ее начальник - С. Лавров - отписал извинение А. Вучичу.

А. Вучич подтвердил, что В. Путин и глава МИД С. Лавров извинились перед ним из-за поста М. Захаровой, а сам инцидент назвал проходным и неважным.

Диверсификация источников энергии для Сербии

Соглашение с США предусматривает диверсификацию источников энергии для Сербии, но А. Вучич заверил, что это не повлияет на поставки газа из России.

Тезисы от А. Вучича:

с одной стороны источники энергии это не только газ,

с другой стороны - диверсификация и без того нужна Сербии,

третье и самое важное - В. Путин знает, от чего мы там отказались,

в проекте соглашения было продолжение, что Сербия обязуется покупать СПГ из того-то и того-то источника,

я сказал, что мы будем покупать самый дешевый газ на рынке,

обязывать свою страну, которая сейчас богаче, чем была, но до сих пор недостаточно богата, покупать газ дороже - это даже не обсуждается,

вместо русского газа платить за более дорогой - не имеет смысла.

Напомним, что Сербия рассчитывает на увеличение поставок российского газа после завершения строительства МГП South stream lite, который пройдет через территорию Болгарии в Сербию и далее в Венгрию.

Это сухопутное продолжения 2й нитки введенного в эксплуатацию магистрального газопровода (МГП) Турецкий поток должно было заработать еще в начале 2020 г:

сербский участок газопровода готов,

Болгария затягивает строительство своего участка (проект Балканский поток), построив лишь 11-километровый участок МГП, позволивший получать газ из МГП Турецкий поток ей самой и направлять по существующим газопроводам в Грецию и Северную Македонию, но никак не в Сербию.

Между тем, для Сербии эти поставки газа крайне важны.

Благодаря строительству газопровода Сербия сможет газифицировать домовладения, где проживает 550 тыс. человек, а также получать порядка 180 млн евро/год от транзита газа по своей территории.

Власти США предполагали, что из-за болгарской задержки А. Вучич будет вынужден согласиться на американский СПГ, но просчитались.

Положения соглашения с США по Косово.

Соглашение регулирует ряд вопросов:

связанных с взаимными инвестициями, в частности строительство шоссе до Приштины, которое вместе с сербской стороной будут курировать США.

водохранилище Газиводе, которое питает одноименную ГЭС. В 2018 г. спор из-за статуса водохранилища, находящегося на границе Косово и Сербии, стал поводом для военно-политического кризиса, но от перехода в горячую фазу противостояние тогда удалось удержать.Теперь Сербия получает доступ к ресурсам Газиводе и ГЭС.

годичный мораторий на вступление Косова в международные организации и подключение частично признанного государства к проекту устранения барьеров для свободного передвижения людей, товаров, услуг и капитала на территории стран Западных Балкан (Сербии, Албании, Северной Македонии).

Водохранилище и ГЭС, которые в 2018 г. захватил спецназ Косово - болезненные темы.

ГЭС Газиводе и подстанция (ПС) Валач - энергетические объекты на севере Косова, но принадлежат сербской энергосети.

Доход от ГЭС - 10ки млн евро/год.

Но здесь есть и ключевой для Косова объект водоснабжения - канал Ибр-Лепенац.

В 2018 г. войска НАТО на границе с Косово остановили военную автоколонну сербов, когда А. Вучич «в связи с нападением албанцев на севере Косово и Метохии и арестом сербов, которые не совершали каких-либо уголовных преступлений», не только объявил полную готовность армии, но и попросил В. Путина оказать стране не военную помощь.

Д. Песков тогда бодро заявил, что должны пройти переговоры между лидерами этих стран.

Прошло 2 года и при посредничестве США лидеры 2 стран решили этот вопрос.

Сербия. США. Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > neftegaz.ru, 11 сентября 2020 > № 3500521


Сербия. США. Россия > Нефть, газ, уголь > ria.ru, 10 сентября 2020 > № 3495538

Вучич назвал закупку Сербией СПГ вместо газа из России бессмысленной

В соглашении, подписанном властями Сербии в США, есть пункт о диверсификации источников энергии, но приобретать сжиженный природный газ (СПГ) вместо дешевого газа из России невыгодно и бессмысленно, заявил президент Сербии Александр Вучич.

Сербская делегация во главе с президентом Александром Вучичем побывала с двухдневным визитом в США, где провела переговоры с "премьером" Косово Авдулахом Хоти, по итогам которых стороны 4 сентября подписали соглашение об экономическом сотрудничестве при посредничестве президента Дональда Трампа.

"С одной стороны источники энергии это не только газ, как вы знаете. С другой стороны - диверсификация и без того нам нужна. И третье и самое важное - (президент России Владимир) Путин знает, от чего мы там отказались", - ответил Вучич в эфире национального телевидения на вопрос, повлияет ли диверсификация на поставки газа из РФ.

"Там (в проекте соглашения) было продолжение, что Сербия обязуется покупать СПГ из того-то и того-то источника. А я сказал - люди, мы будем покупать самый дешевый газ на рынке. Обязывать свою страну, которая сейчас богаче, чем была, но до сих пор недостаточно богата, покупать газ дороже - это даже не обсуждается", - отметил сербский лидер.

Он подчеркнул, что "вместо русского газа платить за более дорогой - не имеет смысла".

Сербия. США. Россия > Нефть, газ, уголь > ria.ru, 10 сентября 2020 > № 3495538


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 сентября 2020 > № 3491712

Danas (Сербия): Советский мир

Сербия потратила массу времени, стремясь стать частью европейского мира. И, тем не менее, еще никогда она не была так далека от него. В ЕС вступают сплоченные и свободные государства, с грустью пишет автор. Элита сербского народа крепко держится за мысль о том, что Сербия относится к советскому миру.

Никола Самарджич (Nikola Samardžić), Danas, Сербия

Стратегическая цель Путина — возродить Советский Союз, вернувшись к царистским основам имперской России и вернув ей влияние, мощь и достоинство времен холодной войны.

Благодаря слабости Европейского Союза и, прежде всего, коррупции в энергетической сфере Путин начал осваивать страны бывшего соцлагеря, за исключением стран Прибалтики.

Германия снова делится на ГДР и остальных. Территорию бывшей Югославии, теперь вместе со Словенией, Путин превратил в Кавказ.

Модель новой Европы под российским верховенством напоминает о печальной судьбе Грузии, которую ЕС бросил на произвол судьбы так же, как сегодня бросает бывшую Югославию.

Результаты выборов в Черногории, а также процессы им предшествовавшие, — это очередное сокрушительное поражение Европейского Союза после аннексии Крыма и раскола Украины.

Европейская идея дорого платит за дешевый российский газ, которому Европа обязана невероятным экономическим ростом последних трех десятилетий. Однако материальное благосостояние не достаточная основа для свобод и культуры в условиях войны.

Во вторую холодную войну Европа лишена той храбрости, прозорливости и единства, которые у нее были, когда она противостояла фашизму, нацизму и большевизму.

На ее периферии эти три пагубные идеи снова ожили, и сейчас их ничто не останавливает.

Цивилизация свободного мира повисла над пропастью на последнем этапе правления администрации Трампа. ЕС не смог в достаточной мере обособиться от российской и американской политики.

Провозглашенные и сформулированные европейские интересы, ценности, взгляды должны оставаться приоритетом европейского лидерства и институтов вне досягаемости каких бы то ни было имперских маятников.

Перед нами — пугающие перспективы. Если ЕС предоставит нас собственным решениям, исходящим от Белграда и Москвы, которые попутно управляют «клиентами» в Баня-Луке и Подгорице, то тем самым возложит на нас и ответственность за дестабилизацию соседних регионов (а она ведется).

Во второй раз за 30 лет Белград пытается реализовать проект меморандума, снова вверяя его иностранным силам.

НАТО вмешивался в события в 1995 и 1999 годах в Хорватии, Боснии и Герцеговине и Косово, однако до сих пор нам навязывались половинчатые решения, способные постепенно привести к развалу.

В последние 30 лет вся агрессивная сербская политика была навязана чужими решениями. И даже если вскоре Черногория станет временной компенсацией за Косово, это не приведет к смирению и примирению.

Мы потратили массу времени, стремясь стать частью европейского мира. И тем не менее еще никогда мы не были так далеки от него. В ЕС вступают сплоченные и свободные государства.

В Сербии политическому большинству не удалось привить европейскую идею политическому большинству, так как элита сербского народа крепко держится за мысль о том, что мы относимся к советскому миру (и связывает с этим свои интересы).

Но советский мир не будет «сербским». Мы вернулись не в 90-е, а снова стоим перед выбором между Тито и Сталиным. Конечно, такого выбора не существовало, но Сербия и Черногория даже тогда предпочли большее зло меньшему.

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 сентября 2020 > № 3491712


Сербия. Косово. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 8 сентября 2020 > № 3490408

Цена услуги. Почему Белград посчитал успехом договор по Косово

Антон Лисицын. Соглашению по Косово, которое в Вашингтоне подписал сербский президент, предшествовали драматические события. Поездка в Белый дом выдалась для Александра Вучича непростой, но документы об экономической нормализации между Белградом и Приштиной все же утвердили. Кто остался за бортом этой сделки — разбиралось РИА Новости.

Сотни жертв преступлений

Александра Вучича беспокоило, что от сербской делегации потребуют признания края как суверенного государства. По его словам, он "слышал многочисленные дерзкие и наглые заявления албанских официальных лиц из Косово и Метохии" по этому поводу.

Действительно, в Приштине не скрывали непримиримый настрой. Премьер края Авдулах Хоти обещал, что "ни о чем, кроме признания независимости, переговариваться не намерен".

Обстановка вообще была нервная. Встречу намечали на конец июня. Организатор — спецпредставитель Соединенных Штатов по Балканам Ричард Гренелл. До этого президент Косово Хашим Тачи при посредничестве Вашингтона договорился с Вучичем об обмене территориями.

Однако прокуратура в Гааге неожиданно обвинила косовского лидера в преступлениях более чем двадцатилетней давности. "Сотни жертв, их имена известны. Это косовские албанцы, сербы, цыгане, представители других национальностей и политические оппоненты", — говорилось в документе. Речь там шла и о соратнике Тачи — главе косовской Демократической партии Кадри Весели.

Публикацию документа в прокуратуре объяснили тем, что Тачи и Весели намеревались подорвать работу Специального международного суда по Косово. В Приштине в такое совпадение не очень поверили. В частности, об этом высказался Весели. Но кому выгодно пустить переговоры под откос, он не уточнил.

СМИ строили предположения. Вашингтон конкурировал с Брюсселем за инициативу в разрешении косовского вопроса, и замедление переговорного процесса могло порадовать кого-то из еврочиновников. По другой версии, прокуратура подыграла американцам: угроза уголовного преследования делала косовских политиков сговорчивее.

Надо сказать, что Приштина действительно вела себя крайне своенравно. Например, косовары обложили товары из центральной Сербии стопроцентной пошлиной, и Брюссель не сумел убедить их отказаться от таможенной войны с Белградом. Помогли только угрозы американского правительственного фонда заморозить помощь. Косовары наконец послушались.

Налог на посредничество

Учитывая такую предысторию, неудивительно, что Вучич выразил удовлетворение итогами визита в США. Специально для сограждан сербский президент подчеркнул, что Белград подписывал двустороннее соглашение с Вашингтоном, а не с Приштиной: "Третья сторона не признана субъектом международного права. Это очень важно для нас".

Вучич указал и на то, что договор касается экономики и не затрагивает болезненных политических тем. "Это будет мощный сигнал всем кредиторам и инвесторам, как американским, так и западноевропейским, вкладывать в нашу страну", — поделился он надеждами. И конкретизировал: американцы будут курировать строительство автотрассы до Приштины, "необходимой для сербов, живущих в Косово и Метохии". Кроме того, сербские районы края свяжут с Белградом железной дорогой.

Довольны, по-видимому, и представители Косово. Делегации Белграда и Приштины пришли к выводу, что внесли "полезный вклад в достижение всеобъемлющего, юридически обязательного соглашения о нормализации отношений".

Но в Вашингтоне добавили неожиданный пункт — о переносе посольств в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим. Видимо, как своеобразный гонорар за услуги. Это вызвало заметное изумление Вучича — кадры с сербским президентом, оборачивающимся к своей делегации, обошли весь мир.

Косово, по-прежнему не признанное

В Вашингтоне Вучич достиг максимума возможного для сербской дипломатии в данный момент, считает кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института славяноведения Петр Искендеров. "Президент Сербии сумел избежать признания Косово де-юре. ЕС ориентировался на политические положения — например, на снятие возражений Белграда против принятия Приштины в ООН и другие международные организации. А США не скрывали, что заключили сугубо торгово-экономическую сделку, не более того. Поэтому в целом соглашение на пользу Белграду, для Сербии в нем больше плюсов, чем минусов", — отмечает собеседник РИА Новости.

Даже широкий контекст документа на руку Сербии, полагает Искендеров. "Американцы взялись содействовать снятию экономических барьеров между Албанией, Косово, Северной Македонией. Это размывает акцент на двусторонних связях, на опасной для Вучича теме. Это шаг к созданию торгово-экономической федерации на Балканах, интеграционный проект увязывает регион в единую транспортную систему. И этот проект — американский. Так что главный проигравший на переговорах — ЕС, США перехватили инициативу в посредничестве. А для Белграда это дипломатический успех", — подводит итог балканист.

Брюссель же потерпел неудачу, поскольку рассматривал Балканы как территорию, предназначенную для ЕС. "Для этого государства должны договориться о взаимном признании и отсутствии претензий друг к другу. Поэтому Евросоюз давил на Белград, чтобы тот согласился с существованием Косово де-юре. Лично канцлер Германии Ангела Меркель была против того, чтобы сербы и косовары обменялись территориями. А у американцев другие интересы: они хотят привести туда капиталы, это не так опасно для Сербии, как те планы, которые им навязывают из Брюсселя", — поясняет Искендеров.

Доктор политических наук из Института европейских исследований в Белграде Стеван Гайич настроен более скептично. "Оказалось, что Сербия участвует в каком-то территориальном споре на Ближнем Востоке, признает Иерусалим столицей Израиля. Это очень странный обмен услугами, больше напоминает комедийный сериал "Летающий цирк Монти Пайтона", а не дипломатию", — иронизирует собеседник агентства.

Белград стал заложником американской предвыборной кампании. И Гайич уверяет, что многим в Сербии это не нравится. "Трампу нужно израильское лобби в Штатах, ему важно ближневосточное урегулирование. Но почему мы увязываем свои проблемы с израильско-палестинским конфликтом?" — задается он вопросом.

Сам же Вучич после подписания соглашения побеседовал еще со спецпредставителями США и Евросоюза в регионе. Он напомнил, что ЕС настаивает на лидирующей роли в диалоге Белграда и Приштины. Поэтому теперь, добавил президент, еврочиновники вряд ли "самые счастливые на свете" — лидерство, по сути, упущено.

Сербия. Косово. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 8 сентября 2020 > № 3490408


Сербия. Греция. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 сентября 2020 > № 3491697

Türkiye (Турция): Югославия, Сербия, Греция...

Оскорбление, которое Трамп нанес сербскому президенту Вучичу, посадив перед собой на стульчик, печалит автора. Но, как турецкий патриот, автор видит корни сербского унижения не в мягкости Вучича, а в сербском национализме. Не надо было обижать боснийских мусульман в 1990-е, тогда и Югославия бы сохранилась. Не надо было сражаться за Косово. А еще надо во всем соглашаться с Турцией. Греция и Франция сейчас этого не делают, а потому могут пострадать.

Вы, наверняка, видели, как Трамп, позволяющий себе любое безумие во внутренней и внешней политике, лишь бы быть переизбранным, обошелся с президентом Сербии Вучичем в Белом доме, не так ли? Но как до этого дошло?

Исмаил Капан (İsmail Kapan), Türkiye, Турция

Официальное обращение с высшими руководителями государств по сути расценивается как проявление уважения или неуважения к народам этих стран… Унижение, которому президент Сербии Александр Вучич подвергся в Белом доме, является этому примером. Это безобразное отношение — а именно такое отношение счел подобающим для своего сербского визави Дональд Трамп, демонстрирующий готовность на любое безумие во внутренней и внешней политике, только бы быть избранным президентом во второй раз, — разумеется, нелегко будет это унижение с его стороны стереть из памяти сербского народа…

Величие и мощь государств измеряется, конечно же, не грубостью, проявляемой в ходе дипломатических визитов! На самом деле США, как правило, внимательны в этом отношении. Они по традиции, хотя бы внешне, при нормальных условиях не скупятся на проявления дипломатической вежливости в отношении глав других государств. Однако Трамп — другое дело!.. Внутри страны он отметился своей бестактной, агрессивной, лишенной элементарных правил этикета манерой по отношению к министрам, губернаторам штатов и главам муниципалитетов. Похожий стиль американский лидер демонстрирует и на внешнем контуре. Конечно, в зависимости от того, в каком положении находится его собеседник, сидящий перед ним. Вспомним, например, что сказал Трамп королю Саудовской Аравии Салману: «Слушай, король, ты мне нравишься, но… Без нашей поддержки ты не просидишь там и двух месяцев!..» Эти слова можно назвать признанием и раскрытием истины. Конечно, это так. Но, с другой стороны, в международных отношениях ведь тоже есть правила хорошего тона, верно? Тем не менее, судя по тому, что о возможности переделать Трампа, речи не идет, управлять ситуацией будет не президент США, а американская элита — при помощи порицаний и возражений, вынуждая президента к нужным ей решениям.

Перейдем к основному вопросу… Откуда и как Сербия дошла до нынешнего состояния? В такое состояние Республику Сербию, которая когда-то была хребтом Югославии, привел, конечно, не нынешний президент Александр Вучич! Так как же это случилось? Все перевернулось вверх дном после смерти Тито, который появился на свет в семье хорвата и словенки, прошел путь от ученика слесаря до маршала и правил Социалистической Федеративной Республикой Югославия 30 лет. Он умер, и все пошло наперекосяк. Причиной бед стали нерадивость и предательство сербских лидеров — расистов, которые безрассудно вознамерились овладеть всей страной, закрывая глаза на другие этнические группы. Они за десять лет залили страну морем крови и в конечном итоге разрушили ее на части… Такие кровопийцы, как Слободан Милошевич (Slobodan Miloseviç), покончивший с собой в тюрьме (так в статье, на самом деле Милошевич умер своей смертью в тюремной камере во время его судебного процесса в Гааге — прим. пер.), такие, как Радован Караджич (Radovan Karadziç) и Ратко Младич (Ratko Mladiç), устроившие геноцид боснийских мусульман. Они пролили кровь сотен тысяч ни в чем не повинных людей и обрекли своих соплеменников на страдания. Их целью якобы был подъем сербского национализма. Но на самом деле они опустили народ Сербии на самое дно… Максималистские подходы в конце концов обрекли Сербию на верную погибель!.. В этих условиях, чтобы продержаться политически и экономически, приходится мириться с такими формами обращения, которые вам совсем не нравятся. Отношение, проявленное к Вучичу в Белом доме, является поистине поучительной картиной…

Когда Хорватия, Словения, Босния и Герцеговина, Македония, Косово и Черногория отделились от Югославии, Сербия сузилась до своих нынешних границ. Греция выступила против названия «Македония». И в результате долгих переговоров Македония стала называться «Северной Македонией». Дело в том, что на территории Греции тоже есть «Македония»!.. Помимо этого, в Греции проживает значительное количество албанцев. И вопрос о том, не положит ли рост влияния албанцев в регионе однажды начало сепаратистским проискам, — этот вопрос постоянно лишает Афины сна…

Если сегодня Македония пошла на изменение названия, согласится ли она на то же самое в будущем? Это отдельный вопрос для размышления. С другой стороны, греческие правые политики, так же как и сербские расисты, историю которых мы обобщили выше, гонятся за «Великой идеей — Великой Грецией». Они все время норовят откусить большой кусок… Максималистская политика, которую они пытаются проводить в Эгейском море и Восточном Средиземноморье, является следствием этого. Однако Греция не осознает, какую серьезную ошибку совершает. Проявляет неосторожность неправомерно бросить вызов Турции прежде всего с науськивания Франции…

Напомним историю… После Первой мировой войны англичане подначивали греков оккупировать Анатолию. Результат для греков был очень болезненным!.. Теперь Франция делает то же самое и, подстегивая греческих политиков, ввергает их в очень опасную авантюру. Тем не менее здравомыслящие граждане Греции, которые видят эту ловушку, очень справедливо предупреждают своих руководителей. Истошно кричат, что ни Франция, ни кто-либо другой не будет воевать на благо Греции… Однако те, кто занимает ответственные посты в Афинах, не слышат этого. Не нужно забывать, что экономика Греции находится в гораздо более худшем состоянии, чем экономика Сербии. До каких пор Германия будет нести греческое бремя на себе? Особенно несмотря на странные фокусы Макрона, подстегивающего Афины в пику Меркель…

Сербия. Греция. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 сентября 2020 > № 3491697


Сербия. Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 сентября 2020 > № 3488519

Geopolitika.news (Сербия): Сербия отвернулась от Китая и России

Автор независимого сербского издания, специализирующегося на геополитике, подвергает критике соглашения сербского президента Вучича с США, подписанные в Вашингтоне. Он обращает внимание не только на «экономическое признание» албанского режима в Косово. Ибо как можно экономически сотрудничать с режимом, который ты не признаешь? Не так уж шокирует автора и перенос сербского посольства из Тель-Авива в Иерусалим - в угоду Израилю. Главная мишень критики автора — отход Сербии от России, включая энергетический вопрос.

Дамир Копляр (Damir Kopljar), Geopolitika.news, Сербия

Недавно в Вашингтоне Сербия и Косово при посредничестве США подписали договор, упорядочивающий их взаимоотношения. Это соглашение — буквально подарок для всех тех, кто интересуется геополитикой. Первое, что бросается в глаза, — это упоминание Израиля, противостоящего ему в Ливане военизированного движения «Хизбалла» и перенесения посольства Сербии в Иерусалим. Может возникнуть вопрос: почему все эти темы затрагивались на переговорах между Сербией и Косово? Какое они вообще имеют отношение к косовскому вопросу? Конечно, эти упоминания в тексте договора не случайны и заслуживают детального и всестороннего анализа, который, несомненно, появится уже в ближайшие дни. Сегодня же я бы хотел поговорить о влиянии договора на двусторонние отношения по линиям Сербия — Россия и Сербия — Китай. Прямых упоминаний об этих странах в договоре нет, но после прочтения текста договора понимаешь, что исключительное внимание уделяется именно им.

Что в тексте говорится о России и Китае?

Как я уже писал выше, эти две страны прямо нигде не упоминаются, но, честно говоря, вряд ли найдется глупец, не понимающий, о чем на самом деле в тексте договора идет речь. Вот интересные с этой точки зрения пункты договора.

Пункт номер восемь. Обе стороны диверсифицируют свои источники энергоносителей.

Пункт номер девять. Обе стороны в своих сетях мобильной коммуникации запретят применение оборудования 5G, поставляемого непроверенными продавцами. Там, где такое оборудование уже есть, обе стороны обязаны отказаться от него, как и от других посреднических услуг, и сделать это своевременно.

Отношения с Россией

Начнем с восьмого пункта. Прямых упоминаний о России нигде нет, и тем не менее все понимают, что этот пункт касается именно ее. «Энергетическая диверсификация» — лишь одна из формулировок в новом западном политическом лексиконе. В переводе на нормальный человеческий язык призыв к этой самой диверсификации означает: «Перестаньте покупать энергоносители у России и переходите к энергоносителям, которые предлагают Соединенные Штаты». Понятие «диверсификация» чаще всего звучит, когда от Европейского Союза требуют прекратить энергетическое сотрудничество с Россией. Как известно, США оказывают большое давление на Германию, чтобы она отказалась от строительства газопровода «Северный поток — 2». В Вашингтоне от Германии хотят, чтобы она закупала американский сжиженный газ.

Недавнее происшествие с Навальным снова подняло вопрос о реализации этого проекта и о введении дополнительных санкций против России. Многие немецкие СМИ обвинили Владимира Путина в том, что он лично организовал покушение на своего политического противника, а потому они требуют наказать Россию в энергетической сфере. Того же требуют они и от Белграда. И вот, подписав данный договор, сербы согласились выполнить это требование. Теперь Белграду придется переключиться с российских энергоносителей на другие и пустить на свой рынок кого-то еще (читай между строк — американцев). Это представляет дополнительную проблему, если учесть, насколько мощно представлен российский капитал в сербском энергетическом секторе. Мажоритарная доля в компании NIS принадлежит российским владельцам. Также стоит отметить, что прежде, буквально до последнего времени, Сербия оставалась верным российским союзником в том, что касается энергетического бизнеса. Сербия с радостью согласилась, из-за отказа Болгарии участвовать в этом проекте, на так и не реализованный впоследствии проект «Южный поток». Этот проект должен обеспечить альтернативный путь поставок российского газа в Европу, и Сербия его на словах поддержала. Теперь же все придется менять, даже слова.

Отношения между Россией и Сербией в последнее время не из лучших

Те, кто хоть немного следят за событиями в сербской политике, отметили, что в последнее время отношения между Россией и Александром Вучичем развиваются не лучшим образом. Причина в том, что Путин прямо заявил сербскому президенту, что Россия не согласится ни с одной из форм признания Косово. Российский лидер также подчеркнул, что Белград должен настаивать на выполнении Резолюции ООН номер 1244. Никакие договоры или обмены территориями вне этой резолюции Россия рассматривать не будет. Это отметил и Сергей Лавров во время своего недавнего визита в Белград.

О том, что отношение Вучича к России претерпело серьезные изменения, говорит и скандал вокруг российского «шпиона», который якобы подкупил офицера вооруженных сил Сербии в отставке. Разговоры о российском влиянии в Сербии ходили и во время недавних протестов в Белграде. В какой-то момент демонстрации стали весьма кровавыми и опасными для Вучича. И вот в этот-то момент местные сербские СМИ, тут же сориентировавшись, опубликовали новость о том, что за протестами якобы кроется российское влияние. Кроме того, посвященные знают, что Вучич не пользуется благосклонностью России и не считается ее человеком. Он пришел к власти в первую очередь благодаря поддержке Запада. Правда, за время своего правления Вучич пытался, по крайней мере внешне, выстраивать хорошие отношения с Россией, так как сербы очень симпатизируют Руси-матушке. Среди тех, кого Москва хотела бы видеть на месте Вучича, есть и забытый сегодня экс-президент Сербии Томислав Николич. Кроме того, министра иностранных дел Ивицу Дачича связывают с Москвой очень тесные и хорошие отношения. Судя по всему, в будущем можно ожидать все большего дистанцирования Вучича от Москвы, а также более выраженной поддержки Москвой его политических противников. Нам предстоят интересные времена.

Отношения с Китаем

По мере того как Вучич обострял отношения с Россией, он пытался все больше сблизиться с Китаем. Речь идет прежде всего об огромных китайских инвестициях, слова о том, что китайско-сербские отношения скреплены «стальной дружбой», преподнесение Сербии как главного партнера Китая на Балканах, а возможно, и во всей Европе — вот только часть медиа-политического «фольклорного сопровождения» этой политики. Трагикомичными выглядят снимки, на которых Вучич неумело пытается сказать несколько фраз на китайском языке. Конечно, расчет на Китай разумен с финансовой точки зрения. Что есть у Китая и чего нет у России, так это деньги. У Китая их полно, и он готов инвестировать, тогда как Россия, скованная санкциями, не может оказать всю финансовую помощь, в какой нуждаются ее союзники. Для Сербии это крайне важно, поскольку в ответ на угрозу западных санкций она всегда может углубить политико-экономическое сотрудничество с Китаем.

В последние годы Китай добился невероятного прогресса в сфере телекоммуникаций. Больше никто не посмеивается над китайскими товарами и не ругает их качество и функциональность. Китай действительно превратился в технологическую державу, а технологии 5G — лучшее свидетельство того, что этот процесс завершился. В данном случае мы имеем лишь один из эпизодов американской торговой войны с Китаем. А также пример того, как США стараются привязать к себе неприсоединившиеся страны, настроив их против Китая и его технологий.

Что дальше?

Никто не скажет этого во всеуслышание, но всем ясно, что, пойдя на этот шаг, Вучич сжег многие мосты между собой с одной стороны и Россией и Китаем — с другой. Опора на Китай и Россию чрезвычайно важна для Вучича, поскольку многие представители сербской оппозиции именно Вучича обвиняют в том, что он — марионетка Запада, которую тот привел к власти в Сербии, чтобы разобщить эту страну с Россией и добиться признания Косово.

Встречи Вучича с Путиным и высокопоставленными китайскими руководителями служили для него хорошим пиаром. Так Вучич заставлял молчать всех тех, кому он не по душе, и давал понять сербскому народу, что является исключительным партнером России и Китая.

Несмотря на факты, Вучич и теперь старается доказать сербскому народу, что он не связан с Западом и не правит по милости Вашингтона и Брюсселя. Именно поэтому все его встречи с китайскими и российскими политиками освещались с большой помпой. Создавалось впечатление, что Вучич и Путин не только лучшие друзья, но и политические единомышленники, которые вместе работают над процветанием Сербии. Было очень важно транслировать это послание сербскому обществу, которое традиционно симпатизирует России и всему, что с ней связано.

Теперь этому «роману» между Вучичем и Россией, а заодно и роману Вучича с Китаем, несомненно, придет конец. Время покажет, как события будут развиваться в дальнейшем.

Сербия. Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 сентября 2020 > № 3488519


Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 сентября 2020 > № 3488562

Сербы в Москве ответили Смолову: «У Федора нет мозгов, а еще он не может забыть поражение от «Црвена звезды»(Вечерње новости, Сербия)

Журналист сербского издания разбирается в конфликтной ситуации, возникшей с российским футболистом, которая наложила негативный отпечаток на матч между Сербией и Россией.

Бранко Влахович (Бранко Влаховић), Вечерње новости, Сербия

Футбольное руководство России попыталось объяснить, что фотография, на которой Федор Смолов показывает перекрещенные руки, символ двуглавого орла, была сделана перед чемпионатом мира по футболу и что никто не собирался настраивать многочисленных российских и сербских болельщиков против этого татуированного члена сборной и позорить его.

В российской футбольной организации выразили сожаление в связи с тем, что СМИ неверно истолковали эту фотографию, поскольку никто не хотел оскорблять сербов (для сербов это символ геноцида в Косово — прим. перев.).

Фотография из рекламного календаря «Евро-2020» бросила тень на матч между Россией и Сербией, который состоялся на стадионе «Динамо» в Москве.

Ее опубликовали на официальной странице «Евро-2020 в Санкт-Петербурге» в «Твиттере», а также использовали для рекламы игры с сербами. Многие российские сайты осудили своих соотечественников за то, что те воспользовались этой фотографией, поскольку она ассоциируется со страданиями сербов в Косово и Метохии. Образованная часть общества, к которой не относится Федор Смолов, знает, что двуглавый орел, который демонстрируют албанцы, символизирует создание Великой Албании.

В некоторых комментариях русских и сербов, в том числе в тексте Милоша Главинича, Смолову советуют попросить у своего тренера объяснить ему, что на самом деле означает этот жест. Смолов — игрок «Локомотива» из Москвы, которого тренирует наш Николич. Он может рассказать ему, что албанцы Джердан Шачири и Гранит Джака хотели донести, играя за Швейцарию против Сербии на мировом первенстве в 2018 году, когда после забитых голов показали то же, что и Смолов…

Защитники Смолова утверждают, что на флаге России — тоже двуглавый орел. Однако большинство сербов и русских, к которым российские журналисты обратились за комментарием, сказали, что вообще Смолов известен своей безмозглостью. Сербы, которые живут и работают в России и следят за спортом, отмечают, что выходка Смолова не изменит из симпатии к братскому народу.

Владелец московского ресторана «Джумбус» Владимир Божич публично пригласил футболиста Смолова стать его гостем. Божич хотел бы угостить его и поговорить, поскольку не понимает, откуда у российского футболиста желание фотографироваться с перекрещенными руками.

Неприязненная реакция сербских и российских болельщиков понятна, учитывая, что между московскими и белградскими клубами уже давно налажены дружественные связи. Мало где так болеют за сербов и сербские клубы, как в Москве, особенно на стадионе «Спартака».

Никто из сербов, живущих в России, не воспринимает фотографию со Смоловым как политический жест, а считают скорее глупостью. Болельщик «Црвена звезды» Владимир Ковачевич сказал российским журналистам, что этот игрок, вероятно, не может забыть, как «Црвена звезда» победила Краснодар, когда он за него играл.

Московские журналисты отмечают, что во всем этом гости из Сербии не видят никаких проблем.

Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 сентября 2020 > № 3488562


Сербия. Евросоюз. Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 14 августа 2020 > № 3468891

Будущий Единый диспетчерский центр управления движением в Сербии (ЕДЦ) в Макише (Белград) 13 августа посетила заместитель председателя правительства Республики Сербия, министр строительства, транспорта и инфраструктуры Зорана Михайлович. Об этом сообщается в пресс-релизе ООО «РЖД Интернешнл».

На встрече продемонстрированы макеты рабочих мест поездных диспетчеров, концепция реконструкции здания, предназначенного для организации ЕДЦ в Белграде. В настоящее время «РЖД Интернешнл» проводит предпроектные исследования и осмотр инфраструктуры, а к концу года будет представлен Идейный проект ЕДЦ, что завершит процесс согласования всех параметров будущего центра.

«С созданием ЕДЦ система управления всеми железными дорогами Сербии будет впервые централизована и автоматизирована. Информация о состоянии инфраструктуры, прохождении поездов будет поступать в режиме реального времени, что даст огромные возможности для оперативного принятия решений и стратегического планирования. Проект создания ЕДЦ является ключевым проектом развития Сербских железных дорог и позволит интегрировать инфраструктуру страны в Трансъевропейские транспортные коридоры, которые являются стратегическими железнодорожными направлениями, обеспечивающими транспортировку грузов стран Центральной Европы в порты Греции, Болгарии и Черногории и наоборот. Новый центр управления будет располагаться в Белграде (Макиш), дополнительные – в городах Ниш, Пожега и Нови Сад», – сообщили в «РЖД Интернешнл».

В текущем обследовании железнодорожной инфраструктуры, станций, тяговых подстанций, контактной сети, устройств связи для организации работы Единого диспетчерского центра участвуют в рамках летней практики и сербские студенты, проходящие обучение в железнодорожных высших учебных заведениях в России. Готовится к открытию учебно-информационный центр с тренажерами, полностью имитирующими реальную рабочую ситуацию, современными учебными пособиями и наглядными материалами.

Как сообщал Gudok.ru, 31 июля Зорана Михайлович осмотрела стройплощадку «РЖД Интернешнл» в районе станции Бешка. На объекте сооружено основание моста, состоящее из 156 свай длиной 30 м и диаметром 1200 мм, смонтированы 11 из 12 металлических пролётов.

Сербия. Евросоюз. Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 14 августа 2020 > № 3468891


Сербия. Швейцария > Образование, наука > un.org, 11 августа 2020 > № 3481823

МОТ: с начала пандемии более 65 процентов школьников и студентов не получают нужного объема знаний

Несмотря на все усилия, каждый восьмой школьник или студент так и не получил доступа к онлайн-обучению, на которое весной перешли многие учебные заведения в связи с распространением COVID-19. Об этом говорится в новом исследовании, в ходе которого эксперты Международной организации труда (МОТ) изучили последствия пандемии для детей и молодежи.

Особенно много «оставшихся за бортом» в странах с низким уровнем дохода. В целом же 65 процентов школьников и студентов с начала пандемии не получают необходимый объем знаний.

Но учеба не единственная проблема, многие молодые люди лишились работы. «Кризис нанес несколько ударов по молодым людям, - сказал Гендиректор ВОЗ Гай Райдер. – Кроме того, что потеряны рабочие места и возможность устроиться на работу в будущем, многим пришлось прервать образование и профессиональное обучение. Пандемия также серьезным образом сказалась на их психическом здоровье».

По данным МОТ, 38 процентов молодых людей опасаются за свою карьеру, понимая, что рынок труда пострадал в результате кризиса и устроиться на работу сразу по окончании учебы станет сложнее, чем раньше. Некоторые уже столкнулись с трудностями – каждый шестой человек в возрасте от 18 до 24 лет потерял работу с начала пандемии.

Кризис нанес несколько ударов по молодым людям

Ситуация усугубляется тем, что молодежь чаще занята в сферах, которые более других пострадали в результате экономических последствий пандемии. Кроме того, 42 процента тех, кому удалось удержаться на рабочем месте, получают теперь за свой труд меньше, чем до кризиса.

Эти проблемы не могли сказаться на психическом здоровье молодежи и юношества. По данным опроса, около половины представителей этих групп населения, возможно, испытали депрессию или тревожные состояния.

Несмотря на все трудности, молодые люди полны энергии и готовы бороться с пандемией, считают авторы исследования. Каждый четвертый, по данным МОТ, сообщил об участии в каком-либо волонтерском проекте.

Эксперты призывают еще более активно задействовать молодежи в усилиях по преодолению кризиса и привлекать их к процессу принятия решений. Авторы доклада также настоятельно рекомендуют странам разрабатывать и внедрять меры, направленные на оказание помощи молодежи. «Нынешний кризис лишил представителей молодого поколения перспектив на рынке труда», - убеждены в МОТ.

В частности, эксперты организации предлагают помочь с трудоустройством всем потерявшим работу, обеспечить молодых людей пособием по безработице и другими средствами социальной защиты, а также принять меры, направленные на улучшение их психического состояния, например, привлекать к занятиям спортом.

Сербия. Швейцария > Образование, наука > un.org, 11 августа 2020 > № 3481823


Сербия. Белоруссия. Казахстан. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 25 июля 2020 > № 3450834

Правительство одобрило ратификацию соглашения о ЗСТ между ЕАЭС и Сербией

Правительство РФ одобрило ратификацию соглашения о зоне свободной торговли между Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) и Сербией, сообщается на сайте кабмина.

Сербия подписала в октябре 2019 года соглашение о создании зоны беспошлинной торговли с ЕАЭС, оно проходит ратификацию всеми государствами-членами союза.

"Одобрить проект федерального закона "О ратификации соглашения о зоне свободной торговли между Евразийским экономическим союзом и его государствами-членами, с одной стороны, и Республикой Сербией с другой стороны" и внести его в Государственную думу в установленном порядке", - говорится в сообщении.

Ранее вице-премьер и министр торговли, туризма и телекоммуникаций Сербии Расим Ляйич в интервью РИА Новости рассказал, что у страны благодаря договору с ЕАЭС не только появится соглашение о беспошлинной торговле с двумя новыми партнерами - Арменией и Киргизией, но и расширится перечень беспошлинной продукции.

В него вошли сыры из козьего и овечьего молока и дополнительные 400 тонн сыра из коровьего молока. К этому перечню Ляйич добавил 90 тысяч литров виньяка (сербский аналог коньяка) и 2 тысячи тонн сигарет и указал, что план Белграда - "за два-три года увеличить экспорт на рынки ЕАЭС до 1,5 миллиарда долларов".

Сербия. Белоруссия. Казахстан. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 25 июля 2020 > № 3450834


Сербия. Монголия. Узбекистан. РФ > Образование, наука > rg.ru, 22 июля 2020 > № 3449879

Пятерка!

Монголия, Сербия и Узбекистан пополнили список стран, где будут работать российские учителя

Текст: Елена Новоселова

Еще три страны пополнили список государств, куда в новом учебном году поедут российские педагоги учить в школах русскому языку, математике, физике, химии и другим предметам. Это Монголия, Сербия и Узбекистан. Они добавятся к Таджикистану и Киргизии, которые уже получали помощь российских предметников. Во Вьетнаме - обучение ведется дистанционно.

Объявление о приеме заявок появилось на сайте Минпросвещения РФ. Прием продлится до 10 августа. Учителям гарантируется выплата заработной платы, предоставление жилья и медицинского страхования, а также возмещение транспортных расходов до места работы и обратно. Участие в проекте не прерывает педстаж.

Вакансии этого года распределены следующим образом. В Монголии нужны преподаватели РКИ. В Сербии - математики, информатики, физики, химии, биологии. В Таджикистане - математики, физики, химии, биологии, географии, информатики. В Киргизии - учителя начальных классов, математики, физики.

А в Республике Узбекистан - преподаватели русского языка и литературы. Напомним, что гуманитарный проект продвижения русского языка и российского образования за рубежом, за которым стоят Минпросвещения России и национальные министерства образования стран-партнеров, существует не первый год. К примеру, в Киргизии он начался с 2019 года, в Таджикистане - с 2017-го, а во Вьетнаме - с 2020 года. За это время учителя обучили свыше 10 тысяч школьников, получили благодарственные письма и многочисленные грамоты за вклад в развитие образования от российских и зарубежных властей.

"Наши учителя выполняют особую миссию - рассказывают местным школьникам и учителям о России, нашей культуре и традициях, научных достижениях, делятся с коллегами лучшими практиками отечественного образования. Их деятельность важна для России и востребована за рубежом, что подтверждается высокими оценками со стороны наших иностранных партнеров, также заинтересованных в том, чтобы российские учителя преподавали в местных школах русский язык и другие дисциплины", - уверен глава Минпросвещения РФ Сергей Кравцов.

Впрочем, работа в других странах - это ценнейший опыт межкультурного взаимодействия и для российских педагогов. В "гостях" они овладевают лучшими практиками преподавания, которые могут быть полезны и для отечественной системы образования.

Справка "РГ"

В Таджикистане 51 учитель работал с 7,5 тысячей детей. В Киргизии под опекой 22 человек было больше двух тысяч школьников.

Сербия. Монголия. Узбекистан. РФ > Образование, наука > rg.ru, 22 июля 2020 > № 3449879


Сербия. Косово. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 июля 2020 > № 3449755

Сербы надеются, что в борьбе за Косово всегда смогут рассчитывать на Россию

ТАТЬЯНА СТОЯНОВИЧ

Лидер сепаратистского Косово Хашим Тачи 13 и 14 июля дает показания перед Специальным трибуналом по преступлениям «Армии освобождения Косово» в Гааге. Примечательно, что обвинительный акт трибунала, который был представлен общественности 24 июня, все еще не подтвержден — процесс предварительного судебного заседания может продолжаться до октября этого года. В настоящее время известно только то, что Тачи вместе со своим соратником и преемником на посту главы Демократической партии Косово Кадри Весели обвиняется более чем в ста убийствах, пытках, военных преступлениях и устранении политических противников.

Обвинительный акт трибунала был опубликован за несколько дней до запланированной на 27 июня встречи Хашима Тачи и президента Сербии Александра Вучича в Вашингтоне, которая должна была стать «прорывной» в процессе косовского урегулирования.

Нужно ли сербам ожидать справедливости от Специального трибунала, и как в перспективе следует решать косовский вопрос, в интервью ИА REGNUM рассказывает белградский адвокат Горан Петрониевич, который защищал перед Гаагским трибуналом бывшего лидера боснийских сербов Радована Караджича.

ИА REGNUM Расскажите, пожалуйста, что из себя представляет Международный трибунал по преступлениям «Освободительной армии Косово»? Само название «международный трибунал» ассоциируется с Гаагским трибуналом по бывшей Югославии. Можно ли сравнивать эти два трибунала?

Прежде всего нужно сказать, что Международный суд по военным преступлениям в Косово с 1998 по 2000 год рассматривает те преступления, которые были совершены в этот ограниченный промежуток времени. Это косовский суд, который был учрежден по законам самопровозглашенного «государства» Косово по требованию международной общественности после публикации отчета докладчика Совета Европы, швейцарского адвоката Дика Марти. В этом отчете Марти привел серьезные данные и доказательства причастности «Освободительной армии Косово» к массовым преступлениям. Отчет содержал данные о торговле человеческими органами, массовых убийствах и других преступлениях, которые уже никто не мог игнорировать. Важно подчеркнуть, что это не международный суд — это косовский суд, который работает по законам сепаратистского Косово, прокуроры исключительно из США, а судьи в основном из стран ЕС или из каких-то третьих стран. О международной составляющей этого трибунала можно говорить лишь на основании этих фактов, а также на основании того, что он заседает в Голландии — считалось, что это обеспечит спокойную работу судьям, так как в Косово судебные заседания, по всей вероятности, сопровождали бы протесты и волнения.

Новый суд был учрежден для того, чтобы исправить недостатки Гаагского трибунала. Вспомним, что перед Международным трибуналом по бывшей Югославии из лидеров АОК предстал только Рамуш Харадинай, но, к сожалению, он был оправдан. Один албанец был приговорен, но наказание получил лишь символическое, а все остальные албанцы, которые значились среди обвиняемых, также были оправданы. Что касается Харадиная, то заранее было известно, что за судебный процесс ему предстоит — бывшему командиру АОК разрешили защищаться, находясь на свободе, участвовать в политической жизни Косово. Поэтому он мог продолжать свою преступную активность — он запугивал свидетелей, 12 из них были убиты. К сожалению, некоторые сербы, которые должны были давать показания против Харадиная, просто были подкуплены. Албанцев запугивали, а сербов подкупали, так как тех свидетелей, которые уже проживали на территории центральной Сербии, Харадинай не мог запугивать.

В итоге он был оправдан, причём дважды. Хашим Тачи, Кадри Весели, Фатмир Лимай и остальные причастные ко многим преступлениям, совершенным в Косово и Метохии, начиная с Клечки (в июле 1998 года там произошло массовое убийство 22 мирных сербов — ИА REGNUM) и Радоничского озера, к убийствам, похищениям, торговле человеческими органами, пока уходят от ответственности.

ИА REGNUM Значит ли это, что от суда по преступлениям АОК не стоит ждать справедливости, так же, как и от Гаагского трибунала?

Формирование этого суда является очередным доказательством того, что Гаагский трибунал был незаконным, что он работал под полным контролем НАТО, а теперь можно сказать, что и под контролем той части американского «глубинного государства», которая поддерживает бывшую администрацию демократов и глобалистскую внешнюю политику США. Они попытались замять следы преступлений АОК по следующим причинам: её создали страны НАТО, в первое время в ее формировании участвовало ЦРУ, которому помогали немецкие разведслужбы. Позже инструкторы НАТО обучали боевиков на территории Албании в лагерях рядом с сербско-албанской границей (Кукес, Тропоя, Байрам Цурри). Потом эти боевики заходили на территорию Косово, чтобы совершать там террористические акты. В итоге произошёл массовый бунт против легальных институтов сербского государства.

Пока АОК активно действовала, альянс помогал ей информацией, предоставлял спутниковые данные. Можно сказать, что действиями этого паравоенного формирования фактически руководили из штаб-квартиры НАТО. Североатлантический альянс также затеял военную интервенцию с воздуха, забрасывая бомбами и ракетами всю Сербию и частично Черногорию, а АОК в это время вместе с инструкторами и офицерами НАТО воевала на земле с легальными структурами безопасности Сербии. АОК и НАТО были союзниками, разделяя одну цель и одни методы, поэтому они должны разделить и ответственность за совершенные преступления. Ко всему, что сотворила АОК, причастен Североатлантический альянс, и в этом основная проблема.

Примечательно, что за семь лет с момента своего формирования суд по преступлениям АОК почти ничего не сделал. Сменяли друг друга прокуроры из разных стран, только год назад начался опрос свидетелей. Я лично считаю, что эта деятельность началась лишь потому, что официальная администрация США меняет подход к решению косовского вопроса.

ИА REGNUM После того как 24 июня был опубликован неподтвержденный обвинительный акт против Хашима Тачи, в интервью косовским СМИ Вы заявили о том, что это «юридически теракт», направленный на срыв переговоров в Вашингтоне. Критики Вашей позиции высказали мнение, согласно которому этим заявлением Вы фактически принимаете сторону Тачи. Уточните, пожалуйста, Вашу позицию.

Подобные комментарии просто бессмысленны. Это может сказать только тот, кто ничего не понимает в международном праве. На мой взгляд, срыв переговоров был направлен против президента США Дональда Трампа, из рук которого его оппоненты из рядов демократов хотят выбить даже малейший козырь, который он мог бы использовать в предвыборной кампании. Для него прорыв в косовском урегулировании был бы хоть и небольшим, но успехом на внешнеполитическом направлении.

Трамп очевидно олицетворяет тех американцев, которые считают, что внешняя политика США за последние 30 лет была ошибочной, и что США превратились в мирового полицейского, который тратит огромные ресурсы для того, чтобы держать под контролем каждую точку планеты. Это, конечно, глупо, и мы годами ждали, чтобы кто-то в США это понял. Заявление Трампа от декабря прошлого года о том, что будущее принадлежит патриотам, на самом деле надо понимать как крах концепции глобализма.

Так как администрация Трампа понимает, что у нее есть очень коварный противник в собственном государстве, она решила действовать обманным путем, чтобы достичь результатов. Вопреки обычной практике они наметили встречу Вучича и Тачи в Вашингтоне в очень короткий срок. Скорее всего это было сделано для того, чтобы у оппонентов не осталось времени сорвать эту встречу. По моему глубокому убеждению, эта встреча состоялась бы, если бы представитель президента США в переговорах Белграда и Приштины Ричард Гренелл в какой-то момент не раскрыл возможную повестку дня. Он заявил о том, что будут обсуждаться только экономические вопросы — инвестиции в Сербию (вместе с территорией Косово,) а также во все Балканы. Речь шла о десяти миллиардах долларов, что для нас очень внушительная сумма, и я думаю, что от этих инвестиций не отказались бы ни Белград, ни Приштина. На повестке дня не было политических вопросов, так как политического и юридического решения косовского вопроса в данный момент нет. Исходя из Резолюции 1244 СБ ООН мы знаем, на что мы можем рассчитывать, албанцы тоже должны были бы это знать.

Противники Трампа использовали проект обвинительного акта против Тачи и Весели, чтобы сорвать переговоры в Вашингтоне. Это злоупотребление судом в политических целях, хотя сам этот суд политизирован с самого начала. Прокурор Смит, который опубликовал проект обвинительного акта, тем самым совершил уголовное преступление. Расследование до момента подтверждения обвинительного акта должно оставаться в тайне. Это очередное доказательство того, что суд по преступлениям АОК является политическим, и что он действует вопреки юридической практике. Не стоит ожидать, что он будет работать над тем, чтобы ответственные за военные преступления АОК действительно были наказаны. Это доказывает и тот факт, что Тачи в ответ на проект обвинительного акта заявил, что подаст в отставку, а потом решил подать в отставку тогда, когда суд окончательно выдвинет обвинение. Я лично верю, что судья будет максимально затягивать с этим, и есть все шансы, что Тачи останется до конца своего мандата (а это еще примерно год) на посту президента сепаратистского Косово.

Так что мои слова про Тачи были вырваны из контекста. Нет юриста, который мог бы сегодня заявить о том, что Тачи преступник, так как на его стороне презумпция невиновности. К сожалению, я весьма пессимистичен, когда речь идет о работе суда по преступлениям АОК. Он был создан для того, чтобы работать, но не для того, чтобы что-то сделать.

ИА REGNUM Пока я Вас слушала, у меня создалось впечатление, что от встречи в Вашингтоне Вы ожидали положительных результатов…

Что касается возможных результатов встречи в Вашингтоне, которая так и не состоялась, нужно подчеркнуть один факт, который часто забывают учесть. Не надо обманывать себя и думать, что администрация Трампа может быть настолько беспристрастной и справедливой, что перейдет на сторону сербов. Этого не будет никогда. Новая концепция внешней политики, которую создает Трамп, является прямым последствием изменений, которые происходят в мире. Многополярный мир уже формируется. Россия в нем заняла свое место как государство с сильной армией, Китай как государство с огромным экономическим потенциалом. Американский доллар всё еще является мировой валютой, хотя его позиции пошатнулись. США уходят от того, чтобы любую точку земного шара провозглашать собственным национальным интересом, но они не оставят стремления доминировать в мире. Они также не откажутся от расширения на Восток и претензий на российские природные ресурсы. Но их методы меняются. Администрация Трампа не откажется полностью от Косово, но она понимает, что на Балканах усиливается влияние России, Турции, Германии.

ИА REGNUM Как Вы видите дальнейший ход переговоров по Косово и Метохии?

На мой взгляд у Сербии в этих переговорах есть только одна задача — не сломаться под давлением и не подписать невыгодное для нее соглашение. Время в любом случае работает на нас, так как формирование независимого косовского государства на территории Сербии — это концепция, которая появилась в период полной гегемонии США в мире. Албанцы в год одностороннего провозглашения независимости (2008) имели за собой Иран, Турцию, Саудовскую Аравию, Великобританию, ЕС и США. Сегодня они потеряли Иран как союзника, и это заслуга внешней политики России, потеряли Турцию благодаря собственному отношению к ее лидеру Реджепу Эрдогану. Эрдоган много раз был на Балканах, но пока ни разу не посетил Приштину, так как считает её власти предателями — есть данные, что косовские албанцы участвовали в неудавшемся покушении на турецкого лидера. Саудовская Аравия всё еще является союзником косовских албанцев благодаря влиянию Великобритании. Союзниками остаются, конечно, и США, особенно та часть американского истеблишмента, которая связана с Демократической партией.

Сегодня посредником Евросоюза в переговорах Белграда и Приштины является Мирослав Лайчак. Надо сказать, что он тоже является проводником интересов бывшей американской администрации. Также мы являемся свидетелями усилий, которые Франция и Германия приложили к возобновлению переговоров Белграда и Приштины. Но не надо думать, что это их национальный интерес — это тоже последствия того влияния, которые США и прежде всего американское «глубинное государство» оказывают на эти европейские страны. Они желают, чтобы Балканы выглядели в соответствии с их геополитическими интересами, их не интересуют интересы сербов или албанцев.

ИА REGNUM Как Вы видите роль России в косовском урегулировании? Согласны ли Вы с тезисами о том, что Россия только через косовский вопрос может сохранить свое влияние на Балканах?

У России совершенно другая концепция внешней политики по сравнению с западной. Россия обладает достаточными ресурсами, чтобы защитить собственную территорию и интересы проверенных друзей, таких как Сирия и Венесуэла. Я надеюсь, что Сербия тоже станет таким проверенным другом России. Я не могу говорить про сербские власти, так как я не принадлежу к ним. Но зато могу сказать, что сербский народ является искренним другом российского народа и российского государства. Даже часть черногорского народа думает аналогично большинству сербов, как мы можем понять на основании событий последнего года, связанных с Сербской православной церковью. Я не знаю, существуют ли какие-либо спорные места в позиции сербских властей по отношению к вопросам российской внешней политики. Я допустил бы даже, что такие спорные вопросы существуют, так как политика, при которой вы стараетесь понравиться всем, может быть действенной какое-то время, но это время ограниченно. В какой-то момент вы просто должны определиться. Я надеюсь, что когда наступит это время, действующие сербские власти выберут того, кто является искренним другом их страны.

Так что в будущем я вижу намного более активную роль России. Россия не является гегемоном во внешней политике и считает, что проверенные друзья сами попросят о помощи, когда это им понадобится. Этим российская политика отличается от агрессивной американской политики, и такая позиция правильна с точки зрения международного публичного права. Многие не понимают эту российскую позицию, но я ее понимаю. Официальная Москва заявляет о том, что она поддержит любое решение косовского вопроса, которое приемлемо для Сербии. Но я всегда слежу за нюансами этих заявлений. Первый нюанс — Россия поддержит любое решение, приемлемое для Сербии. Второй нюанс — мы поддержим то, что Сербия подпишет. Теперь Москва заявляет о том, что она приемлет всё то, что приемлемо для сербского народа. Косово нельзя признать без соответствующего решения парламента и референдума. Мы надеемся, что сербский народ в своей борьбе за сохранение Косово и Метохии всегда сможет рассчитывать на поддержку России.

Сербия. Косово. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 июля 2020 > № 3449755


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 июля 2020 > № 3449764

Шантаж, насилие, манипуляции: как сербская власть душит общество

ТАТЬЯНА СТОЯНОВИЧ

Итог уличных протестов в Белграде и других крупных городах Сербии 7, 8 и 9 июля — десятки пострадавших и задержанных. Поводом для проведения протестных акций стало заявление президента страны Александра Вучича в эфире национального телевидения о том, что в стране ужесточаются меры борьбы против эпидемии коронавируса, а в Белграде возобновляется режим комендантского часа. Недовольные люди спонтанно вышли к зданию парламента в центре столицы, а группа протестующих попыталась пробраться внутрь. Тогда и начались столкновения демонстрантов с полицией. Во время акции полицейские использовали слезоточивый газ, дубинки и резиновые пули. Уже на следующий день ряд изданий опубликовал мнение некоторых «экспертов», согласно которому за организацией протеста может стоят Москва, недовольная возобновлением переговоров между Белградом и Приштиной под эгидой Евросоюза. Позднее президент Сербии заявил о том, что у него нет доказательств вмешательства России в происходящее.

Теперь протесты в сербских городах переходят в мирную фазу. Об истинных причинах недовольства сербских граждан ИА REGNUM рассказывает профессор филологического факультета Университета в Белграде, член президиума Движения в защиту Косово и Метохии Мило Ломпар.

— Расскажите, пожалуйста, что, по вашему мнению, вызвало волну протестов в Белграде и других крупных городах 7 и 8 июля. Это реакция населения на меры правительства по борьбе с эпидемией коронавируса или причины в другом?

— В период правления Александра Вучича всё сербское общество опустилось на самое дно. Нет ни одной сферы деятельности, начиная со здравоохранения, образования, экономики и вплоть до политики и общественной сферы, которая бы функционировала нормально. Нет никакого критического мышления. Иногда мы можем услышать редкие критические голоса, но власти тут же стараются оскорбить и унизить их носителей в глазах общественности вместо того, чтобы поразмышлять над аргументами, которые они излагают.

Эпидемия коронавируса в Сербии, как и во многих других странах мира, только обострила глубокие внутренние проблемы, которые в основном создал этот же действующий режим за восемь лет своего правления. Сербская прогрессивная партия унаследовала все отрицательные стороны своих предшественников из Демократической партии, не привнеся в общественную жизнь страны ни одного положительного момента. Правящий режим в Сербии в первую очередь основывается на пропаганде, и его пропагандистская машина действует просто пугающе. Но когда власти страны оказываются перед реальными проблемами, они не в состоянии их решить.

— Значит ли это, что собрание перед зданием парламента 7 июля действительно было спонтанным, спровоцированным заявлением президента Александра Вучича о возврате к режиму комендантского часа на все выходные дни — с 10 по 13 июля?

— Когда речь идет о последних демонстрациях и мерах борьбы против эпидемии коронавируса, надо знать, что режим еще весной этого года примерно на две недели опоздал с введением первых противоэпидемических мер. Президент Александр Вучич дожидался подходящего момента, чтобы объявить очередные выборы в парламент страны. И пока президент и члены кризисного штаба по борьбе с эпидемией высмеивали коронавирус и советовали женщинам не отказываться от шоппинга в Милане, в народ вселился ложный оптимизм. Потом в марте и апреле были введены чрезмерно строгие, глубоко негуманные меры, беспрецедентные для Европы. Тогда президент плакал перед зрителями федеральных телеканалов и объяснял, как сильно он любит пожилых людей и пенсионеров. Теперь он их и не вспоминает — наверное, потому что они уже проголосовали, и, с его точки зрения, они теперь могут и умереть.

Когда возникла потребность в проведении выборов, чрезвычайно строгий карантинный режим был стремительно отменен. Власти проявили неслыханную безответственность. К тому же существует оправданное подозрение, что режим сильно манипулировал данными о количестве инфицированных, больных и умерших. Поэтому в день, когда Александр Вучич в своей обычной безответственной манере сообщил о том, что строгие меры возвращаются, это вызвало моментальную реакцию населения.

Меры не были введены заблаговременно, а потом они были отменены раньше срока. Это лишь доказывает простой факт — режим не заботится о населении. Больницы перегружены, статистические данные неточны. Создается впечатление, что главная задача действующих властей состоит в том, чтобы уничтожить любое доверие в обществе — не только доверие к властям как таковым, но и доверие к СМИ, к врачам, ко всем участникам общественной жизни. Это знак того, что сербское общество распалось. Просто люди начинают функционировать на дополитическом и догосударственном уровне. Почему? Потому что власти уничтожили у населения понимание общности и какой-то общей идеи.

— Существуют ли кроме недовольства мерами борьбы с эпидемией и какие-то политические причины для протеста? Мы слышали, что протестующие выкрикивали лозунги, связанные с Косово и Метохией…

— Главная причина всех последних волнений кроется в глубоко недемократичной природе режима, в том, что в стране уничтожается любое оппозиционное и даже критическое мышление. Действующий режим в Сербии авторитарен, но ключевой вопрос — почему он такой? Потому что только недемократические, авторитарные власти могут, вопреки воле граждан, признать независимость Косово и Метохии. Действует примерно следующая схема: из-за своего намерения выполнить требования Запада и признать отделение Косово и Метохии от Сербии, режим должен силой удушить голос общественности. Большинство граждан не согласилось бы с признанием Косово. Поэтому власти используют шантаж, манипуляции и различные формы насилия.

Такой режим пользуется поддержкой Запада, который игнорирует позорные действия сербских властей, в то время как другие, намного более толерантные и демократические власти в других странах подвергаются критике. Мне кажется, что в данном случае мы сталкиваемся с объективным недовольством граждан, вызванным катастрофической национальной политикой, состоянием в сфере здравоохранения и манипуляциями правящей структуры. Это одно из измерений протеста. С другой стороны, есть потребность режима защищаться насильственными методами — он ужасно боится народного недовольства, так как понимает, что зиждется на гнилом фундаменте.

К тому же режим крепко повязан с преступным миром. Не исключено, что среди демонстрантов 7 и 8 июля были и люди, причастные к этому миру, которые действовали в интересах властей. Этим можно объяснить ужасающую реакцию полиции, которая своими бесчинствами просто уничтожила доверие общественности к силовым структурам. Мы это пережили в 1990-е годы — тогда полиция потеряла весь свой авторитет, создавая среди людей ощущение полного отсутствия безопасности.

— Сразу после возникновения беспорядков 7 июля в ряде сербских СМИ выступили «эксперты», которые стали искать «российский след» в демонстрациях. Президент Вучич 12 июля заявил о том, что у него нет доказательств обоснованности таких утверждений. Тем не менее почти неделю тема «руки Кремля» на Балканах интенсивно обсуждалась в медийном пространстве. Какие цели преследуют «эксперты», твердящие о причастности Москвы к волнениям в Белграде?

— Мне кажется, что тут прослеживается четкая повестка дня, за которой стоят представители самих сербских властей. Подконтрольные президенту Сербии СМИ сразу же обвинили в инцидентах Российскую Федерацию. Это было довольно четко отработано. К тому же, президент Вучич в последнее время — как минимум в последние несколько месяцев — пытается дистанцироваться от политики России из-за ее позиции по Косово и Метохии. Статьи, опубликованные в желтой прессе, в которых Россия связывается с организацией демонстраций в Белграде, должны обеспечить алиби для масштабного политического разворота. Сербия должна повернуться лицом к Западу, вернее, к США.

Если мы уже заговорили про Запад, возможно, одна струя американской политики, которую представляют Демократическая партия и фонд Сороса, заинтересована в беспорядках в Белграде. Они могли бы использовать волнения как инструмент дополнительного давления на президента Вучича с целью сделать его еще более сговорчивым по поводу Косово и Метохии.

— Как вы видите дальнейшее развитие событий? Протесты сойдут на нет, как в случае оппозиционных шествий 2019 года?

— На мой взгляд, события динамичные — в их основе лежит недовольство народа всеми сферами жизни, общим упадком, за который несет ответственность президент Вучич и правящая Сербская прогрессивная партия. Главным раздражающим фактором является непрозрачность его политики по поводу Косово и Метохии. Но как и в любой подобной ситуации, в действительности существует несколько разных течений, которые пересекаются между собой или текут параллельно, а в некоторых местах даже нейтрализуют друг друга.

Несомненно, на днях мы были свидетелями ужасного насилия со стороны сербского режима, а это насилие — логичное следствие полной несвободы общественной жизни. Носителями этой несвободы являются представители действующих властей. Они теперь несут огромную ответственность, которая из сферы политической перешла в сферу исторической ответственности. Эта ответственность должна иметь конкретные имена и фамилии, чтобы потом эти люди могли отвечать за свои действия перед законом.

— Многие российские СМИ в событиях в Белграде 7 и 8 июля усмотрели попытку нового майдана. Можно ли говорить о новой цветной революции в Сербии?

— По моему мнению, оправдано говорить лишь о некотором давлении на сербские власти, чтобы они, как можно скорее, синхронизировали свое поведение по отношении к Косово и Метохии с желаниями Запада. Но нельзя говорить о сербском майдане, так как действующий режим Александра Вучича — самый комфортный с точки зрения американских интересов. Почему это так? Потому что Сербская прогрессивная партия президента Сербии только делает вид, что она национальная, но на самом деле она проводит глубоко антисербскую политику. Если бы правящая партия была полностью антинациональной, она не могла бы обманывать огромное количество национально ориентированных граждан и утешать их обещаниями не делать никаких важных шагов, направленных против насущных национальных интересов.

В Сербии не может быть никакого майдана, так как нет режима, который для Запада сделал бы больше, чем тот, который сейчас у власти. Действующие власти продали Западу все, что могли, начиная с хозяйственных ресурсов и заканчивая аэропортом и национальной авиакомпанией. НАТО в Сербии получило такие права, что теперь можно говорить о превращении страны в территорию Североатлантического альянса. Запад не заинтересован в смене этого режима, так как ни один другой не мог бы сделать для его интересов больше. Важно, чтобы российские читатели поняли это.

Режим Вучича декоративно пропагандирует сотрудничество с Россией, например, во время визитов в Москву в День Победы. Но, как и в случае Черногории, в какой-то момент, если только народ этому не воспротивится, все изменится и сербские власти начнут действовать по сценарию их черногорских коллег. Этот режим выполняет все требования Запада. А если он кое-что и не выполнил, то только потому, что на то есть объективная причина — жесткое сопротивление населения. Поэтому в Сербии и применяются разные техники влияния на общественное сознание.

Но, в отличие от Мило Джукановича в Черногории, который пользуется поддержкой национальных меньшинств, у Вучича нет такого рычага влияния. К тому же у него в стране нет национального деления на сербов и черногорцев, которым он мог бы умело манипулировать. Поэтому он не может открыто действовать в антироссийском направлении. Тем не менее недавно депутат от правящей Сербской прогрессивной партии Драган Шормаз обвинил Россию в организации демонстраций в Белграде. Он не мог бы сделать это без одобрения председателя партии — Александра Вучича. Шормаз также заявил, что Россия ничего из себя не представляет, кроме как в области вооружений.

Не знаю, почему российская общественность никак не может понять, что в Сербии некому возглавить майдан. Если бы любая из прозападных партий пришла к власти, она бы тут же получила сильную национальную оппозицию и просто не знала бы, что с ней делать. А так называемые патриоты сделали для Запада все, что могли. Нет здесь никакого майдана. Это не значит, что смена власти не может произойти в какой-то момент, если эрозия общества станет критичной. Но это уже совершенно иной процесс.

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 июля 2020 > № 3449764


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 июля 2020 > № 3449786

Протесты в Сербии: власть роет себе всё более глубокую яму

АННА ФИЛИМОНОВА

С 7 июля в Сербии проходят массовые протесты, охватившие Белград, Нови Сад, Крагуевац, Ниш. Поводом к их началу послужило обращение сербского президента Александра Вучича к нации, в котором он объявил о возобновлении полицейского часа (полный запрет на выход из дома с вечера пятницы по утро понедельника), запрет на пребывание вместе более пяти человек, а также о том, что будет введено обязательное вакцинирование для детей в возрасте 2 — 12 лет, пенсионеров, служащих полиции, жандармерии и т. д.

Следует отделять поводы для протестов от их причин, которые составляют целый комплекс проблем, не только не решаемых, но усугубляющихся при Вучиче в геометрической прогрессии. Речь прежде всего идет об экономическом курсе — полном подчинении требованиям МВФ, приватизации практически всей государственной системы предприятий (точнее, их дроблении и продажи за бесценок более чем сомнительным, преимущественно арабским партнерам), катастрофическом массовом отъезде молодых квалифицированных кадров, свободном и бесконтрольном размещении мигрантов из стран Ближнего и Среднего Востока, крайне низких зарплатах и пенсиях, отсутствии экономического развития и ясной перспективы будущего как такового. Однако не менее важной причиной протестов является политический курс Вучича, прежде всего, связанный с политикой, ведущей к финальной капитуляции — сдаче Косово и Метохии в руки албанских сепаратистов.

Основанием для этого являются совершенно конкретные действия действующего режима: пресловутое Брюссельское соглашение 2013 г., по которому Ивица Дачич и Александр Вучич добровольно передали в руки главарей «Республики КосовЫ» государственные органы Республики Сербии — суд, полицию, спецслужбы, а также сербский север Косово (на который не посмели покуситься даже нацисты в годы Второй мировой войны) и все остальное Косово. Кроме того, Белград оказывает давление на сербов КиМ, заставляя их брать «косовские документы» и автомобильные номера, участвовать в нелегитимных выборах и вообще в политической жизни «Косовы». Так, прорежимная партия косовских сербов «Сербский список» как раз служит цели вытеснения из политики всех остальных сербских движений, и при этом сама она является классическим коллаборантом, функционирующим по «косовским законам» и одобрившим в свое время избрание садиста и убийцы Рамуша Харадиная «премьером Косовы».

Обращает на себя внимание, что главной действующей силой протестов является молодежь — студенты и учащиеся, практически подростки. Это обычное дело, молодежь — всегда движущая сила бунтарских процессов. Однако принципиально новым явлением протестов июля 2020 г. стало острое неприятие протестующими лидеров оппозиции — Сергея Трифуновича, Вука Еремича, Срджана Ного и др., которые были буквально изгнаны с акций протеста самими демонстрантами, указавшими, что за этими политиками стоят определенные западные силы, и доверия к ним нет.

Следующий маркер, выделяющий это протестное движение — использование властью «гражданских параформирований» (скорее всего, состоящих из лиц криминально-маргинального профиля) для выполнения грязных провокаций в отношении полиции. Так, в социальных сетях появились многочисленные снимки особых групп молодых людей, поступательно концентрирующихся вблизи главного объекта протестов — парламента, и весьма примечательно одетых. На белградских предвечерних улицах в нынешнем июле царит практически невыносимая жара, а указанные группы атлетически сложенных молодых людей одеты не только в джинсы, но и обвязаны теплыми худи вокруг пояса (вероятно, из опасений застудить поясницу в вечерней прохладе). Они также носят медицинские маски и кепки и упорно не поднимают головы при их съемке многочисленными прохожими. Кроме того, в толпе были замечены группы футбольных болельщиков разных клубов — при Вучиче ведущие группировки футбольных фанатов были весьма умело взяты под контроль и увязаны с криминальной деятельностью, включая торговлю наркотиками. Социальные сети пестрят видеосъемками подобных компактных групп, причем характер их сходок весьма напоминает инструктаж. Затем эти молодые люди оказались в первых рядах, провоцируя полицию — они бросали в полицейских файеры, заграждения, камни и т. д. Однако самым примечательным на видеозаписях 7 и 8 июля является то, что полиция бросает в толпу светошумовые гранаты и применяет слезоточивый газ ПОВЕРХ первых рядов, как бы случайно стараясь обходить именно их.

Следовательно, демонстрантам, вышедшим на мирные акции протеста против неоправданных карантинных мер, против экономического и политического курса Вучича, против государственной измены — сдачи Косова и Метохии, пришлось проявить недюжинную стратегическую сноровку — оттеснить от руководства сомнительных оппозиционных лидеров, не позволить втянуть себя в провокации против полиции со стороны «гражданских параформирований» и групп футбольных фанатов, противостоять, собственно, полиции и спецподразделениям. Изменение тактики протестующих произошло на третий день, 9 июля: большинство в знак мирного характера происходящего провело сидячую акцию протеста.

Действия полиции и спецподразделений носили более чем странный характер: с истинным беснованием нападению подверглись несколько молодых людей, сидящих на лавочке в отдалении от здания Скупщины, и парень, едущий на велосипеде. Но событием, которое навсегда врежется в память всех участников свидетелей, стал факт избиения юноши, беспомощно лежащего посреди пустой улицы, по которой двигается полицейский кордон. Каждая группа полицейских, в полном снаряжении, избивала парня дубинками и ногами, затем его оттащили на обочину, чтобы он не мешал полицейским автомобилям. Этот снимок в настоящий момент обходит весь мир.

Александр Вучич, традиционно находящийся в оппозиции ко всему живому, кроме особо приближённой группы членов Сербской прогрессивной партии, роет себе всё более глубокую яму. На следующий день после первой акции протеста он, изображая удрученного и вечно морализаторствующего карася-идеалиста, незатейливо снял с себя всю ответственность за происходящее, отказавшись понимать возможные причины широкого народного недовольства, переложив её на сторонников Адольфа Гитлера и фанатов теории плоской Земли. Он уверял, что протестует лишь небольшая группка хулиганов — противников 5G, мигрантов и вакцинации, численностью в несколько десятков человек, но при этом главными виновниками являются эгоистичная оппозиция и иностранные государства. Деятельность иностранной разведки в Сербии действительно поставлена на самую широкую ногу, но причиной тому является полная профессиональная деградация сербских спецслужб, равно как и всего остального госаппарата Сербии. Запад действительно ставит своей целью необратимое угасание сербской государственности и сербского национального сознания. Однако ведущая роль в данных процессах принадлежит самому Александру Вучичу.

Примечательно, что вопрос журналистки о роли России в организации протестов Вучич проигнорировал (т. е. не стал это отрицать). Сербский президент вообще не утруждает себя попытками вникнуть в содержание вопросов, его ответ, как правило, выглядит бессвязно, но при этом соответствует траченным молью пропагандистским штампам. Примечательно, что немногим позднее Вучич сам дважды упомянул некую российскую гражданку, «присутствующую на протесте».

В связи с Россией также отметим отказ Вучича от встречи с российским послом, запланированной на утро 8 июля, без объяснений. Отметим, что сам факт того, что президент Сербии не отрицает возможность российского вмешательства, и упоминание российского гражданина апеллируют к черногорским событиям — «попытке госпереворота с участием российских спецслужб», содействие в информационном сопровождении которым оказал именно Александр Вучич и подконтрольные ему СМИ.

По результатам трехдневных протестов в Сербии следует отметить, что эта волна носит сущностные отличия от «протеста пяти миллионов». От нее оттеснены все прежние оппозиционные лидеры, которые упорно пытаются интегрироваться в движение (и желательно его возглавить), новых лидеров не появилось. Власть приняла меры для раскола общества — теперь для противопоставления народа и полицейских структур первоначальное системное недовольство усиливается мощными эмоционально-психологическими факторами: необъяснимой жестокостью полиции и подлыми действиями режима.

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 июля 2020 > № 3449786


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 12 июля 2020 > № 3449790

Может ли народный бунт в Сербии перерасти в волну протестов?

АЛЕКСАНДАР ДЖОКИЧ

Период активных демонстраций в Сербии закончился после пяти дней спонтанных народных протестов. Их причиной послужило не только введение и поспешная отмена комендантского часа в целях борьбы против COVID-19, но и непоследовательная косовская политика президента Александра Вучича и ряд коррупционных афер, которые накопились за восемь лет его правления.

Граждане Белграда взбунтовались в среду, 8 июля, когда президент Вучич обратился к гражданам по всем национальным телеканалам в связи с ухудшением эпидемиологической ситуации в Сербии. Его тон был резок, агрессивен. Большинство граждан и до его обращения обвиняло власть в новой волне COVID-19, так как после введения в марте и апреле комендантского часа все ограничения были внезапно сняты после майских праздников. Сербия из авторитарного «китайского сценария», неприменимого в европейском обществе, перешла в ряды COVID-диссидентов. Государственные СМИ, эпидемиологи, близкие к власти, которые вошли в состав Кризисного штаба за борьбу против COVID-19, уверяли граждан Сербии, что «вирус ослаб» и опасность миновала. В Белграде перед полными трибунами был даже организован футбольный дерби между «Црвеной звездой» и «Партизаном», на котором присутствовало около 50 тысяч людей — это было самое многочисленное собрание в Европе с начала эпидемии. Все это делалось, поскольку президент Вучич любой ценой хотел провести выборы, что, в свою очередь, было связано с косовскими переговорами, которые должны были пройти в Вашингтоне (об этом речь шла в предыдущей статье).

За это время произошел ряд серьезных изменений, которые привели к возвращению косовских переговоров из Вашингтона в Брюссель, под эгиду ЕС. Главным из них было обвинение президента непризнанного Косово Хашима Тачи в военных преступлениях со стороны спецпрокуратуры в Гааге. Представители администрации Трампа, Ричард Гренелл и Метью Палмер, которые курировали вашингтонские переговоры, все надежды возлагали именно на Тачи и Вучича. Когда Тачи выпал из игры, перспективы вашингтонских переговоров, которые этой осенью должны были закончиться некой «большой сделкой» — фактическим признанием Косово с коррекцией границ между Сербией и Косово, стали вовсе туманными. В итоге Вучич был вынужден отправиться на саммит в Париж, который был организован лидерами Франции и Германии — Эммануэлем Макроном и Ангелой Меркель, где Вучич и премьер-министр Косово Авдулла Хоти согласились, что в долгосрочной перспективе финальная фаза брюссельских переговоров должна содержать «международный договор» между Сербией и Косово. [1] Речь и тут идет о признании независимости Косово, хоть и без каких-либо изменений границ, но этот процесс растянется на годы, в отличие от вашингтонского, который должен был закончиться признанием Косово этой осенью.

Конечно, президент Вучич не был в курсе того, что противники вашингтонских переговоров из ЕС пойдут так далеко, что даже обвинят Тачи в военных преступлениях. Он надеялся, что в схватке Трампа и ЕС, президент США окажется сильнее, но его надежды себя не оправдали. В конечном итоге выборы были организованы, все ограничения в связи с эпидемией сняты, что, конечно, привело к новой вспышке коронавируса. Вместо того, чтобы постепенно вводить разумные ограничения, такие как запрет на массовые мероприятия, президент Вучич в июле начал выступать с очень резкой критикой граждан Сербии, обвиняя их в новой волне эпидемии. На первой неделе июля Вучич приказал закрыть все общежития в Белграде, что немедленно вызвало студенческие протесты. В течение двух часов Вучич отменил свое решение, и протесты на этом закончились. Президент Вучич повторил свою иррациональную и трудно объяснимую ошибку, когда на следующей неделе объявил о введении комендантского часа. Комендантский час в демократических государствах, высшей ценностью которых является законность, не вводится без провозглашения чрезвычайного положения в стране, просто потому, что главе государства так захотелось в данный момент. Президент Сербии на следующий день, девятого июля, снова передумал и отменил свое решение о комендантском часе, в этот раз из-за волны народного гнева.

Тогда на улицы Белграда спонтанно вышли десятки тысяч молодых демонстрантов. Они собрались перед зданием сербского парламента — Народной скупщины, в которой, к сожалению, для народа уже давно нет места. Логично, что демонстранты собрались именно тут, потому что это здание, построенное по проекту архитектора из белой русской эмиграции Николая Краснова, представляет символический центр власти в Сербии. Здание Скупщины находится в самом центре города, перед ним достаточно объемный, по белградским меркам, парк и плато, которые потенциально могут вместить большое количество людей. Часть демонстрантов вошла в пустое здание Скупщины, после чего были задействованы многочисленные отряды Жандармерии (сербская версия ОМОНа в РФ), которые стали применять грубое насилие над всеми демонстрантами, не только теми, что находились в здании парламента. Именно тогда были сняты кадры того, как Жандармерия избивает молодых людей, просто мирно сидящих на лавочке в парке перед Скупщиной. Таких сцен на улицах Белграда не было со времен массовых протестов 90-х.

Сербская оппозиция, которая бойкотировала недавние выборы, не сориентировалась в первый день, народные толпы не принимали участия политиков, думая, что к политическими изменениями можно привести только через народный бунт. Это оказалось ошибкой, потому что любые протесты требуют четкого руководства и целей. Анархия хорошо смотрится по телевизору, но к смене власти не приводит. В свою очередь сербская оппозиция сама не был готова возглавить протест, который бы содержал тактики насильственной смены власти. Один из лидеров оппозиции Вук Еремич попытался усмирить гневных демонстрантов, что толпа недоброжелательно приняла, и он был вынужден покинуть протест.

Во второй день протестов собралось еще больше молодых демонстрантов, что было прямым следствием беспощадного насилия сербского ОМОНа в предыдущий вечер. Сербская желтая пресса «Курир», «Ало» и телеканалы, близкие к режиму, например «Пинк», стали распространять ложные новости[2], что российские спецслужбы и агенты стоят за протестами. Конкретно в качестве русского агента упоминался Младжан Джорджевич, сотрудник одного из лидеров оппозиции Драгана Джиласа. Даже сам президент Вучич на пресс-конференции вечером 8 июля[3] на вопросы журналистов сербских прозападных СМИ, в которых они напрямую обвиняли Россию в происходящем, не отбросил их утверждения, а почти согласился с ними, сказав, что присутствие российских граждан на демонстрациях подозрительно и что это надо тщательно исследовать. На эти обвинения отреагировал российский посол в Белграде Александр Боцан-Харченко[4] и МИД РФ[5], выразив по этому поводу возмущение. Реакция самого президента Сербии и тот факт, что данные СМИ являются прорежимными, свидетельствуют о том, что именно из кабинета президента Вучича пришли данные обвинения против России. В упомянутых СМИ, близких к власти, уже прошел ряд передач с участием прозападных активистов и даже членов Сербской прогрессивной партии (СПП) Александра Вучича, которые продвигали нарратив об участии России в организации протестов. Среди них выделяются Елена Милич, директор проамериканской НКО «ЦЕАС», Дарко Трифунович, профессор из Баня Луки, который придерживается исключительно русофобской позиции, а среди членов СПП — Горан Весич, неофициальный мэр Белграда, Милош Вучевич мэр Нови-Сада и вице-президент СПП, Небойша Бакарец и Драган Шормаз.

Александар Вучич уже 10 июля присутствовал на саммите в Париже, и ему было выгодно обвинять Россию, чтобы доказать свою лояльность Меркель и Макрону. Конечно, Вучичу также нужно было обвинить какую-то иностранную спецслужбу в протестах, это никак не мог быть просто народный гнев, вызванный его иррациональным поведением, и только российский след подходил в данный момент. Во второй день протестов сербский ОМОН применял еще больше силы, чем в предыдущий. На съемках, которые обошли мир, видно, как большая толпа ОМОНовцев избивает сербского демонстранта, который беспомощно лежит на улице. Сербская оппозиция призвала остановить насилие, обвиняя власть в том, что ее агенты инфильтрировались в ряды демонстрантов и что именно они, а не демонстранты оправдывают насилие полиции. Это была ошибочная тактика, хотя, наверное, заявления оппозиции были в большей мере правдивыми. Оппозиция должна была осудить насилие спецподразделения полиции и полностью поддержать демонстрантов, как поступала в 90-х, и это единственный правильный путь поведения. Такими заявлениями она испугала и разочаровала демонстрантов, что в сочетании с грубым полицейским насилием привело к значительному спаду интенсивности протестов.

Третий день протестов уже являлся ненастоящим протестом, а своеобразным перформансом, в котором перформансисты просто сидели в парке перед Скупщиной. Их поведение напоминало стояние на коленях в США, а сербская АНТИФА активно призывала сербских граждан сидеть в знак протеста. Для этого собралось несколько тысяч либеральных активистов, а к ним присоединилась и сербская оппозиция, чувствуя, что это нейтральный момент для появления на протестах. Очевидно, что большинству молодых сербов правого направления не понравился такой унизительный перформанс, и многие из них тогда поняли, что протесты закончились и тут нечего больше делать. В следующий, четвертый день Вучич уже был в Париже, согласился на продолжение брюссельских переговоров, и прозападные СМИ, которые освещали протесты, такие как американский телеканал «N1», уже стали показывать протесты как сборище диких фашистов, к которым нельзя присоединяться. Режим этим в полной мере воспользовался, применив очередной раунд насилия, но меньшей интенсивности, чем в первые два дня, и арестовал последнюю часть сербских демонстрантов, очевидно, с самой сильною волей, раз они появились на демонстрациях и после «посиделок в парке».

Пятый день протестов уже тяжело называть таковым, потому что вечером 11 июля собралось всего несколько тысяч демонстрантов. Ядро активных протестующих или сидит в тюрьме после трех дней ОМОНовского беспредела, или разочаровано фактом, что их борьбу против режима никто не поддерживает в полной мере, включая сербскую оппозицию. Протестный потенциал в Белграде сохраняется, возможно, что оппозиция возьмет инициативу на себя и превратит это спонтанное недовольство граждан в очередную волну протестов, которые уже проходили в столице Сербии в 2017—2019 годах и тогда к конкретным результатам не привели. В заключение можно сказать, что ни сербская оппозиция, ни российские спецслужбы не стоят за протестами — это были народные протесты. Более того, сербская оппозиция не то, что не поддерживала активные методы борьбы со стороны демонстрантов, а пыталась всячески понизить их интенсивность, чтобы можно было к ним присоединиться и перехватить инициативу. Сербская оппозиция была совершенно не готова возглавить полноценные протесты в данный момент, и обвинения режима в том, что лидеры оппозиции стоят за протестами, являются, к сожалению, ложными.

Вучич этот раунд демонстраций пережил, хотя эти протесты были самые непредсказуемые и опасные для режима до сих пор. Однако иррациональное поведение президента Сербии обязательно повторится в будущем, это предопределено его неконтролируемым характером, и новые волны демонстраций являются неминуемыми. По-видимому, слова президента о том, что Сербию ожидают «непростые лето и осень», окажутся абсолютно точными.

Джокич Александар, ассистент кафедры сравнительной политологии ФГСН РУДН

[1]http://rs.n1info.com/Vesti/a618542/Saopstenje-Merkel-i-Makron-posle-samita-sa-Vucicem-i-Hotijem.html?fbclid=IwAR19TbXKJNiyx4OIMuzJBNYTyrhqOj4SWJS3KzotlV8BZgHUEuex1w7EdIg

[2]https://www.telegraf.rs/vesti/srbija/3211439-naslovne-strane-sutrasnjih-novina-prelistavanje-stampe-za-cetvrtak-9-jul-2020-godine?galerija=1&slika=5&fbclid=IwAR2p8_J9yk481mXCpVX5OHoKlJwi2QIzCSG9T3fXk2w_XllHls3Sk_pfBtc

[3] https://rs.sputniknews.com/politika/202007081122954752-vucic-u-sinocnjim-protestima-bilo-upliva-inostranih-sluzbi/

[4] https://rs.sputniknews.com/politika/202007091122959744-oglasio-se-bocan-harcenko-izopaceno-traziti-ruski-trag-u-neredima-u-srbiji/

[5]https://www.gazeta.ru/politics/news/2020/07/09/n_14650459.shtml

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 12 июля 2020 > № 3449790


Сербия. Косово. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 10 июля 2020 > № 3438929

Президент Сербии впервые за два года встретится с "премьером" Косово

Президент Сербии Александр Вучич в четверг начал многодневную поездку в Европу, итогом которой станет первая с 2018 года встреча с премьером самопровозглашенной республики Косово Авдулахом Хоти.

Целью своей поездки Вучич назвал борьбу за интересы Сербии по вопросу Косово. Во Франции 9 июля состоялась встреча сербского лидера с президентом Франции Эманнуэлем Макроном. На следующий день назначен онлайн-саммит руководства ЕС, Германии, Франции, Сербии и самопровозглашенной республики. Инициаторами выступили руководители Франции и Германии.

На 12 июля намечена первая встреча между президентом Сербии и премьером самопровозглашенного Косово Авдулахом Хоти в Брюсселе. Наиболее оптимистичные наблюдатели в регионе ожидают некой новой, хотя бы технической договоренности между сторонами. Встречи представителей Белграда и Приштины с момента начала диалога под эгидой ЕС в 2011 году часто заканчивались с единственным итогом - согласием продолжить переговоры.

Переговорные платформы

Как такового плана с предложениями по решению вопроса не озвучил ни сербский президент, ни косовский "премьер". Вучич неоднократно подчеркивал, что ожидает неких идей и предложений от Запада, не от косовоалбанской стороны.

"Как и было до сих пор, будем защищать наши национальные и государственные интересы и попробуем сделать все возможное для нашего народа в Косово и Метохии. Ясно, что фактически ведем переговоры с Западом, а не с албанцами", - заявил Вучич журналистам за неделю до поездки.

По его словам, он уже семь лет терпит давление, вынуждающее его до конца каждого года подписать юридически обязывающее и всеобъемлющее соглашение о нормализации отношений с Приштиной. При этом Вучич сетует, что не видит решения проблемы, так как предложенный им несколькими годами ранее проект разграничения сербов с албанцами в Косово не нашел поддержки в Сербии и ЕС.

"Никакого другого предложения я пока не слышал. А то, что Сербия признает независимость Косово и сербы в Косово ничего не получат, свободно забудьте", - подчеркнул Вучич. В лице французского лидера он надеется найти поддержку сербским интересам.

Глава косовоалбанского правительства прибыл в Париж еще 7 июля, где провел разговор с Макроном, после которых поблагодарил его за поддержку в вопросе перспективы Приштины в вопросе сближения с ЕС. Хоти также продвигает ранее обещанное и несколько раз отложенное Брюсселем введение безвизового режима для носителей косовских "паспортов".

"Франция продолжает поддерживать Косово в процессе диалога с Сербией, который должен привести к взаимному признанию и нормализации отношений", - написал косовский "премьер" в Twitter. Обсуждать какие-либо изменения границ самопровозглашенной республики или обмен территорий он категорически отказался ранее.

Как и о чем могут договориться Белград и Приштина с такими позициями, европейские посредники не уточнили, судя по заявлениям из Брюсселя, для них важен сам факт возобновления диалога именно под эгидой ЕС.

Посредничество США

Спецпредставитель президента США Дональда Трампа по переговорам сербов и косовоалбанцев Ричард Гренелл перед встречей Вучича и Хоти выразил полную поддержку продолжению диалога при посредничестве Евросоюза и высказал надежду "на решение вопроса визовой либерализации (для косоваров в ЕС) в ходе этой встречи". Для Брюсселя, перед которым стоят проблемы эпидемии COVID-19, мигрантов и тяжелые экономические последствия кризиса из-за коронавируса, безвизовый въезд косовских албанцев не выглядит остро актуальным. До сих пор причинами отказа в визовой либерализации становились коррупция в Приштине и невыполнение договоренностей с Белградом.

США сами пытались организовать переговоры Вучича и Хоти в Вашингтоне 27 июня. Но Специальная прокуратура международного суда по преступлениям в Косово (SPO) в Гааге перед тем объявила о выдвижении обвинений в отношении косовского "президента" Хашима Тачи по военным преступлениям в 1998-1999 года. Из-за сразу усложнившейся обстановки в Приштине косовский "премьер" вернулся домой из США и встреча сорвалась.

Позиция России

Глава МИД РФ Сергей Лавров в ходе визита в Белград 18 июня заявил, что форсировать "окончательную нормализацию" в Косово и создавать искусственные сроки контрпродуктивно.

"Считаем, что форсировать так называемую "окончательную нормализацию", подгонять ее под какие-либо искусственные сроки было бы контрпродуктивно", - сказал он на пресс-конференции по итогам переговоров с президентом Сербии.

По словам Лаврова, Россия исходит из того, что Европейский союз, который имеет мандат Генеральной ассамблеи ООН на роль посредника в диалоге между Белградом и Приштиной, не должен самоустраняться от своих обязанностей и должен выполнять их беспристрастно, эффективно и добиваться выполнения тех решений, которые были достигнуты ранее.

"Имею в виду, в частности, решение о создании сербских муниципалитетов Косово, о котором сейчас многие предпочитают не вспоминать, которое было достигнуто между Белградом и Приштиной при помощи Евросоюза и которое сейчас, к сожалению, откровенно саботируется косово-албанской стороной", - отметил глава МИД РФ.

По словам Лаврова, российская позиция по косовскому урегулированию неизменная, она заключается в поддержке любых усилий и шагов, инициатив, которые на деле помогут Белграду и Приштине достичь жизнеспособного приемлемого решения на основе резолюции Совета безопасности ООН 1244.

Сербия. Косово. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 10 июля 2020 > № 3438929


Сербия. Косово > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 10 июля 2020 > № 3438919

Балканский передел. Сербия пытается договориться с Косово

Галия Ибрагимова. Сербия и Косово планируют возобновить переговорный процесс и обсудить, возможен ли новый передел границ на Балканах. Посредниками выступают Германия и Франция. В Евросоюзе рассчитывают, что дискуссия приблизит решение косовского вопроса, но заранее предупреждают: ни о каком обмене территориями не может быть и речи. Готовы ли на компромиссы Белград и Приштина, разбиралось РИА Новости.

Запоздалый вердикт

Брюссель вернул себе ведущую роль в косовском урегулировании после того, как с этим не справился Вашингтон. Намеченные на конец июня переговоры между Белградом и Приштиной при посредничестве Дональда Трампа провалились из-за предъявленных Хашиму Тачи обвинений спецпрокуратуры Гаагского суда.

Президенту Косово инкриминируют военные преступления. Суд утверждает, что Тачи и восемь его пособников из Освободительной армии Косово (ОАК) "несут уголовную ответственность за убийства более ста человек". Жертвами косовских боевиков стали албанцы, сербы, цыгане. Речь идет о событиях девяностых годов.

С материалами спецпрокуратуры должны ознакомиться судьи спецтрибунала по Косово, и только после этого Тачи будут выдвинуты официальные обвинения. Но президент решил не рисковать и отменил визит в США. А премьер-министр Авдулла Хоти отказался ехать в Вашингтон без него.

ЕС сдержанно отнесся ко всему этому. В Брюсселе знали, что спецтрибунал по Косово продолжает работать. В прошлом году в военных преступлениях обвинили косовского премьера Рамуша Харадиная. Ему пришлось подать в отставку.

На Западе его уход восприняли с облегчением. Долгое время именно он тормозил переговоры с Сербией, отказывался от каких-либо уступок. Однако и сменивший его в ноябре Альбин Курти из националистической партии "Самоопределение" не проявил гибкости. Не проработав и полугода, он тоже покинул пост.

Формальная причина — неспособность справится с пандемией коронавируса и экономическими последствиями кризиса. Но, по данным New York Times, руку к отстранению главы кабмина приложили США. Американцы были недовольны тем, что он, как и предшественник, не наладил диалог с сербами. Через парламент Косово они продавили его увольнение. Неуступчивость Курти раздражала и Брюссель, поэтому европейские чиновники также не возражали.

Протесты в Сербии

В Америку не поехал и Александр Вучич. Встречаться с Трампом и вести переговоры по Косово без албанских представителей он посчитал бессмысленным. К тому же в Сербии не раз критиковали президента за чрезмерную уступчивость Косово.

Сербы обеспокоены перспективой очередной перекройки границ. Вучич полагает, что населенные сербами районы Косово к северу от реки Ибар могли бы перейти Белграду. Взамен Приштина получила бы территории на юге: Прешево и Буяновац, где преобладают албанцы.

Президент объяснял: рано или поздно проблему Косово придется решать. Нежелание идти на компромиссы, убеждал Вучич, только вредит Белграду и тормозит вступление в Евросоюз.

Сербский лидер раскрыл детали сделки, оговорившись, что это идея американцев. Предполагается, что сначала сербы и косовары наладят экономическое сотрудничество, потом перейдут к обсуждению политических проблем.

Аргументы Вучича убедили не всех. Оппозиция обвинила его в предательстве национальных интересов. В знак протеста многие политические силы не участвовали в июньских выборах в парламент. В результате пропрезидентская Сербская прогрессивная партия получила большинство.

Поводом для вспыхнувших на этой неделе в Белграде протестов послужило повторное введение карантина в стране. Но, по словам жителей сербской столицы, коронавирус стал лишь катализатором. Главная причина — недовольство уступчивостью властей по Косово.

"На плакатах и транспарантах участников протестов доминирует косовская тематика. Митингующие кричат, что Вучич подрывает интересы страны и идет против мнения народа. Многие говорят, что не готовы ради вступления Сербии в ЕС отказываться от Косово. Ругают власти и за форсирование сотрудничества с НАТО", — рассказывает РИА Новости белградец Лука Николич.

Непрекращающиеся третий день протесты прокомментировал и президент Вучич. Он заявил, что за беспорядками стоят иностранные спецслужбы. Но не уточнил, какие именно.

"Президент оправдывается, что повторный карантин необходим из-за новой вспышки коронавируса. Но сначала Вучич ради парламентских выборов и продвижения своей партии отменил самоизоляцию. Теперь, когда победа у него в кармане, вернул ограничения. Это и возмутило людей", — объясняет Николич.

Миротворчество по-европейски

Евросоюз был против лоббируемой США сделки по Косово. Лидеры Германии и Франции, которые 10 июля примут участие в видеоконференции по косовскому урегулированию, не поддерживают идею изменения границ.

"Территориальная целостность Балкан неприкосновенна. Я буду постоянно это повторять", — подчеркивает Ангела Меркель.

Понятно, чего она опасается. У многих стран ЕС есть территориальные споры, и сделка по Косово может их обострить.

Позиция ЕС сводится к тому, что Сербии и Косово следует продолжить диалог и самостоятельно искать способы решения проблемы. Начать предлагают с вопроса о вступлении Косово в международные организации.

Белград, хоть и готов обсуждать это, считает невозможным участие Приштины в работе глобальных структур. По мнению сербов, это означало бы признание независимости Косово. Брюссель убеждает их в обратном.

Не меньше трудностей и с Приштиной. До срыва переговоров в Вашингтоне косовские албанцы полагались не на европейцев, а на американцев. Пока непонятно, какую позицию займет новый премьер Хоти.

Если в ближайшее время стороны так и не достигнут компромисса, вступление Белграда и Приштины в ЕС отложат. Прогресс на переговорах, наоборот, сулит им присоединение к Евросоюзу уже в 2025 году.

Чувствительные требования

Доктор политических наук Института европейских исследований в Белграде Стеван Гайич считает, что меньше всего в успех переговоров верят сами сербы и косовские албанцы. По словам эксперта, их раздражает, что политики пытаются решить столь острый вопрос о границах без общественного обсуждения.

"Вучич и Тачи все обсудили за закрытыми дверями. Потом навязали эту сделку США, чтобы выдать за достижение администрации Дональда Трампа. Но даже бывший советник американского президента Джон Болтон недавно заявил, что Вашингтон узнал об условиях постфактум. За поддержкой к американцам Вучич и Тачи обратились, понимая, что Европа не одобрит новый передел границ", — объясняет политолог.

Посредничество Германии и Франции он считает бесперспективным. Требования европейцев слишком чувствительны для сербов.

"Полноправное членство Косово в международных организациях равнозначно признанию Белградом независимости края. Сербы на это не пойдут. Продолжающиеся протесты в столице, где звучат призывы не уступать Приштине, — убедительное тому свидетельство", — говорит Гайич.

Подвижки в переговорах, по мнению эксперта, возможны, если учесть настроения людей. Без подключения к дискуссии самих сербов и косовских албанцев все усилия посредников обречены на провал.

Сербия. Косово > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 10 июля 2020 > № 3438919


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 июля 2020 > № 3449816

Зачем Вучич примеряет образ мученика и предупреждает о трудных временах?

ЕКАТЕРИНА ЯЦКЕВИЧ

Меняются времена года и Конституция России, места проведения Евровидения и модные сериалы. Не меняется лишь одно: президент Сербии Александр Вучич ждет трудностей и давления в ближайший сезон. Так, 7 июля, накануне поездки в Париж, где Вучич вслед за премьер-министром Косово Авдуллой Хоти проведет встречу с президентом Франции Эммануэлем Макроном, Вучич вновь повторил свою присказку.

Чтобы не быть голословной, приведу примеры — вот почти год назад сербский президент ожидает «суровую зиму«, 4 июля Вучич вновь говорит о том, что уже семь лет подвергается давлению по косовскому вопросу, а 7 июля, как сообщает Радио «Свободная Европа» (СМИ — иностранный агент), президент Сербии выступил с пресс-конференцией, в ходе которой заявил, что Косово ждут «трудные лето и осень».

Пообещав согражданам трудные времена, политик подчеркнул, что «никто не хочет нам ничего отдавать, они оказывают на нас давление, чтобы мы проиграли. Вот почему нам нужно единство». Звучит почти что трогательно, если забыть, что под мантру о единстве президент вывел из игры оппозицию и прибрал к рукам парламент, который теперь одобрит любой предложенный президентом текст соглашения с Косово, да и вообще что угодно, ведь президента поддерживает больше 230 депутатов из 250! Вот это единовластие, простите, народное единство.

Почти никогда сербский президент не улыбается. (Разве что после победы на выборах). Ему куда больше по душе образ мученика, страдальца — его (и Сербию) ждут трудные времена, он подвергается давлению со стороны Запада, его донимают коварные албанцы, которые ничего не желают уступать Сербии. Постойте, единовластие и мученический образ… Уж не пытается ли сербский президент выступить в качестве преемника князя Лазаря, согласно легенде, посчитавшего (см. Книгу Николая Сербского «Царев завет»), что духовное величие сербского народа стоит защищать любой ценой, даже если такой ценой окажется многовековое рабство и поражение в битве на Косовом поле? (Стоит отметить, что ещё тогда против Османской империи на Косовом поле вместе с сербами сражались и албанцы).

Все верно, своим печальным видом сербский президент уже несколько лет красноречиво доказывает, что Сербия обречена на новое поражение — Косово уже не вернуть. Но хочет ли сербский президент на самом деле сохранить край в составе Сербии? Говорит ли хоть что-то в его действиях о том, что его цель — вернуть Косово? Нет.

Сербские инвестиции в Косово ежегодно снижаются, албанская администрация в Косово укрепила свои позиции настолько, что ни кампания по отзыву признаний, ни Ассоциация сербских муниципалитетов в Косово (будь она когда-нибудь создана) не изменит того факта, что власть Белграда в крае не восстановить. Тем временем правительства и в Приштине, и в Белграде с завидной регулярностью подчеркивают существование враждебности между албанцами и сербами. Да и сам Вучич пренебрежительно заявляет о том, что он ведет переговоры не с албанцами, а с западом, как будто переговоры с албанским руководством ему «навязали». При этом сербский президент стремится не вспоминать об УЧК (алб. Освободительной армии Косово) и о том, что недавно вызванный в Гаагу бывший политический лидер УЧК Хашим Тачи причастен к убийствам сербов и военным преступлениям: раз уж навязали — он готов продолжать переговоры с тем, что есть.

Что же мы имеем в итоге? Из почти двух миллионов населения Косово 1,8 млн — албанцы-косовары, которых Сербия явно не считает своими гражданами. И даже открытие границы между Косово и ЕС вряд ли сможет сильно изменить картину, ведь косовские албанцы за рубежом продолжают сохранять связи с родиной. Шагов к нормализации отношений между двумя народами не делается, а если и делается, то только по указке партнеров из ЕС. А Вучич с 2012 года на пару с президентом Хашимом Тачи ведет переговоры о том, как бы покончить с косовским вопросом так, чтобы Сербия добилась хоть чего-нибудь, параллельно оказывая давление на косовских сербов через политическую организацию «Сербский список», чтобы усилить свое влияние в Косовской Митровице. В 2017—2018 году ему почти удалось добиться обмена Митровицы на Прешевскую долину в Сербии, однако националистические круги и в Косово, и в Сербии воспротивились этому плану, а после ноября 2018 года переговоры и вовсе оказались заморожены, а сербским товарам был закрыт доступ в Косово.

Но вот, казалось бы, трудные времена прошли и переговоры возобновятся уже 12 июля, 9 июля состоится встреча Макрона и Вучича, а 10 июля видеоконференция сербской и косовской стороны при посредничестве Макрона и Меркель. Однако это означает, что теперь Вучичу придется идти на реальные уступки Косово с куда меньшими, чем раньше, шансами на сохранение Митровицы в составе Сербии: Евросоюз выступает против территориальных изменений на Балканах, а роль США в диалоге существенно снизилась после выхода из игры Тачи.

Усилившаяся активность Брюсселя на Западных Балканах с учетом того, что Сербия уже встала на путь евроинтеграции, создает условия, в которых сербскому лидеру приходится всячески демонстрировать свою лояльность ЕС: на той же конференции 7 июля Вучич подчеркивает, что на встрече с Макроном будет добиваться того, чтобы именно Европейский союз играл наиболее значимую политическую роль в диалоге между Приштиной и Белградом. При всех своих недостатках (вспомним отнюдь не соответствующие западным меркам методы управления) Вучич все же удобен Евросоюзу — в отличие от всех остальных сербских политических лидеров, он сумел получить какую-никакую поддержку и осознает то, что Косово уже не вернуть, и стремится лишь получить все, что может, от процесса его сдачи. При этом политик снимает с себя всякую ответственность за исход переговоров: он уже признался в кризисе идей и том, что ждет решения от западных держав.

Так зачем же Вучич берет на себя образ мученика и предупреждает о трудных временах? Чтобы в тот момент, когда текст соглашения будет ему предложен, а пути назад не будет, он мог с горестным видом подписать его и вздохнуть с облечением: он продержался у власти 8 лет (а ведь ещё во времена Косовской войны он занимал пост министра) и успешно сыграл свою роль удобного Западу безвольного лидера, отдавшего Косово албанцам.

Что можно сказать напоследок? Все попытки решения косовского вопроса до настоящего времени преимущественно развиваются в политическом измерении, однако для того, чтобы ситуация действительно стабилизировалась, нужен приход к власти и в Косово, и в Сербии (а желательно ещё и в Албании) лидеров, готовых предпринять реальные шаги для нормализации межэтнических отношений и отойти от враждебной риторики 20-летней давности.

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 июля 2020 > № 3449816


Сербия. Косово > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 8 июля 2020 > № 3436003

Коронавирус и предательство Косово переполнили чашу сербского недовольства

ТАТЬЯНА СТОЯНОВИЧ

В столице Сербии Белграде вечером 7 июля произошли столкновения между полицией и недовольными гражданами. Есть десятки пострадавших с обеих сторон. По словам руководителя столичной полиции Владимира Ребича, сотрудникам его ведомства пришлось реагировать после того, как участники протестов попытались прорваться в здание парламента Сербии.

Недовольные граждане спонтанно стали собираться на площади перед зданием парламента после пресс-конференции президента страны Александра Вучича, во время которой он анонсировал новое ужесточение мер борьбы против эпидемии коронавируса, в том числе введение комендантского часа с 18 часов в пятницу 10 июля до 6 утра в понедельник 13 июля. Судя по заявлениям протестующих, которых во время прямой трансляции в «Фейсбуке» опрашивал корреспондент портала «Србин.инфо», граждане также с большой тревогой восприняли заявление президента о том, что два миллиона граждан подлежат обязательной вакцинации — медработники, сотрудники обслуживающих сфер деятельности, контактирующие с людьми, пенсионеры. В какой-то момент часть протестующих, среди которых находился и оппозиционный политик Срджан Ного, попытался пробраться в здание парламента. Между гражданами и полицией произошли столкновения. Полиция более часа бросала в толпу гранаты со слезоточивым газом — им удалось выдавить демонстрантов с площади перед парламентом и из парка напротив. Во время акции полицейские били дубинками как провоцирующих их граждан, так и тех, кто просто оказался у них на пути.

О политическом значении событий в центре Белграда ИА REGNUM рассказал профессор факультета политических наук Университета в Белграде, председатель движения «За сохранение сербского государства» Слободан Самарджич.

Что спровоцировало вчерашние волнения в Белграде? В сербских СМИ мы можем прочитать, что столкновения с полицией инициировала группа хулиганов, за которой стоят некоторые оппозиционные лидеры. Что, на Ваш взгляд, является настоящим поводом для выхода граждан на улицы?

На мой взгляд, это было абсолютно спонтанное собрание. Сегодня никто из оппозиции не в состоянии вывести на улицы столько людей, если только речь не идет о какой-то провокации. Каплей, переполнившей чашу, стало заявление президента Сербии Александра Вучича, который в 18:00 по местному времени провел пресс-конференцию и объявил о том, что на выходных в Белграде опять будет действовать режим комендантского часа. Он по своей привычке сделал это в крайне высокомерной манере. Народу уже надоела эта политика — то жестко, то мягко. У сербского правительства нет уравновешенной стратегии борьбы против эпидемии коронавируса. Сначала оно ввело чрезвычайное положение, и эпидемиологическая ситуация улучшилась. Потом правительство почти полностью отменило меры противоэпидемиологической защиты, чтобы провести парламентские выборы. Это вызвало новую волну эпидемии. В данный момент Сербия находится выше других стран региона по количеству инфицированных. Теперь свою ошибку власти хотят исправить с помощью новых ограничительных мер в виде комендантского часа. Это каждый гражданин Сербии ощущает как несправедливость, и мне кажется, что в какой-то момент народное недовольство просто вылилось на улицы.

Вчера протестующие выкрикивали лозунги, связанные с Косово и Метохией, в том числе кричали полицейским «Поезжайте в Косово». Может ли дополнительным фактором, вызывающим недовольство народа, быть непрозрачность государственной политики по отношению к южному сербскому краю? Тем более что Александр Вучич во время вчерашней пресс-конференции говорил и о предстоящих встречах с европейскими лидерами по поводу Косово.

Любая политика Александра Вучича — непрозрачная и секретная. Народ мало знает о том, куда он ведет экономику страны, какие выплаты получают иностранные инвесторы, каким образом богатеют современные олигархи. Общественность иногда узнает о разных событиях, таких как афера, связанная с торговлей оружием через компанию «Крушик», или афера, связанная с выращиванием марихуаны на плантации «Йованица». Но обычно такая информация не доходит до сербских СМИ. То же самое касается Косово и Метохии. С 2012 года мы не знаем, какую политику Александр Вучич ведет в косовском направлении. Наоборот, кажется, что у него нет никакой косовской политики. Все, что он делает, сводится к выполнению запросов Запада. Это продолжается с момента подписания Брюссельских соглашений в 2013 году и вплоть до запланированной в Париже видеоконференции по Косово и Метохии, в которой должен принять участие президент Сербии. Все происходит вдали от глаз сербской общественности, и люди подозревают, что за этой секретностью скрывается намерение окончательно передать южный край в руки сепаратистов. Все это накапливается — и поведение властей во время эпидемии коронавируса, и коррупция, и предательство национальных интересов. Люди уже не могут все это терпеть. Президент своим высокомерным выступлением лишь подлил масла в огонь, так как он действительно ведет себя, как будто он государь, а мы его поданные. Вот эта переполненная чаша народного недовольства вчера выплеснулась на улицы столицы.

Среди фото с белградских улиц были и по-настоящему шокирующие. Считаете ли Вы использование силы сотрудниками правоохранительных органов чрезмерным?

Да, полиция действительно реагировала чрезмерно жестоко. Я вчера наблюдал поистине дикие действия некоторых полицейских, это все было в эфире. Но полиция всегда действует так, как ей приказали. Надо понять, кто дал такой приказ. Кроме того, нужно отметить, что телекамеры запечатлели вчера действительно опасное явление — это действия «параполицейских» сил. Было видно, как люди в штатском бьют протестующих, волокут их по земле и передают в руки полицейских в форме. За это кто-то должен ответить. В нашей стране есть полиция, чья деятельность регулируется законом. И, видимо, есть «параполиция», которая действует скрытно, в тот момент, когда режим находится под угрозой. Этот феномен нужно серьезно расследовать.

Как, по Вашему мнению, будут развиваться события? Некоторые оппозиционные партии и группы граждан пригласили народ собраться и сегодня вечером на акции протеста. Ожидаете ли Вы повторение сцен насилия?

Вчерашние сцены были ужасными. Я надеюсь, что это не повторится и что столкновений граждан с полицией не будет. Но мы ничего не можем сказать с уверенностью. У Вучича есть причины цепляться за свой режим зубами и когтями. Он сжёг все мосты к собственному народу, и ему некуда деваться. Он должен идти вперед, а это значит, что конфликт будет только усугубляться. Примет ли руководство силовых структур сторону Вучича? Этого пока никто не может сказать. В любом случае, если они примут его сторону, это будет ошибкой, так как когда-то они ответят перед законом за злоупотребление силой.

Что касается вчерашнего митинга, то он был спонтанным. Но чтобы протесты продолжились, у них должен быть какой-то координатор. Люди не могут спонтанно вырабатывать стратегию и тактику. Теперь настало время для того, чтобы группы граждан создали временный штаб, который координировал бы протесты. Это не только вопрос выхода граждан на улицы, но и вопрос защиты от распространения эпидемии. Многие проблемы надо решать с умом, а это может сделать только какая-то трезвомыслящая группа.

Существует ли в Сербии такая группа?

В данный момент я ее не вижу, но существуют силы, которые могли бы ее создать. Уже два года в Сербии проходят протесты. Их все-таки кто-то координировал. Существует группа оппозиционных партий, которые бойкотировали выборы. Они теперь консолидируются в новую сербскую оппозицию. Они могли бы сформировать какую-то штаб-квартиру, которая стала бы для граждан узнаваемой и которая взяла бы на себя координацию акций протеста.

Когда в странах Восточной Европы происходит что-то похожее на нынешние белградские события, в российском медийном пространстве обычно возникает тезис об очередном «майдане». Можно ли вчерашние протесты в Белграде считать началом новой цветной революции?

Я не вижу признаков цветной революции. Я знаю, что существует мировой штаб, который управляет цветными революциями. Но я не наблюдаю в данном случае никаких признаков, которые могли бы подтвердить наличие внешнего управления. Этого в данный момент нет. Плохо будет, если такие признаки появятся, но их легко вычислить — у них есть свой язык и свой цвет. Мне кажется, что народ сам отверг бы таких лидеров протестов, люди уже предельно внимательны, и они в состоянии распознать попытки такого рода.

Сербия. Косово > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 8 июля 2020 > № 3436003


Сербия. Россия > Авиапром, автопром. Армия, полиция > ria.ru, 6 июля 2020 > № 3433606

В Сербии могут создать сервисный центр по ремонту российской авиатехники

Сербия может стать региональным центром по ремонту авиационной техники российского производства, сообщил директор Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС) Дмитрий Шугаев.

"Вопрос организации на базе завода "Мома Станойлович" регионального сервисного центра стоит на повестке дня с 2016 года. За это время обсуждались различные варианты реализации данного проекта. В качестве положительного первого шага могу упомянуть тот факт, что на базе этого предприятия в прошлом году был успешно реализован ремонт вертолетов типа "Ми" для Македонии", - сказал Шугаев в интервью сербскому онлайн-ресурсу "Глас явности".

Он отметил, что Россия готова продолжать работу по выработанной схеме. "В перспективе, если расширится круг клиентов из стран региона, Сербия вполне может стать региональным центром по ремонту вертолетной и другой авиационной техники", - сказал директор ФСВТС.

Сербия. Россия > Авиапром, автопром. Армия, полиция > ria.ru, 6 июля 2020 > № 3433606


Сербия. Китай. Белоруссия. РФ > Транспорт. Металлургия, горнодобыча > gudok.ru, 2 июля 2020 > № 3430173

ОТЛК ЕРА организовала транзит из Сербии в КНР

Первый контейнерный поезд перевозит электролитическую медь

Из сербского Белграда через Белоруссию, Россию и Казахстан в китайский Ухань 22 июня отправился первый контейнерный поезд. В настоящее время он приближается к российско-казахстанской границе, сообщил пресс-центр ОАО «Российские железные дороги».

Поезд перевозит электролитическую медь. Она погружена в 41 контейнер объемом по 40 футов.

Перегруз контейнеров с узкой колеи на широкую осуществляется на пограничных переходах Брест/Малашевиче и Достык/Алтынколь.

Перевозка по Белоруссии, России и Казахстану организована Объединенной транспортно-логистической компанией - Евразийский железнодорожный альянс (АО «ОТЛК ЕРА», дочернее общество ОАО «РЖД»).

Новый маршрут стал 150-м в регулярных сервисах ОТЛК ЕРА по колее шириной 1520 мм.

В мае «ОТЛК ЕРА» установила рекорд по транзиту контейнеров между Европой и Китаем - объем перевозки составил 49 тыс. TEU, что в 2 раза больше, чем годом ранее.

Генеральный директор — председатель правления ОАО «РЖД» Олег Белозёров в мае поручил простимулировать и обеспечить кратный рост контейнерного транзита.

Сербия. Китай. Белоруссия. РФ > Транспорт. Металлургия, горнодобыча > gudok.ru, 2 июля 2020 > № 3430173


Сербия. Россия. Косово > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 30 июня 2020 > № 3436873

Президент Сербии предаёт сербов. Россия их защищает

ИВАН ИВАНОВИЧ

На 28 июня приходится Видовдан — церковный праздник, который имеет большое значение для каждого серба, потому что в этот день в 1389 году произошла славная битва на Косовом поле между сербами и турками, в которой погибли и турецкий султан Мурад, и сербский князь Лазарь, причисленный к лику святых в Сербской и Русской православной церквях. Святой князь вышел на поле брани против в несколько раз численно превосходящей его войско турецкой армии и возглавил сербских витязей в борьбе за защиту Отечества и православной веры, положив свою жизнь во славу Царства небесного и духовных идеалов.

Современные сербы живут во времена, когда их собственный президент Александр Вучич призывает отречься от Косовского обета, объясняя это тем, что сербский народ «должен перестать прославлять свои поражения». Вучич пытается убедить сербский народ в том, что он должен стать народом предателей и отказаться от Косово — территории, где зародилась сама Сербия, земли, которая олицетворяет все наши идеалы, нашу духовную вертикаль.

С момента своего прихода к власти Вучич начал трудиться над изменением сознания сербского народа в целях построения независимости Косово, причем в качестве религиозного и культурного образца, который следует принять сербам, он неоднократно ссылался на протестантизм. В начале его мандата, в 2013 году, он подписал Брюссельский договор, что послужило введением в финальный акт предательства Косово и Метохии. Заключением этого договора правительство Вучича отменило существование всех институтов Республики Сербии, которые существовали в Косово и Метохии с 1912 года.

Александр Вучич нашел надежных партнеров в этом грязном предприятии в лице Хашима Тачи и Рамуша Харадиная — полевых командиров террористической «Освободительной армии Косово», ставшими лидерами сепаратистов благодаря коллективному Западу. Все политические действия с целью признания независимости Косово до малейших деталей планируются на дистанции Белград — Приштина, а связи режима Вучича и лидеров косовских албанцев распространяются на сферу бизнеса и организованной преступности.

По этой причине Вучич в соответствии с законами Республики Косово сформировал так называемый Сербский список, политическую партию, которая принимает участие в фиктивных муниципальных выборах, организованных албанцами, и напрямую оказывает поддержку каждому правительству, лидерами которого являются Тачи и Харадинай. Сербы в Косово становятся жертвами шантажа и угроз с целью заставить их голосовать за «Сербский список», а против всех противников данной партии ведется беспощадная агитация.

Оливер Иванович, сербский политик из Косово и Метохии, который возглавлял гражданскую инициативу «Свобода, демократия, справедливость» был убит перед штаб-квартирой своей партии, его убийцы до сих пор не найдены. Александр Вучич вел против него агрессивную пропаганду через подконтрольные ему СМИ, в то время как представители «Сербского списка» называли движение Ивановича «антисербской коалицией». Этой трагедии предшествовал поджог автомобиля Ивановича пособниками «Сербского списка», а на телеканале «РТВ Пинк», близком к режиму Вучича, в эфир был пущен рекламный ролик, в котором Иванович был охарактеризован как человек, который «пятнадцать дней оплакивал свою машину, предал доверие Белграда и пользуется поддержкой Приштины». Вскоре после этой медийной атаки Оливера Ивановича убили.

Тем временем Вучич представляет предательство собственного народа как высший акт патриотизма. Этот акт действующий президент Сербии объясняет тем, что он хочет решить косовскую проблему ради нашего будущего и будущего наших детей. Судя по Вучичу, Косовский обет сербского народа — не более чем миф и «кровавая история», которые не должны обременять будущее Сербии, — это он заявил именно на Видовдан 2020 года. Благодаря ему лжегосударство Косово оказалось в шаге от окончательного признания, осталась лишь последняя ступень — согласие Сербии на вступление Косово в ООН.

В день накануне Видовдана, 27 июня, по инициативе Ричарда Гренелла, представителя президента США Дональда Трампа в переговорах Сербии и Косово, Вучич был приглашен в Вашингтон на официальную встречу с президентом Косово Хашимом Тачи и премьер-министром данного непризнанного государства Авдуллахом Хоти. Темой этой встречи должен был быть статус Косово, а определенные СМИ уже стали сообщать, что в Вашингтоне произойдет заключение «исторического договора» между Белградом и Приштиной.

Со своей стороны, Ричард Гренелл объявил, что его целью в переговорах Белграда и Приштины является создание «мини-шенгенской зоны», и что он фокусирует свои усилия на вопросах экономического сотрудничества Сербии и Косово. Предательство Косово должно быть скрыто за дискурсом об улучшении качества жизни сербов и албанцев, создании новых рабочих мест, в рамках которого Вучич подчеркивал, что он больше всего заинтересован в торговле ресурсами, которые добываются в Косово.

Однако данная встреча не состоялась. Из Брюсселя неоднократно посылали ясные и недвусмысленные сигналы о том, что статус Косово не может быть решен без участия Евросоюза. Но ни сербская, ни албанская стороны, которые принимали участие в переговорах в Вашингтоне, не обращали внимание на эти призывы ЕС. Ответ Брюсселя на их молчание был решительным. За несколько дней до переговоров в Вашингтоне спецпрокуратура Гаагского суда предъявила косовскому президенту Хашиму Тачи обвинения в преступлениях против человечности и военных преступлениях.

Началась полная суматоха со всех сторон. Сначала поездку на встречу в Вашингтон отменил Тачи, а вскоре после него и премьер-министр Хоти. В Белграде все стихло. Вучич, который готовился к финальному акту сдачи Косово военным преступникам и лидерам криминального мира, получил неожиданный удар от тех, кого он до недавного времени считал союзниками и которых все время называл «лучшими друзьями».

Германия не могла остаться немой и позволить США решать косовскую проблему без нее путем изменения границ на территории Европы. Переговоры в Вашингтоне отложены на неопределенный строк, а Гренелл объявил, что дата нового их раунда будет назначена позже. Тогда в сербских режимных СМИ и таблоидах началась целая кампания, в которой разные политические аналитики и коалиционные партнеры действующего президента высказывали полную поддержку Вучичу и Тачи в процессе переговоров, которые должны были закончиться признанием независимости Косово. Но и сербская оппозиция подвергла Вучича критике за его попытки предать Косово.

Сербский политик Младжан Джорджевич выступил в эфире телеканала «Н1» с осуждением Александра Вучича и ведущихся им переговоров с людьми, которых судебные органы Сербии осудили как террористов, выдав ордер на их арест. Джорджевич также пояснил, как Вучич через подконтрольный ему «Сербский список» помогал своему политическому партнеру Хашиму Тачи и Ричарду Гренеллу в свержении премьер-министра непризнанного Косово Альбина Курти. Курти не состоит ни в каких деловых отношениях с Вучичем, и его руки не в крови, как у Тачи и Харадиная.

Курти объявил серьезную войну преступности в Косово, и он препятствовал тому, чтобы «военная коалиция», составленная из Тачи, Харадиная и Кадри Весели снова пришла к власти. Это не совпадало с интересами Вучича, который хотел продолжить сотрудничать со своими многолетними партнерами из числа лидеров косовских албанцев. Младажан Джорждевич также сказал, что после выдвинутых против Тачи и Весели обвинений в военных преступлениях никто не имеет права вести переговоры с убийцами сербского народа.

В той же передаче на канале Н1 Елена Милич, директор неправительственной организации «Центр евроатлантических исследований» (ЦЕАС), известная как лоббист НАТО и составитель списков прорусских политических партий и организаций, которая отправляет свои отчеты конгрессменам в США, полностью поддержала Александра Вучича в контексте переговоров с албанскими террористами, назвав их «переговорами за будущее Сербии».

Плечом к плечу с Еленой Милич встал и адвокат Горан Петрониевич, который заявил, что решение спецпрокуратуры обнародовать обвинение против Хашима Тачи и Кадри Весели до того, как его подтвердил Специальный суд, представляет собой акт политического давления и манипуляции, направленный на недопущение переговоров, которые должны были пройти в Вашингтоне. Таким образом Петрониевич открыто поддержал Александра Вучича и албанского террориста Хашима Тачи, который, кстати, скорее всего скоро уйдёт в отставку.

И в этот Видовдан 2020 года сербы видят, что Россия открыто встала на сторону сербского народа, о чем лучше всего свидетельствуют слова министра иностранных дел России Сергея Лаврова, который после встречи с Вучичем на прошлой неделе заявил, что ЕС не должен «изолироваться в решении косовской проблемы», а Россия «продолжит защищать интересы Сербии в международных организациях». Лавров подчеркнул, что Россия поддерживает все попытки, которые могут привести к взаимному решению вопроса статуса Косово, включая переговоры при посредничестве ЕС, но на основании Резолюции 1244.

После этого последовал срыв встречи в Вашингтоне, которая должна была стать введением в финальный акт предательства Косово. Предательство вновь отложено, и особенно нас должна обнадёжить роль России, поскольку в эти моменты она защищает нас от собственного президента и правительства, которые работают во вред своему народу.

Косовский обет — обет не только сербского, но и русского народа. В нем отражено все величие нашей общей православной веры и наше братское стремление к идеалам свободы и правды. Видовдан — наше зеркало, которое ясно показывает нам, на чьей мы стороне, и как мы будем выглядеть в вечности, а президент Вучич, который пытается заставить сербский народ отречься от своей истории и корней, недостоин ни Косово, ни Видовдана.

Сербия. Россия. Косово > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 30 июня 2020 > № 3436873


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 29 июня 2020 > № 3436893

Бойкот выборов в Сербии отделил зёрна от плевел

МЛАДЖАН ДЖОРДЖЕВИЧ

Спустя неделю после окончания так называемых выборов, результаты которых известны, мы все еще не знаем, какова была явка, поскольку ЦИК Сербии и Миладин Ковачевич замучились притягивать за уши столько процентов, сколько им приказал Вучич. Однако мы точно знаем, что бойкот фиктивных выборов народом и сербской оппозицией состоялся, и по всем релевантным показателям в этих выборах приняли участие около 40% граждан, а в Белграде не более 35%. Если из этой суммы мы бы вычли тех, кто под давлением, шантажом, угрозой, «при финансовой поддержке» вышли на избирательный участок, а говорят, что таковых 500 000, а также те 300 000 бюллетеней, как лопатой, заброшенные в последние два часа выборов, мы бы пришли к реальной цифре около 1 200 000 людей, с чьей помощью Александр Вучич управляет Сербией. Так что Миладин может не мучиться с пошивом нового костюма для короля, ведь все мы знаем, что король голый.

Бойкот был абсолютно успешным, так как обнажил власть в Сербии, а в ее парламент вошла только одна партия, наследница Коммунистической партии Югославии, Социалистическая партия Сербии, которая у власти с 1944 года, с небольшой паузой с 2000 по 2003 г. Победитель так называемых выборов не партия, а мафиозная организация — Сербская прогрессивная партия, которая и на выборах без участия оппозиции была вынуждена красть, шантажировать и пользоваться характерными криминальными средствами, чтобы достичь заранее заданной цели.

Избирательный порог в 5% не преодолело ни радикально-прогрессивное детище в лице Александра Шапича, который получил столько голосов, сколько было испорченных бюллетеней. Поэтому из-за сниженного избирательного порога с 5% до 3% в ходе избирательного процесса этот отпрыск Вучича не дорос до парламента.

К бойкоту еще в ноябре 2018 г., до всех протестов и Договора с народом Союза за Сербию, первым призвал молодой сербский аналитик Бобан Стоянович, а эту идею приняли и до конца сдержали свое слово лидеры Союза за Сербию и еще несколько движений и партий сербской оппозиции. Бойкот был успешным, потому что отделил зёрна от плевел, и теперь ясно, кто на чьей стороне.

Праведный и непогрешимый судья, народ из-за предательства идеи бойкота выдал красную карточку некоторым многолетним и новым игрокам, поэтому, надеюсь, в следующем политическом сезоне мы больше не увидим Тадича, Живковича, Трифуновича, Милоша Йовановича, Новицу Антича, Радуловича, Велю Илича, Зеленовича, Пауновича…

За другую группу ложных оппозиционеров я благодарен Вучичу: как это ему присуще, он им соврал, собрал для них подписи, а потом их уничтожил. Уж больше-то не будет Чедомиров Йовановичей, Шешелей, «Заветников», «Левиафанов», ПОКСов, двух милых девочек из «1 из 5 миллионов». Кроме них, мне особенно жаль, что детище американского посла Годфри и «Бебы» Поповича, теперь уже трагикомичный УДС, не сумел получить больше 1% голосов, и так с политической сцены, наверное, исчезли всякие Чанаки, Оленики, Джуричи, Джуришичи, Чомичи, Мацуры, Костреши… Но, поскольку Вучич милосердно объявил, что, несмотря на ценз, некоторых из них примет в правительство, сейчас все они надеются на его милость. С Вучичем им и место.

Бойкот разоблачил и отправил на пенсию разных всезнаек и критиканов, для которых, очевидно, самой большой проблемой был Союз за Сербию, а не Вучич: от Србиянки Турайлич, Весны Пешич и Кокана Младеновича до Йово Бакича, Драголюба Бакича, Бранислава Трифуновича и многих других актеров, певцов, музыкантов, деятелей искусства, которые думают, что в политике разбираются лучше, чем в своей профессии.

В день выборов была открыта еще одна группа Вучича — Джукановича, которая, кто знает, в какой раз попыталась взять власть в Демократической партии и сместить Зорана Лутоваца. С этой целью эта группка разделилась на две части, первую из которых составили накачанные, татуированные, бритые «академики без шей», которые не позволяли членам Городского комитета войти в здание белградского театра «Мадлениянум». Толпу этих «академиков» разогнала одна из храбрейших женщин сербской политической сцены, заместитель председателя Демократической партии Драгана Ракич, при небольшой поддержке члена Городского комитета, бесстрашного Петра «Пере» Белича из района Калуджерица.

Вторую группу путчистов составляли крестник Мило Джукановича Балша Божович при поддержке «Шуле», «Кены», «Леки», Ерковича, «Шумии», «Чиры», «Мичуна» и остальных. Надеюсь, что мы на них больше не будем смотреть, или хотя бы никто из оппозиции с ними не будет больше серьезно сотрудничать. За их политическую судьбу я не беспокоюсь, поскольку у Вучича для них всегда найдется место.

Раз реалити-шоу теряют популярность, а цирк в парламенте был невозможен, перед выборами необходимо было организовать новый вид забавы для широких народных масс. В этом предприятии Вучичу помогли никому не известные люди, о которых я раньше и не слышал, но мой сын позже показал мне на YouTube, как они рассказывают о нападении инопланетян на человечество.

В первый день на этих протестах водили хоровод, на второй день до обеда проголосовали за смену Вучича, основали «Народную Республику Сербию» и выбрали правительство, а уже к вечеру были в ссоре, подавали в отставку и снимали друг друга с постов.

Когда люди, которые верят во вторжение инопланетян, ушли, появился Срджан Ного, бывший член партии «Двери», с ничуть не менее фантастической историей. Ного, который прославился угрозой своим политическим оппонентам отправить их на виселицу, тоже назначал депутатов, зачитывая их имена по списку, и лишил Вучича позиции президента. Единственное различие между ним и предшествующими демонстрантами заключалось в том, что Ного не водил хоровод.

Будем честны, есть люди, которым эти перформансы понравились и которые думают, что это настоящий способ борьбы против этого мафиозного режима. Один из них — известный сербский журналист Слоба Георгиев, который в ток-шоу «Впечатление недели» раскритиковал телеведущую Олю Бечкович, потому что она не пригласила в эфир Ного. Георгиев воспользовался случаем, чтобы похвалить Ного за то, что тот «собрал больше людей, чем Союз за Сербию». Поэтому я ожидаю, что он будет рад видеть Ного, Мишу Вацича, разных «Левиафанов», «Народные патрули» и летающих йогов на своем новом правом телеканале…

Бойкот был абсолютно успешным, несмотря на медийную демонизацию и огромное давление, которое оказывалось на всех лидеров Союза за Сербию (СзС), а особенно — Драгана Джиласа. Как это описал молодой сербский интеллектуал Душан Л. Миленкович, оппозиция была похожа на избитого человека, который лежит на бетоне в то время, как пятеро людей продолжают его давить и пинать. Так, к давлению на лидеров СзС, чтобы они приняли участие в выборах, несколько раз присоединялись и представители посольств самых сильных западных стран, но народ все это понял и послал ясный и недвусмысленный сигнал, что не желает больше обеспечивать легитимность Александра Вучича и его монтипайтоновских выборов.

Народ и сербская оппозиция бойкотом ясно дали понять, что не признают такой парламент и правительство Сербии, а также их решения, которые касаются национальных интересов. Путем бойкота Вучич лишен легитимности управлять Сербией и представлять ее.

В тот момент, когда я это пишу, Вучич приземлился в Москве, где встречен на исключительно высоком уровне заместителя министра иностранных дел. Его ждут разговоры с президентом Путиным, а то, что разговор не будет легким, в ходе визита в Белград ему передал Сергей Лавров. Очевидно, что в России прочитали игру Вучича и то, что он обещал смягчить позицию Путина и России по вопросу вхождения «Косово» в ООН. И Путин, и Лавров, тем временем, всегда четко выражали уверенность в том, что любое решение должно соответствовать Резолюции 1244 и принято Советом Безопасности.

После этого Вучич улетает в Вашингтон на встречу с Трампом. Учитывая то, что в Сербии еще с 3 июня не сформирован новый состав ни парламента, ни правительства, и Вучич никогда не получал никакого полномочия или платформы для переговоров или подписывания чего бы то ни было по вопросу Косово и Метохии, а я надеюсь, что посол Годфри читает газету «Данас» и статьи Цвиетина Миливоевича и сообщил это своему президенту, и им ясно, что все, что сейчас, после бойкота, Вучич подпишет с Тачи или Гренеллом, ни к чему не обязывает сербский народ.

В Сербии на сегодняшний день существует только две проблемы — преступность и вопрос Косово и Метохии. Вучич пришел к власти, обсуждая эти проблемы («воры из желтой Демократической партии» и «предатели из желтой демократической партии»), и до сих пор управляет, опираясь на них. В действительности все это время историей о «борьбе за Космет» он прикрывает свое воровство в Сербии пока, с другой стороны, Запад то же самое его воровство терпит, веря в его обещание «решить вопрос Косово». Бойкот все это сейчас обнажил. Сербия — страна, порабощенная мафией, преступностью и коррупцией.

Сейчас время предпринять новые шаги.

Сербская оппозиция должна объединиться, реорганизоваться и с сегодняшнего дня начать политическое свержение этого антинародного мафиозного режима. Сейчас, наверное, всем понятно и в Сербии, и на международной арене, что сербская оппозиция действует в условиях, которые до сих пор существовали только в Белоруссии и Северной Корее, и что диктатор и мафия не теряют власть на фиктивных, так организованных выборах. Единственный путь решения этого политического кризиса — демократическими средствами заставить власть сделать уступки, похожие на те, что были сделаны в Македонии или Австрии.

Бойкот показал, что Вучич никогда больше не сможет победить в Белграде, поэтому победа в столице должна быть первой следующей стратегической целью. Ситуация, в которой мы оказались, после этих так называемых выборов совершенно не стабильная, поэтому можно скоро ожидать и внеочередных парламентских и президентских выборов. Ко всему этому оппозиция должна быть готова, и у нее должен быть свой ответ.

Для достижения этой цели необходимо объединение всех, кто против этой антицивилизационной власти без создания и вызывания искусственных идеологических разделений. Нам нужны честные люди всех политических направлений, чтобы освободить Сербию. Все герои из Врмцы, Блендии, Ягнило, Дубоны, Ракиты и других небольших мест и сел, которые дали отпор мафии, должны стать носителями перемен и главной силой для этого.

В конце концов, бойкот все же был личным актом каждого из нас. Тем, что большинство людей в Сербии отказалось участвовать в этих фиктивных выборах, защищено достоинство этих людей. Каждый из нас с удовольствием мог смотреть на ухмылку Вучича и искреннюю, ненормальную радость Марко Джурича в ночь выборов без чувства, что он побежден. Следующий шаг — предотвратить дальнейшее унижение тех, кто вынужден участвовать в таких выборах. Только освобождением этих людей будет возможно надавить так, чтобы он лопнул, на этот пузырь СНС, который надулся, как никогда прежде. Для этого нам не нужно ни ждать, ни просить ничьей помощи. Мы сами решим эту проблему и наконец победим зло.

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 29 июня 2020 > № 3436893


Сербия. Косово. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > regnum.ru, 25 июня 2020 > № 3436940

Сербия накануне «сделки века»: президент Вучич торопится признать Косово

АЛЕКСАНДАР ДЖОКИЧ

Почему выборы в Скупщину Сербии должны были пройти во время эпидемии COVID-19, в то время как сербская оппозиция требовала, чтобы они были перенесены на осень? Почему официальные государственные органы спустя три дня после выборов не сообщают данных о явке, в то время как итоги выборов уже более-менее известны? Почему только три партии вошли в сербский парламент и что это означает для будущего сербского государства и демократической системы управления?

Почему выборы были организованы в разгар эпидемии?

Стоит упомянуть, что заместитель директора сербского Института общественного здоровья «Милан Йованович Батут» Дарья Кисич-Тепавчевич в эфире государственного телеканала РТС 19 июня заявила, что сегодняшний коронавирус — «не тот, с которым мы сталкивались в марте-апреле», и что он вызывает менее опасные формы болезни. Через два дня после выборов, 23 июня, Кризисный штаб по борьбе с эпидемией ужесточил ограничительные меры для граждан Сербии, в том числе был введен обязательный масочный режим, а член штаба эпидемиолог Бранислав Тиодорович еще раз подчеркнул, что коронавирус не ослабел и продолжает представлять угрозу для граждан. Почему выборы понадобились президенту Сербии Александру Вучичу именно сейчас, когда оппозиция согласилась участвовать в избирательном процессе осенью? В этом случае бойкота бы не было, все выглядело бы очень демократично, и никто бы не ставил легитимность режима Вучича под вопрос.

Ответов может быть несколько: глобальный экономический кризис, вызванный мерами борьбы против эпидемии, к осени только усилится; эффект сплочения общества, вызванный страхом эпидемии, к тому моменту утратит свое значение; но ключевой аспект — это переговорный процесс об урегулировании статуса Косово. Президент Вучич в данный момент находится под большим давлением представителей администрации президента Соединенных Штатов Дональда Трампа, которые подталкивают его к подписанию этой осенью некоего договора о решении косовской проблемы. Это подтверждается заявлениями оппозиционных косовских политиков, таких как Альбин Курти, которые противятся заключению этого договора, заявлениями американских специалистов по Балканам Даниэля Сервера, Тима Джуды, Эдварда Джозефа и Чарльза Капчана, а также высказываниями европейских экспертов Бодо Вебера и Флориана Бибера. Напомним, что Курти потерял место премьер-министра в правительстве Косово именно по инициативе представителей США — в то же время он получил открытую поддержку от послов Франции и Германии. Все они предполагают, что сделка Трампа содержит пункт о «коррекции границ» между Сербией и Косово, что противоречит стратегии Германии и ЕС в данном вопросе. Германия, которая руководит процессом переговоров о статусе Косово в Брюсселе с 2011 года, резко выступает против любых изменений границ из страха дестабилизации балканского региона, в котором этнические конфликты до сих пор являются весьма актуальными.

США также активизировали дипломатическую деятельность на Балканах (небывалую с 90-х годов). Президент Трамп назначил двух спецпредставителей по региону — Мэттью Палмер должен курировать общую обстановку из Госдепартамента, а противоречивый Ричард Гренелл, бывший посол США в Германии, должен напрямую вести отдельные переговоры с Вучичем и президентом Косово Хашимом Тачи за спиной ЕС. Одна такая встреча уже прошла в начале марта 2020 года, а следующая запланирована на 27 июня. Министры иностранных дел Франции и Германии уже косвенно раскритиковали процесс переговоров под руководством Гренелла в открытом письме в мае 2020 г. Когда стала известна дата новой встречи в Вашингтоне (27 июня), министр иностранных дел Германии Хайко Маас заявил, что косовская проблема может быть решена только под эгидой ЕС и никого другого. Это еще один ясный намек в адрес США — не вмешивайтесь в наши дела с вашими быстрыми сделками, включающими «корректировку границ». Даже сам Гренелл недавно подтвердил, что идея изменения границ Сербии и Косово действительно пришла из администрации действующего президента, но с оговоркой, что она принадлежала не самому Трампу, а его бывшему советнику Джону Болтону. Очевидно, что вашингтонская встреча 27 июня станет еще одним шагом к заключению договора о признании независимости Косово, а так как данный договор должен быть подписан Вучичем и Тачи в сентябре этого года (раньше американских выборов), очевидно, что сербские выборы не могли быть отложены на осень, несмотря на опасность эпидемии и угрозу бойкота со стороны оппозиции.

Почему не сообщается о явке?

Это первые сербские выборы с 1997 года, которые бойкотировала большая часть оппозиции. Больше всего обращает на себя внимание тот факт, что еще нет официальных данных по поводу явки, хотя это базовые показатели, которые должны быть предоставлены общественности буквально через несколько часов после окончания голосования. Явка в данном случае очень важна, даже важнее самих итогов, потому что этот цикл выборов отличается от обычного из-за объявленного оппозицией бойкота. Очевидно, что сербские власти, чьим неприкосновенным лидером является президент Александар Вучич, намеренно вводили граждан Сербии в заблуждение, подвергая их опасности заражения коронавирусом, чтобы увеличить явку: главной целью являлась планка в 51% голосовавших. Президент Вучич в ночь на 22 июня поблагодарил избирателей, которые выразили ему доверие, подчеркнув, что «число голосовавших составило примерно 3,3 миллиона избирателей». В общей сложности в Сербии 6,6 миллионов избирателей имеет право голоса, а это значит, что президент Вучич ожидает, что явка превысит 50%. Независимые агентства по изучению общественного мнения, такие, как ЦРТА, прогнозируют, что явка никак не может превысить отметку в 48−49%. С данным прогнозом согласны и эксперты компании ЦЕСИД, которые обнародовали данные, согласно которым явка составила 47,7%, но без учета голосов сербов из Косово, что снова означает, что проголосовало не более 48%.

На данных выборах нет наблюдателей со стороны самых сильных оппозиционных партий, которые располагают достаточными ресурсами, чтобы проводить адекватное наблюдение за избирательным процессом. Те оппозиционные партии, которые согласились участвовать в выборах — новые, с маленькой членской базой — не в состоянии проследить за подсчетом голосов, особенно в сельской местности. Это значит, что сербские власти могут повысить явку искусственно, с помощью различных махинаций, чтобы достичь желаемой цели в 51%. Можно предположить, что для сербских властей не будет представлять особенной проблемы поднять явку на 3%, если иметь в виду, что Сербская прогрессивная партия оказывала сильное давление на избирателей в последние два часа голосования, когда явка поднялась почти на 10%! Это прогнозы независимых агентств.

Почему в сербский парламент прошли только три партии?

Следующий вопрос, который должен быть разобран — итоги выборов. По неофициальным данным, только три партии, то есть три партийных списка, смогли преодолеть избирательный порог в 3%. В сербский парламент вошли еще и партии нацменьшинств, но они все равно получили бы какое-то количество депутатских мандатов, так как они баллотируются без учета избирательного порога. Три партии, которые разделили сербский парламент между собой, — Сербская прогрессивная партия (СПП) президента Александра Вучича, Социалистическая партия Сербии (СПС) министра иностранных дел Ивицы Дачича и партия «Сербский патриотический союз» (СПАС) бывшего известного ватерполиста Александра Шапича, который сразу после выборов высказался в поддержку партии Вучича. На основании прогнозов центров изучения общественного мнения, а также еще не законченного процесса подсчета голосов, которым руководит Избирательная комиссия Республики Сербия, СПП Вучича должен получить 191 депутатское кресло из 250 мандатов в сербском парламенте. СПС Дачича получит 32 мандата, а СПАС Шапича 11 мандатов. Остальные 16 депутатских мандатов получат партии венгерского, босняцкого и албанского нацменьшинств. Только Слободан Милошевич на первых демократических выборах после Второй мировой войны в Сербии, в 1991 году, получил больше мандатов — 194.

Если режим Вучича может повлиять на подсчет голосов и поднять явку, почему он не поднял результаты определенных партийных списков, которые связаны с ним напрямую? Например, Сербской радикальной партии Воислава Шешеля, которая после освобождения своего руководителя из Гааги достаточно открыто поддерживала связи с Сербской прогрессивной партией? Или «Объединенная демократическая Сербия», которая составляла коалицию либеральных партий из региона Воеводина, также находящихся в хороших отношениях с режимом Вучича? В конце концов, сам Вучич понизил избирательный порог для прохождения партии в сербский парламент с 5 до 3%, поэтому очевидно его желание, чтобы в состав сербской Скупщины вошло больше партий. Почему в итоге получилось изображение самого недемократичного парламента за последние 30 лет?

Логично представить две возможности. Первая — Вучич профинансировал слишком много партий с похожими программами, они конкурировали друг с другом и не смогли пройти даже избирательный порог в 3%. И вторая, если принять во внимание контекст с грядущим признанием Косово: на Вучича могли надавить США, заинтересованные в том, чтобы в парламенте именно его партия обладала достаточным количеством мандатов для изменения Конституции Сербии и заключения «сделки века» с Трампом. Вторая возможность кажется более вероятной, потому что вопрос Косово для Сербии имеет большое историческое значение. Чем больше партий в парламенте, даже тех, которые протолкнул туда Вучич, тем больше шансов, что они побоятся голосовать за изменение Конституции и признание независимости Косово. Только американцы могли настолько надавить на Вучича, чтобы он отрекся от своей собственной стратегии по конструированию якобы демократического парламента. Если он может поднять явку на 3%, почему не может поднять рейтинг нескольких партий и подарить им мандаты, чтобы парламент хотя бы выглядел приемлемым для большинства граждан Сербии?

Единственный ответ на этот вопрос заключается в том, что кто-то не позволяет ему это сделать. Кто это может быть, кроме администрации Трампа, которая возлагает все надежды на подпись Вучича на документе о признании Косово осенью и не желает никаких осложнений в этом вопросе? Чем больше партий в сербском парламенте, тем больше сложностей, поэтому их только три, а у партии Вучича достаточно мандатов, чтобы править одному, чтобы изменить Конституцию одному и чтобы признать независимость Косово одному. Но на этот раз головокружительный триумф Вучича может оказаться не таким сладким, как он надеялся. Александр Вучич может войти в историю Сербии как президент, который отрекся от Косово в пользу американцев и албанцев.

Александар Джокич, ассистент кафедры сравнительной политологии ФГСН РУДН

Сербия. Косово. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > regnum.ru, 25 июня 2020 > № 3436940


Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 23 июня 2020 > № 3422591

Встреча с Президентом Сербии Александром Вучичем

Владимир Путин встретился в Кремле с Президентом Республики Сербия Александром Вучичем, который прибыл в Москву для участия в торжественных мероприятиях по случаю 75-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне.

В.Путин: Уважаемый господин Президент! Очень рад Вас видеть!

Хочу поблагодарить Вас за то, что Вы приехали на торжества, связанные с Победой в Великой Отечественной войне и на военный парад. Завтра подразделения сербской армии, вместе с российскими товарищами по оружию, пройдут по Красной площади.

Между нашими странами складываются весьма прагматичные, но в то же время особые по своему характеру, очень добрые союзнические отношения.

В начале нашей встречи хочу поздравить Вас с убедительной победой Вашей партии на парламентских выборах в стране.

А.Вучич: Большое спасибо.

В.Путин: Отношения у нас развиваются по всем направлениям, в том числе в экономической сфере. В прошлом году товарооборот вырос, по-моему, на 22,6 процента, а в этом году, за первый квартал текущего года уже на 7,7 процента.

Мы активно и небезуспешно сотрудничали в области борьбы с коронавирусной инфекцией, продолжаем инвестиционную деятельность, развиваем отношения по всем направлениям, включая и вопросы безопасности, борьбы с современными угрозами – не только пандемиями, но и такими, как организованная преступность, терроризм. Работаем в области военного сотрудничества, в сфере военно-технического взаимодействия.

И конечно, развиваем наши отношения в сфере культуры, образования, в духовной сфере.

Я очень рад Вас видеть! Ещё раз, добро пожаловать!

А.Вучич: Уважаемый господин Президент! Дорогой друг!

Очень рад возможности встретиться с Вами сегодня и поговорить по всему комплексу наших отношений.

Сербия и Россия являются искренними друзьями. И хотел бы прежде всего поблагодарить Вас за то, что Вы всегда находите время для Сербии. Это для нас очень важно, и мы это очень ценим.

У нас действительно дружеские, конструктивные, доверительные отношения по всем направлениям. Наши политические отношения находятся на самом высоком уровне. Надеюсь, как всегда, что вместе с Вами мы сможем сделать многое для увеличения нашего товарооборота.

Ещё раз хочу выразить благодарность и большую признательность Вам лично, господин Президент и дорогой друг, за однозначную поддержку жизненно важных национальных и государственных интересов Сербии, особенно её территориальной целостности и суверенитета.

Как Вы знаете, у нас, на Западных Балканах, очень сложная политическая ситуация. Поговорим с Вами по этому вопросу.

Хотел бы ещё раз подчеркнуть, что Сербия как свободное и независимое государство сохраняет военный нейтралитет. Думаю, считаю, что она является единственной страной в этом регионе с таким определением.

Ещё раз большое спасибо за Вашу поддержку и за Вашу помощь в связи с коронавирусной инфекцией. Большое спасибо Вам, большое спасибо российскому народу.

Для меня лично и для моей страны Сербии Ваше приглашение принять участие завтра в параде Победы – большая честь. Мы гордимся нашей совместной Победой. Конечно, Вы всё сделали по вопросу сохранения исторической памяти о Второй мировой войне. Мы будем помогать в этом вопросе.

Спасибо ещё раз за Вашу поддержку. Спасибо за Ваше поздравление.

И конечно, мы ожидаем Вас до конца года в Белграде, в Сербии. Надеюсь, что у нас будет возможность оказать Вам тёплый прием и гостеприимство, которые Вы нам всегда оказываете.

Ещё раз большое спасибо.

В.Путин: Благодарю Вас.

Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 23 июня 2020 > № 3422591


Сербия. Косово > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 22 июня 2020 > № 3419753

Главная задача нового парламента Сербии — одобрить признание Косово

ТАТЬЯНА СТОЯНОВИЧ

По предварительным результатам парламентских выборов в Сербии, прошедших 21 июня, правящая Сербская прогрессивная партия президента Александра Вучича получила абсолютное большинство голосов избирателей — 61,5%. На втором месте находится коалиция Социалистической партии Сербии Ивицы Дачича и «Единой Сербии» Драгана Марковича Пальмы (10,38%). Трехпроцентный избирательный ценз удалось также пройти партии СПАС бывшего спортсмена Александра Шапича (3,68%). Все остальные партии остались ниже порога проходимости в парламент. Стоит напомнить, что оппозиционные партии, объединенные в «Союз за Сербию», бойкотировали парламентские выборы, считая, что власти не создали условий для проведения демократического и прозрачного голосования. Окончательных данных о количестве проголосовавших пока нет. Официально говорится примерно о 47%. Меньше всего избирателей проголосовало в столице Сербии Белграде (34%).

Что изменится на сербской политической сцене после 21 июня, ИА REGNUM рассказывает профессор факультета политических наук Университета в Белграде, председатель движения «За сохранение сербского государства» Слободан Самарджич.

По предварительным результатам выборов, место в новом сербском парламенте завоевали лишь четыре партии, при этом две из них выступили единым списком. Пожалуйста, прокомментируйте результаты голосования. Насколько они ожидаемы в условиях бойкота выборов со стороны так называемой настоящей оппозиции?

Такие результаты были ожидаемы. Весь выборный процесс протекал довольно спорно. Предвыборная кампания была нелегитимна, она велась в то время, когда следовало уделить внимание борьбе против пандемии коронавируса. Во время чрезвычайного положения, которое было введено в стране во время эпидемии, были совершены многие предвыборные действия. Сам день голосования тоже проходил в странной атмосфере, с разных сторон поступала информация о нарушениях, особенно в последние два часа, когда отклик избирателей достиг 47% — после 17 часов он составлял около 40%.

Все шло к тому, чтобы эти парламентские выборы превратились в триумф Сербской прогрессивной партии. Она получила около 62% голосов, что необычно для парламентских систем. Благодаря этому сербский парламент стал более или менее однопартийным. В него войдет также Социалистическая партия Сербии Ивицы Дачича, которая до сих пор была коалиционным партнером Сербской прогрессивной партии, и поэтому ее нельзя считать какой-то оппозицией. Третья партия, которая войдет в парламент — это СПАС Александра Шапича. Она с момента своего создания была умеренной и посылала сигналы о том, что в случае прохождения в парламент станет играть роль лояльной властям оппозиции. Я считаю, что в этом кроется секрет успеха Александра Шапича.

После закрытия выборных участков и публикации первых результатов подсчета голосов некоторые сербские СМИ допустили возможность того, что и партии, которые не прошли трехпроцентный барьер, получат места в парламенте. Насколько это действительно возможно?

Это уже невозможно, так как на основании большого количества подсчитанных голосов видно, что только три партии прошли ценз. Плюс четыре выборных списка национальных меньшинств, но о них я не упоминаю, так как у них отдельные привилегии, которые гарантируют им места в парламенте.

Надо сказать, что само снижение ценза с пяти до трех процентов в выборном году не было корректным поступком президента Александра Вучича. Такие решения не принимаются непосредственно перед объявлением выборов. Поэтому только что законченное голосование вызывает многие вопросы, и я считаю, что новый парламент не будет легитимным, так же, как и решения, которые он будет принимать.

Можете ли назвать главные вызовы, перед которыми окажутся депутаты нового созыва парламента?

Самый большой вызов — это Косово и Метохия. Я считаю, что главная задача, которую обязан решить Александр Вучич в настоящее время — это признание независимости Косово. Поэтому парламентские выборы и были проведены на скорую руку. Если бы выборный процесс происходил по обычной процедуре, выборы надо было бы отложить ровно настолько, насколько парламент и власть превысили свой мандат. Парламент надо было распустить 3 мая. Но так как в стране с марта действовало чрезвычайное положение, проведение выборов было исключено. После того, как чрезвычайные меры были отменены, надо было объявить новые выборы в соответствии с конституцией и с законами.

Тем не менее уже 21 июня вечером европейский комиссар по вопросам расширения Оливер Варгейи заявил, что он не может «дождаться, когда с новым правительством начнет работать над реформами, связанными с членством в ЕС». Это фактически означает, что у Запада прошедшие в Сербии выборы не вызывают никаких вопросов…

Так как Запад в качестве главной задачи ставит перед Александром Вучичем признание Косово, он и поддержал сербского лидера в намерении провести выборы любой ценой. Поэтому Запад полностью проигнорировал инициативу сербской оппозиции о бойкоте голосования. Для них главное, чтобы в Сербии существовала видимость парламентаризма, и чтобы парламент одобрил все то, с чем Вучич согласится на переговорах с Приштиной.

По всей видимости, это будет очень невыгодно для Сербии. Сам Вучич заявляет о том, что Сербия может признать Косово при условии, если и она «что-то получит». Я полагаю, что как раз это и будет главной темой будущих переговоров с Приштиной — что дать Александру Вучичу, чтобы он мог представить это сербской общественности как успех своей политики. Потом парламент одобрит это — теперь состав парламента будет такой, что он точно проголосует за любое решение. Может быть, будет несколько голосов против.

Для Запада этого достаточно, чтобы считать решение о признании независимости Косово правомочным. Но я боюсь, что оно недолго будет в силе. Любое новое правительство должно аннулировать такое решение. Об этом уже заявили партии, которые бойкотировали парламентские выборы. Так что, получив подконтрольный себе парламент, Вучич только временно решает проблему. На самом деле он ее усугубляет.

Как будет выглядеть политическая сцена Сербии после последних парламентских выборов?

Она разделится на системную и внесистемную. Системная сцена будет соответствовать итогам этих выборов. Это будет гомогенная структура с одной доминирующей партией — практически однопартийная система. Как и в любой однопартийной системе, все государственные институты окажутся на службе у правящей партии.

А политические силы, действующие вне системы, будут вынуждены создать крепкую организацию, чтобы выиграть борьбу за справедливые выборные условия на следующем голосовании — возможно, внеочередном. Это даст гражданам страны надежду на то, что в Сербии возможно создать нормальную многопартийную демократическую систему. Это будет долгий процесс. Он требует времени и терпения. Но уже сейчас можно сказать, что политическая жизнь в стране будет идти по двум колеям.

Сербия. Косово > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 22 июня 2020 > № 3419753


Сербия. Черногория > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 июня 2020 > № 3419828

Диктаторские режимы Сербии и Черногории уверенно движутся к краху

СТЕВАН ГАЙИЧ

Жизнь в Сербии и на Балканах не имеет ничего общего с тем, что российские зрители видят по федеральным каналам, или с тем, что преподносят им в печати лоббисты балканских диктаторов. Такие лоббисты в Москве были и у черногорского лидера Мило Джукановича, кумира и партнера президента Сербии Александра Вучича, вплоть до того, как он обвинил Россию в надуманной попытке госпереворота в 2016 году, предшествовавшей вступлению Черногории в НАТО.

Лучше объяснить некоторые моменты российской общественности прямо сейчас, чем тогда, когда начнется череда шокирующих новостей, которые федеральные каналы так и не смогут объяснить. То, что Сербия Александра Вучича, к сожалению, похожа на постмодернистскую дистопию и что она превратилась в шоу фриков, лучше всего заметно по аферам, которые ее сотрясают.

В море скандалов, по которому плывет сербский корабль, на днях возникли два новых: в СМИ появились статьи, в которых говорится о прямой связи семьи президента, вернее, его сына Данило, с торговцами наркотиками, а также о воздушных рейсах, которыми во время чрезвычайного положения, введенного в стране ради борьбы с эпидемией коронавируса, перевозили оружие в Объединенные Арабские Эмираты. И пока журнал «Данас» публикует подробности последних скандалов, все проправительственные издания стараются замаскировать факты, обвиняя в нападках на сына президента иностранные спецслужбы. Также премьер-министр Ана Брнабич заявила, что она не считает нужным инициировать проверку и уточнять, с кем именно дружит сын президента.

Все это совпало с публикацией 10 июня новости о том, что в Колумбии было конфисковано пять тонн кокаина, предназначенного для перевозки в Сербию. В начале мая в гамбургском порту на судне, принадлежавшем черногорскому государству, было обнаружено ещё полтонны кокаина. И это не первый скандал вокруг контрабанды наркотиков, в котором замешаны черногорские власти — подобное происходило и раньше, включая 200 кг кокаина, обнаруженных в дипломатической почте, и ещё 60 кг на военном карабле. «Вывод только один — правительство Черногории участвует в контрабанде кокаина», — заявил оппозиционный депутат черногорского парламента Небойша Медоевич.

В войне балканских наркокартелей (о чем недавно писала журналистская организация «Крик», занимающаяся расследованиями коррупционных преступлений) были убиты десятки людей, причём не только на территории Сербии и Черногории, но и в Греции и в некоторых странах Запада. Латиноамериканизация Черногории, а вместе с ней и Сербии, достигла удручающих размеров. Сложно сказать, идет ли речь о юнговской синхронизации или о сознательном намерении, но государственные телеканалы Сербии и Черногории как раз показывают в эфире все сезоны сериалов «Наркос» и «Эль Чапо».

Вучич назначил парламентские выборы на 21 июня этого года. За кулисами этих выборов находится сербский вопрос вопросов — Косово и Метохия. Оппозиция, уже два года протестующая из-за абсолютной блокады государственных институтов и СМИ, решилась на бойкот выборов, чтобы не придавать легитимность парламенту, созданному по итогам незаконного голосования. Такая ситуация не нравится в том числе и НАТО, так как возможное решение о сдаче Косово, которое принял бы нелегитимный парламент, могла бы оспорить первая же демократически избранная власть.

Также особенно бросается в глаза тот факт, что выборы впервые не проводятся на территории Косово и Метохии, и это, так же, как и недавняя передача электроэнергетической системы края в руки Албании — очередное доказательство того, что Вучич ведет тайные переговоры о формировании Великой Албании и втягивании оставшихся балканских стран в НАТО. О секретных переговорах Вучича и «президента Косово» Хашима Тачи при посредничестве верховного представителя Евросоюза по внешней политике и безопасности Федерики Могерини и таких деятелей, как Александр Сорос и Тони Блэр, аудитория впервые узнала в 2018 году от бывшего министра иностранных дел Сербии Вука Еремича. Создается впечатление, что ключевой составляющей всей стратегии является выбор подходящего момента — он должен быть таким, чтобы у сербской и международной общественности не было времени на реакцию.

Поэтому так называемую вторую волну эпидемии коронавируса стоит ожидать скоро после выборов. Это будет идеальный момент для того, чтобы Вучич изменил конституцию Сербии, по поводу чего общество уже получает сигналы. Цель внесения изменений — устранение Косово и Метохии из преамбулы основного закона страны, а также удаление тех статей, которые касаются уголовной ответственности за предательство национальных интересов. Таким образом Вучич, премьер Брнабич и все участники этого предательского мероприятия не будут привлекаться к ответственности.

Также не станет сюрпризом, если действующий глава сербской дипломатии Ивица Дачич не получит пост в новом правительстве, которое Сербская прогрессивная партия должна сформировать после выборов. Дачича может заменить кандидат от «Объединенной демократической Сербии», составленной в основном из огрызков Демократической партии, которую, несмотря на ожесточенные попытки, Вучич так и не смог разделить и уничтожить. Если верить некоторым «осведомленным источникам», «Объединенную демократическую Сербию» создал общий политтехнолог Вучича и Джукановича — Владимир Беба Попович.

Вучич не постесняется в сто первый раз потребовать от России выстрелить себе в ногу, хотя Владимир Путин неоднократно четко заявлял, что Москва не согласится на какой бы то ни было договор по Косово и Метохии, который противоречит резолюции СБ ООН 1244. Имея в виду прежнее поведение Вучича, стоит ожидать, что он опять попробует обмануть Россию. Такой шанс у него появится уже сегодня, 18 июня, когда глава российской дипломатии Сергей Лавров приедет с визитом в Сербию.

По всей видимости, на этот раз разрабатывается следующий сценарий. Вучич и Тачи при помощи специального представителя ЕС по Косово и Метохии Мирослава Лайчака должны подписать некое соглашение, поставив этим перед фактом и администрацию Дональда Трампа, и Россию. Стоит напомнить, что Лайчака можно назвать спецпредставителем НАТО по дипломатическим операциям — именно он в 2006 году помог Черногории выйти из совместного с Сербией государства.

Вучич и Тачи через подконтрольные им СМИ постоянно говорят о том, что Трампу очень важно, чтобы соглашение между Белградом и Приштиной было подписано, так как он в этом случае сможет предстать перед избирателями и предъявить им хоть какой-то внешнеполитический успех. Этот тезис упорно муссируется вопреки тому, что спецпредставитель Дональда Трампа постоянно его опровергает, и вопреки просто здравому смыслу, который указывает на то, что Косово не является темой, актуальной для американских президентских выборов. Тем более, всем очевидно, что Трамп последовательно разрушает политику его предшественников — Барака Обамы и четы Клинтон. Тем временем Тачи заявил, что уходит из политики. Очевидно, он первый понял, что пришло время расходиться.

На предстоящих парламентских выборах единственной оппозицией Александру Вучичу является министр иностранных дел Ивица Дачич, так как идеологически их позиции серьёзно различаются. Поэтому и нужно ожидать, что в новом правительстве для него не найдется места. Никого не удивляют нападки, которым Дачич подвергается во время предвыборной кампании. Но он тоже не остается в долгу и тонко дает понять своим избирателям, что не поддерживает предательский курс президента Вучича. Тем не менее он не нападает прямо, так как его партия — коалиционный партнер Вучича. Наоборот, каждый раз, когда появляется какой-то намек, что его точка зрения по какому-то вопросу не совпадает с точкой зрения президента, Дачич сразу ритуально открещивается от таких слухов, и его риторика становится ближе к риторике президента. Но лозунг, под которым его партия выходит на эти неполноценные выборы, весьма показателен: «Пусть будет проклят предатель своей родины!» (строчка из гимна СФРЮ).

Александр Вучич раздосадован тем, что новая Европейская комиссия изменила свою позицию и не хочет одобрить его план по Косово. Поэтому он решил всех «наказать» внезапными признаниями любви к Китаю, которую могучая страна заслужила за помощь Сербии во время эпидемии коронавируса. Вучич подчеркнуто хвалил и выделял Китай, хотя Россия направила Сербии намного больше помощи — 11 самолетов «Ил» привезли в страну оборудование и военных специалистов-эпидемиологов. Китайскую помощь встретил лично Вучич, целуя китайский флаг и называя Си Цзиньпина братом, в то время как на встречу русских самолетов он отправил премьер-министра Ану Брнабич и министра обороны Александра Вулина.

Любовь Александра Вучича к Китаю на самом деле началась не с момента возникновения эпидемии. Стоит напомнить, что российская компания «Ю гольд», которая предложила сербской стороне намного более выгодные условия сделки, проиграла тендер на приобретение медно-металлургического комбината «Бор». А выиграла его китайская компания Zijin, которая потом стала владельцем самых ценных залежей золота в Европе «Чукару Пеки». Это было ожидаемо, так как сам Вучич заявил о том, что он планирует «на коленях умолять» китайского лидера, чтобы китайская компания купила «Бор». Этим он обессмыслил проведение тендера. Назвав победителя заранее, он попутно уничтожил и переговорную позицию Сербии. Китай является геополитическим другом Сербии и поддерживает ее на международных площадках, но не в этом заключается истинная причина интенсивного сближения двух стран во время пандемии коронавируса. Суть в том, что Вучичу надо было продемонстрировать отдаление от России и сигнализировать союзникам-глобалистам, что в момент, когда Всемирная организация здравоохранения и Билл Гейтс хвалят китайские методы борьбы против коронавируса, он на их стороне, а не на стороне Дональда Трампа, который жестоко конфликтует с Китаем по этому вопросу.

Тем временем черногорский партнер Вучича Мило Джуканович сталкивается с большими проблемами. Крестные ходы, которые начались из-за принятия скандального закона, предусматривающего изъятие церковного имущества, по окончании эпидемии возобновились. Митрополит Черногорско-Приморский Амфилохий впервые открыто призвал верующих не голосовать за правящую Демократическую партию социалистов (ДПС). Имея в виду то, что большое количество членов ДПС поддерживает церковь, становится понятным, что Джуканович на следующих выборах, скорее всего, лишится власти. Он может надеется только на то, что ему удастся вызвать гражданский конфликт — тогда он призовет НАТО оккупировать страну и сохранить для него власть насильственными методами.

Между Джукановичем и Вучичем много общего, и только после их ухода от власти будет раскрыта вся глубина их связей. Очередным совместным проектом черногорского и сербского лидеров является ослабление позиций России и последовательное выполнение повестки дня НАТО по Балканам. Джуканович в 2016 году срежиссировал аферу «государственный переворот», чтобы остудить пыл оппозиции в момент, когда становилось понятным, что избиратели идут и идут на участки, но голосуют не в его пользу. По этой же модели желтая пресса, подконтрольная президенту Сербии Вучичу, в 2019 году разожгла «шпионскую аферу» и обвинила Россию в попытке подкупить сербских разведчиков. Единственное, НАТО не поддержало Вучича так, как ранее поддержало Джукановича. Так что сербский президентне смог сказать России «историческое НЕТ», как другой его кумир, президент СФРЮ Иосип Броз Тито в 1948 году.

О том, что Вучич поддерживает Джукановича, свидетельствует и заявление на тему «государственного переворота» специального прокурора Черногории по вопросам организованной преступности Миливоя Катнича, сделанное в июне 2017 года. В эфире государственного телевидения он отметил, что черногорская прокуратура располагает «неоспоримыми доказательствами» организации госпереворота и что предоставление этих доказательств — заслуга Национального агентства безопасности Республики Сербия. «Доказательства, которые мы получили от Сербии, важны, и мы особо благодарны за эту помощь», — сказал Катнич и добавил, что в деле «просматривается иностранная составляющая, вдохновленная русскими националистическими силами».

То, чем для Джукановича стали крестные ходы, для Вучича является бойкот выборов. Но ни тот, ни другой не могут отказаться от своей игры — Вучич от проведения выборов и сдачи Косово, а Джуканович от внедрения антицерковного закона. Факт, что и тот, и другой загнаны в угол и что у них уже нет пространства для маневра, о чем недавно заявил сам Вучич.

Черногория почти всегда в истории была авангардом сербской духовности, своеобразным барометром духовного состояния сербов, первой ласточкой всех положительных и всех зловещих тенденций. Так, сначала в Черногории во время правления Джукановича разрослась мафиозная система, которую немного позже внедрил в Сербии Вучич. Черногорцы первыми выбрали политику отрицания собственной сербской и православной идентичности, и, следуя новому курсу, испортили отношения с Россией. Тем не менее в данный момент как раз Черногория является маяком свободы. В Черногории сегодня ведется борьба за демократию для всех сербов. Народ в Черногории вернулся к Христу и сопротивляется преступному режиму, который, несомненно, проживает свои последние дни. Кажется, что Черногория проходит через перемены, которые потом коснутся и Сербии.

Сербия. Черногория > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 июня 2020 > № 3419828


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 июня 2020 > № 3419823

Что предлагает своим избирателям сербская оппозиция?

ПЁТР ИСКЕНДЕРОВ

Пространное интервью одного из наиболее активных деятелей сербской оппозиции Младжана Джорджевича российскому информационному агентству ИА REGNUM вкупе с его откровенными намеками на намерение выдвинуть свою кандидатуру на предстоящих в 2022 году в Сербии президентских выборах дают основания задуматься в более широком плане о том, что именно несут (в прямом и переносном смыслах) нынешние сербские оппозиционеры, – и что именно можно от них ожидать в случае гипотетического прихода к власти.

Любимым пропагандистским доводом Джорджевича и Co является противопоставление периода до и после 2012 года, когда президентом Сербии в острейшем противостоянии с Борисом Тадичем и его Демократической партией был избран Томислав Николич. В 2014—2017 годах именно при президенте Николиче пост премьер-министра занимал нынешний президент Александар Вучич, а еще ранее — в 2012—2013 годах — он являлся министром обороны. В трактовке сербских оппозиционеров, именно при Борисе Тадиче сербские власти проводили подлинно патриотическую и национально-ориентированную политику, а после прихода к власти Николича и особенно Вучича в стране восторжествовало национал-предательство по отношению к косовским и черногорским сербам, а также к России.

Итак, что же сербская оппозиция считает патриотичным, — и что она намеревается предложить сербам в случае своего возвращения к власти?

Первое. Патриотичным предлагается считать полную неспособность властей Сербии в 2007—2008 годах вести диалог и договариваться по Косово не только с США и европейскими странами, но и с представителями внеблоковых государств Азии, Африки и Латинской Америки, традиционно составляющих примерно половину состава Совета Безопасности ООН. Это наглядно продемонстрировало голосование летом 2007 года в СБ ООН резолюции о предоставлении Косово «поднадзорной независимости». Большинство так называемых «неприсоединившихся» стран выступили в поддержку данного документа, — что засвидетельствовало фактический провал усилий президента Тадича по лоббированию национально-государственных интересов. Закономерным итогом этого провала стала «полоса признаний» самопровозглашенной независимости Косово в 2008—2009 годах. Ситуацию удалось развернуть в противоположную сторону лишь в последние годы уже при столь ненавистной «патриотическим» оппозиционерам власти Вучича-Дачича. И именно из-за принципиальных разногласий по Косово с правящей коалицией во главе с Борисом Тадичем в марте 2008 года подал в отставку тогдашний премьер-министр Воислав Коштуница. Он напрасно требовал от своих коллег отказаться от курса на сближение с Евросоюзом вследствие поддержки европейскими государствами самопровозглашенной независимости Косово. При этом сам Коштуница, представляя ранее правительственную программу в Народной Скупщине, признавал, что и для Сербии, и для Черногории «нет альтернативного пути, кроме пути в Европу».

Понятно, какие позиции занимала команда Тадича, если даже такой проевропейский политик, как Воислав Коштуница, оказался для нее помехой.

Второе. Нынешние рассуждения оппозиционеров по поводу намерения Александара Вучича ввести свою страну в ряды НАТО не могут вызывать ничего, кроме умиления.

«Ввести Сербию в НАТО», — такой американский завет в трактовке Младжана Джорджевича якобы выполняет нынешний сербский президент.

Между тем именно в период президентства Вучича парламент страны принял целый ряд документов, прямо закрепляющих отказ страны вступать в НАТО — в том числе резолюцию о военном нейтралитете страны. В своем выступлении на Генеральной Ассамблее ООН в 2017 году Александар Вучич четко расставил все акценты во внешней политике своей страны на современном этапе. Он заявил, что Сербия стремится стать членом Европейского союза и улучшать отношения с США, но одновременно она ценит отношения с Россией и Китаем: «Мы стремимся в Евросоюз, к созданию партнерских отношений с западными странами, включая улучшение наших отношений с США. Одновременно с этим мы ценим очень хорошие отношения с Российской Федерацией и КНР, мы не только не стыдимся этих хороших отношений, мы гордимся ими». При этом он подчеркнул, что Сербия никогда не откажется от политики военного нейтралитета, потому что считает, что это политика будущего, «политика мира».

Никаких отсылок к вступлению в НАТО и здесь, и в других официальных заявлениях Александара Вучича нет, — в отличие от позиции его предшественника в кресле министр обороны Драгана Шутановаца, который откровенно заявлял, что место Сербии — как раз в Cевероатлантическом альянсе. А в разгар столь милого нынешней оппозиционной компании президентства Бориса Тадича Народная скупщина приняла в октябре 2004 года (спустя пять лет после натовских бомбардировок Югославии!) резолюцию, в которой провозгласила стратегической целью страны «сближение» не только с ЕС, но и с НАТО.

Третье. Излюбленной темой антипрезидентской оппозиции являются отношения Сербии и Черногории — в рамках которых президент Вучич и сербское правительство якобы отказываются защищать интересы проживающих в Черногории сербов. Однако рецепт данной защиты, предлагающийся, в частности, вышеупомянутым Младжаном Джорджевичем, — это именно то, лекарство, которое на поверку оказывается ядом. Бывший советник Бориса Тадича, а ныне приближенный Драгана Джиласа считает необходимым для Белграда в своей политике в отношении Черногории руководствоваться тезисом о том, что «сербы и черногорцы — это один народ, у них своя православная церковь — Сербская православная церковь».

Младжана Джорджевича нисколько не смущает тот факт, что исторически черногорская государственность развивалась самостоятельно, под властью собственной династии, в соответствии со своими уникальными моделями, принципами и представлениями. Единственным историческим периодом, когда Сербия и Черногория являлись единой национально-государственной единицей, было межвоенное Королевство Югославия, — далеко не лучший пример гармоничных межэтнических отношений! Даже в «титовской» Югославии у сербов и черногорцев существовали собственные республики. Никто не отрицает этническое родство, религиозную и языковую близость сербов и черногорцев, но стремление в современных условиях проводить политику, основанную на принципе «черногорцы — это сербы» — прямой путь в межгосударственный тупик и возвращение к эпохе межэтнических войн 1990-х годов.

Если же попытаться продолжить эксперименты Джорджевича на этническом поприще, то почему бы ему не выдвинуть схожий принцип применительно к защите интересов косовских, хорватских и боснийских сербов: албанцы — это сербы, и хорваты — это сербы, и боснийские мусульмане — это сербы, и у них одна Сербская православная церковь.

Да и вообще, говоря словами Младжана Джорджевича, «национальная идентичность наших народов неделима». Даже Слободан Милошевич не доходил до подобных провокационных этно-конфессиональных экзерсисов! Нетрудно представить, как на подобный принцип, положенный в основу государственной политики (а то и закрепленный в Конституции Сербии), отреагировали бы в Европе и на Балканах! А как сразу бы «полегчало» самим косовским, хорватским и боснийским сербам!

Вот такой, с позволения сказать, «патриотический» и «ответственный» выбор предлагают собственным гражданам нынешние лидеры сербской оппозиции. В отличие от них, власти страны во главе с президентом Александаром Вучичем не на словах, а на деле отстаивают национально-государственные интересы страны в предельно сложной и противоречивой международной обстановке.

Это касается в том числе и проблемы Косово. Ее президент собирается обсудить в конце июня в Вашингтоне в рамках прямых переговоров с новым косовским руководством (которое в последнее время в том числе под давлением Белграда предприняло ряд шагов, направленных на смягчение напряженности в крае и вокруг него). Принципиальные цели предстоящего диалога и рамки возможных уступок он заранее обсудил в ходе состоявшегося 15 июня телефонного разговора с президентом России Владимиром Путиным. При этом российский лидер «высказался в пользу выработки приемлемого для Белграда компромиссного решения, которое должно быть утверждено Советом Безопасности ООН».

А россиянам, читающим предвыборные пропагандистские материалы и интервью сербских оппозиционеров, не стоит покупаться на яркие обертки лживых и провокационных заявлений самозваных политиков, объявляющих себя «русофилами». Настоящие русофилы — это те, кто сегодня реально развивают взаимодействие с Россией в политической, торгово-экономической, военно-технической, гуманитарной областях, — а не те, кто готовы спровоцировать и втянуть Россию ради собственных политических интересов в новые этно-конфессиональные войны на Балканах.

Петр Ахмедович Искендеров — старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук, главный редактор журнала «Вопросы истории», — специально для ИА REGNUM.

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 июня 2020 > № 3419823


Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rg.ru, 18 июня 2020 > № 3416400 Ивица Дачич, Сергей Лавров

Косовский узел: возможно ли справедливое решение?

Совместная статья министров иностранных дел России и Сербии

Текст: Ивица Дачич (первый заместитель председателя правительства, министр иностранных дел Республики Сербии) , Сергей Лавров (министр иностранных дел РФ)

Сегодня начинается визит главы МИД России Сергея Лаврова в Сербию. Он станет первым после ослабления в России карантинных мер - последний раз Лавров вел переговоры за пределами страны 2-3 марта в Хельсинки. По словам министра, во время визита он планирует обсудить предстоящую встречу лидеров Косово и Сербии.

В последнее время заметно оживились публичные дискуссии о возможных развязках косовского узла. Вновь нарастает активность США и Евросоюза, которые стремятся замкнуть урегулирование на себя, конкурируя за ведущую роль в данном процессе. При этом, как это бывало и ранее, они зачастую не учитывают мнение всех вовлеченных сторон, что ставит под вопрос саму возможность нахождения справедливого решения. Для того чтобы избежать новых ошибок, полезно оглянуться назад - в недавнее прошлое - и проанализировать имеющийся печальный опыт внешнего вмешательства в дела региона. Мы также считаем важным высказать наши общие оценки текущего состояния дел и изложить принципиальные подходы к вопросам косовского урегулирования.

Нерешенность проблемы Косово уже более двадцати лет препятствует полноценной стабилизации западно-балканского региона, порождает все новые всплески напряженности. "Мина замедленного действия" была заложена в тот момент, когда западные страны, бомбившие Югославию в 1999 году, поставили цель обеспечить независимость края в обход международного права. Сделано это было под циничной вывеской "многовариантности" - либо с согласия Белграда, либо без него. Иными словами, мнение Сербии изначально не бралось в расчет. Такой ущербный подход, грубейшим образом попирающий резолюцию 1244 СБ ООН, ориентирован исключительно на удовлетворение сепаратистских устремлений косоваров.

В 2008 году, когда в Приштине явочным порядком объявили о "независимости", Москву и Белград настойчиво убеждали в том, что переговорный потенциал будто бы исчерпан. При этом игнорировались призывы России и Сербии, в том числе на самом высоком уровне, продолжать переговоры, поставить наконец во главу угла международное право, резолюцию 1244 СБ ООН. Спустя всего пару лет развитие ситуации заставило вернуться к идее возобновления диалога. Брюссель выступил в роли посредника, Генеральная Ассамблея ООН резолюцией 64/298 в 2010 году это одобрила.

За прошедшие с тех пор годы международное сообщество неоднократно убеждалось в том, что шансы на выработку жизнеспособного варианта урегулирования способен дать лишь поиск решения при соблюдении резолюции 1244 СБ ООН при сбалансированном, реальном учете интересов сторон.

Концепция самопровозглашенного "суверенитета" Косово потерпела крах. Ни на Балканах, ни в Европе, ни в других частях света она не пользуется единодушной поддержкой. Около половины государств - членов ООН не признает пресловутую косовскую "государственность", и число таких стран растет. Все больше столиц проникаются осознанием всей пагубности (в том числе для себя) созданного в Косово прецедента силового вмешательства извне в дела независимого государства под надуманными предлогами. Несостоятельность косовской независимости рельефно высвечивает ситуация в самом крае.

В Косово царит внутриполитический хаос: местные партии погрязли в нечистоплотной борьбе за власть, интригах, взаимных обвинениях и клановых распрях на фоне экономического упадка и разгула преступности. В этих условиях "государственное строительство", о котором так любят рассуждать тамошние деятели и их внешние спонсоры, превратилось в фикцию.

Широкое распространение в Косово криминальных элементов, связанных с террористическими группировками на Ближнем Востоке, прежде всего в Сирии, а также с преступными сообществами на Балканах и в других частях Европы, свидетельствует о превращении края с богатым историко-культурным наследием в логово уголовников и бандитов всех мастей.

Но стоит ли удивляться, если в приштинской властной верхушке окопались бывшие главари "Освободительной армии Косово"? Для расследования совершенных некоторыми из них злодеяний, включая убийства и похищения с целью незаконной торговли человеческими органами, в свое время по инициативе ЕС на основе доклада депутата ПАСЕ Д. Марти был создан Специальный суд. Мы по-прежнему ожидаем, что этот орган правосудия заработает и выдвинет обвинения в адрес преступников.

Нормализации обстановки должны способствовать международные присутствия. Этого, к сожалению, не происходит. Силы для Косово годами ведут себя пассивно в части обеспечения безопасности сербов. А ведь это - их главная задача. Одним из следствий такой скованности является обострение вопроса сохранения расположенных в крае святынь Сербской православной церкви. Чтобы гарантировать их защиту, нужны энергичные, адресные усилия ЮНЕСКО, ОБСЕ и Совета Европы.

Эффективность Миссии ООН по делам временной администрации в Косово (МООНК), мандат которой определен резолюцией 1244 СБ ООН, также оставляет желать лучшего. Трудно ожидать иного, когда Приштина беззастенчиво пренебрегает данным решением Совета Безопасности. Запад же откровенно закрывает глаза на действия косоваров, попустительствует их бесцеремонному поведению, спускает на тормозах факты запугивания ооновского персонала. На этом фоне глубокое беспокойство вызывает тот факт, что узурпирован объект "Бондстил", который создавался как миротворческий, но был превращен в закрытую зону и место подготовки косовских "вооруженных сил". На самом деле речь идет о своего рода перелицовке "Освободительной Армии Косово", развязавшей в конце 1990-х гг. конфликт, который стал прологом к отрыву края от Сербии.

До сих пор остается открытым вопрос об ответственности стран НАТО за использование в Сербии, особенно в Косово, боеприпасов с обедненным ураном в ходе бомбардировок 1999 года. Местное население продолжает массово страдать от последствий радиоактивного заражения, его пагубный эффект почувствовали и международные миротворцы. Недавний судебный вердикт, вынесенный во Франции, подтверждает, что натовская агрессия на долгие годы оставила на сербской земле тяжелый смертоносный след.

Масло в огонь тлеющего конфликта регулярно подливают безответственные политики, упражняющиеся в великоалбанской риторике. Западные коллеги не спешат одергивать вещающих из Приштины и Тираны протагонистов идеи о Великой Албании. Между тем разрушительный потенциал этой идеологии способен похоронить складывавшуюся десятилетиями систему региональной стабильности.

На протяжении последних месяцев ЕС и США весьма энергично агитируют в пользу возобновления диалога между Белградом и Приштиной. Разумеется, мы поддерживаем политические методы урегулирования, однако считаем, что в основе переговоров должен быть принцип добросовестного выполнения ранее согласованных договоренностей. Ключевая из них - создание полноценного Сообщества сербских муниципалитетов Косово (ССМК), наделенного необходимыми полномочиями. Прямая ответственность Евросоюза как посредника в переговорном процессе заключается в том, чтобы заставить косовские власти исполнить свои обязательства. Пока никакого продвижения в вопросе создания ССМК не происходит.

До начала нового этапа в диалоге было необходимо отменить антисербские дискриминационные меры, введенные приштинскими властями в последние годы. Европейский союз в качестве посредника должен гарантировать, что косовары больше не станут возвращаться к этой порочной практике. Будем надеяться, что высокий представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ж. Боррель и спецпредставитель Евросоюза по диалогу между Белградом и Приштиной М. Лайчак выступят в роли "честных брокеров".

До сих пор остается открытым вопрос об ответственности стран НАТО за использование в Сербии, особенно в Косово, боеприпасов с обедненным ураном в ходе бомбардировок 1999 года. Местное население продолжает массово страдать от последствий радиоактивного заражения, его пагубный эффект почувствовали и международные миротворцы. Недавний судебный вердикт, вынесенный во Франции, подтверждает, что натовская агрессия на долгие годы оставила на сербской земле тяжелый смертоносный след.

Масло в огонь тлеющего конфликта регулярно подливают безответственные политики, упражняющиеся в великоалбанской риторике. Западные коллеги не спешат одергивать вещающих из Приштины и Тираны протагонистов идеи о Великой Албании. Между тем разрушительный потенциал этой идеологии способен похоронить складывавшуюся десятилетиями систему региональной стабильности.

На протяжении последних месяцев ЕС и США весьма энергично агитируют в пользу возобновления диалога между Белградом и Приштиной. Разумеется, мы поддерживаем политические методы урегулирования, однако считаем, что в основе переговоров должен быть принцип добросовестного выполнения ранее согласованных договоренностей. Ключевая из них - создание полноценного Сообщества сербских муниципалитетов Косово (ССМК), наделенного необходимыми полномочиями. Прямая ответственность Евросоюза как посредника в переговорном процессе заключается в том, чтобы заставить косовские власти исполнить свои обязательства. Пока никакого продвижения в вопросе создания ССМК не происходит.

До начала нового этапа в диалоге было необходимо отменить антисербские дискриминационные меры, введенные приштинскими властями в последние годы. Европейский союз в качестве посредника должен гарантировать, что косовары больше не станут возвращаться к этой порочной практике. Будем надеяться, что высокий представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ж. Боррель и спецпредставитель Евросоюза по диалогу между Белградом и Приштиной М. Лайчак выступят в роли "честных брокеров".

Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rg.ru, 18 июня 2020 > № 3416400 Ивица Дачич, Сергей Лавров


Сербия. Россия. Косово > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 17 июня 2020 > № 3419850

Президент Сербии хочет сделать Россию соучастницей предательства Косово

МЛАДЖАН ДЖОРДЖЕВИЧ

Вчерашний день в Сербии прошел под знаком двух событий — телефонного разговора президентов Владимира Путина и Александра Вучича и анонса встречи Вучича и президента так называемого Косово Хашима Тачи в Вашингтоне 27 июня.

Как сообщили сербские газеты, президент Путин в дружественном разговоре «пожелал Вучичу успехов на предстоящих выборах», которые, кстати, сербская оппозиция будет бойкотировать, и относительно которых единственный актуальный вопрос заключается в том, получит ли он 70 или 75 процентов голосов. В статьях не было сказано ни слова о том, что разговор прошел по инициативе сербской стороны, о чем сообщили в Кремле, и что «запланированная ранее» встреча Путина и Вучича была отменена.

В определённых сербских кругах говорят, что отказ во встрече, которая, по словам самого Вучича, должна была пройти 17 или 18 июня в Москве, последовал из-за того, что российскому руководству стал известен план предстоящих переговоров в Вашингтоне по вопросу Косово, который не подразумевал консультаций с Россией. И судя по тому, что в последнее время происходит в Сербии в данном отношении, можно с уверенностью сказать, что Вучич готовится сделать окончательный шаг в сторону безвозвратного предательства нашей южной провинции.

Ричард Греннел, специальный представитель президента США Дональда Трампа по вопросу Косово, вчера опубликовал в своём «Твиттере» информацию о том, что 27 июня, накануне важнейшего сербского праздника Видовдан, когда отмечается годовщина битвы на Косовом Поле (1389 год), в Вашингтоне пройдёт встреча Вучича и так называемого президента сепаратистского Косово Хашима Тачи. Темой встречи, по словам Гренелла, станет вопрос дальнейшего экономического сотрудничества между Сербией и «Косово». Однако среди патриотической общественности Сербии наблюдается волнение из-за того, что данная встреча может послужить последним подготовительным шагом к предательству.

Во-первых, данная информация вписывается в предполагаемый сценарий подписания окончательного соглашения по Косово до президентских выборов в США. В Сербии уже открыто говорится о том, что Трамп поставил своей целью хоть как-то закрыть тему косовского урегулирования для того, чтобы представить это как свой международный успех.

С другой стороны, примечательно, что Европейский союз, который до сих пор играл главную роль в переговорах, молчит по поводу данной инициативы США. Такое поведение свидетельствует о том, что ЕС осознал недостаточность своих сил для решения данного вопроса и передаёт его в руки Вашингтона. Для Сербии такие изменения могут быть исключительно пагубными, если учесть, что США являются главными спонсорами так называемой косовской независимости. В конце концов, с этой целью они и провели бомбардировки против Югославии в 1999 году.

Единственным гарантом сохранения Косово в составе Сербии на данный момент является Россия, так как именно она может отстоять в Совете Безопасности ООН Резолюцию 1244, гарантирующую такой статус. В последние несколько недель в Сербии началась открытая кампания против данной Резолюции, сознательно возглавляемая Вучичем. Резолюция мешает задуманному им предательству, поэтому он заявляет, что она «не так уж выгодна для нас».

С другой стороны, радует, что руководство России и ее официальные представители в Сербии все чаще в своих заявлениях делают упор на то, что любое решение данного вопроса должно соответствовать букве Резолюции 1244. Вучич, однако, открыто злоупотребляет их высказываниями. Таким образом, когда посол России в Сербии Александр Боцан-Харченко говорит что-то по данному поводу, на первых полосах сербских газет появляются слова, по смыслу противоположные сказанным послом. Также в преддверии выборов, в которых оппозиция не будет участвовать, чтобы не придавать легитимность будущему предательству, Вучич в качестве заголовков в своих газетах использует слова о том, что Путин в ходе телефонного разговора якобы пожелал ему успехов на них.

Всё это делается преднамеренно для того, чтобы накануне сдачи Косово Вучич создал у сербского общества впечатление, что он пользуется поддержкой России и лично Путина для такого шага. Остаётся надеяться, что на самом деле в ходе упомянутого выше разговора ему было ясно сказано, на что Россия как гарант международного правопорядка готова согласиться, а о чем и речи быть не может. В противном случае, когда Вучич сдаст Косово, всем будет казаться, что Россия стала соучастницей этого, чего он и добивается.

Сербия. Россия. Косово > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 17 июня 2020 > № 3419850


Сербия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 июня 2020 > № 3419879

Москва сербским слезам не верит

АННА СМИРНОВА

Парламентские выборы в Сербии должны были состояться 26 апреля, но из-за эпидемии коронавируса они были перенесены на 21 июня. Тем временем все меры предосторожности, которые действовали во время чрезвычайного положения, были отменены, хотя неясно, какими будут последствия такого решения для здоровья людей и приведет ли оно к увеличению числа заболевших.

В конце мая президент Сербии и глава Сербской прогрессивной партии Александр Вучич, пытающийся балансировать между западом и востоком, объявил, что 17 или 18 июня встретится в Москве с Владимиром Путиным. Так как электорат в Сербии пророссийски настроен, для всех участвующих в выборах (Вучича в том числе) особенно важно получить поддержку со стороны России в преддверии выборов. Однако объявленная встреча двух президентов в Москве не состоится. Вместо этого 18 июня министр иностранных дел России Сергей Лавров посетит Сербию, где встретится не только с Вучичем, но и со своим сербским коллегой Ивицей Дачичем, лидером Социалистической партии Сербии.

Темой встречи станут сербско-российские отношения, которые, несмотря на частые встречи официальных лиц, находятся в определенном кризисе. Последний визит Вучича в Россию, когда он встретился с Путиным в Сочи, прошел в не очень хорошей атмосфере. Незадолго до встречи в Белграде разразился «шпионский скандал» якобы с участием российского военного дипломата. Весь случай казался заранее подготовленным сценарием, целью которого являлось компрометирование России. Президент Сербии в ответ на появление видео, «запечатлевшего шпионаж», созвал чрезвычайное заседание Совета национальной безопасности, что придало важность и серьезность этому делу. Обращаясь к общественности, он выразил обеспокоенность действиями России.

Это был не первый и не единственный случай, когда Россия в сербских СМИ обвинялась в отрицательном влиянии. Газета «Блиц», близкая режиму Сербской прогрессивной партии, уже несколько месяцев ведет своего рода антироссийскую кампанию. Недавно и журналисты государственной газеты «Политика», одной из самых знаменитых газет в Сербии, повели себя непрофессионально по отношению к послу России А. А. Боцан-Харченко. В День Победы, 9 мая, на первой полосе «Политики» было опубликовано интервью с заголовком, не соответствующим содержанию текста. Российский посол заявил, что Россия привержена решению проблемы Косово в соответствии с Резолюцией 1244 СБ ООН, а в заголовке было сказано об обратном: Россия выступает за изменение этой резолюции. Хотя последовали дипломатические действия России и от «Политики» потребовали опубликовать опровержение информации, тот же сценарий повторился — опровержение было опубликовано с заголовком, отражающим прямо противоположное содержание.

Недоразумение между Белградом и Москвой вызвано расхождением во взглядах на решение проблемы Косово. Россия явно привержена соблюдению международного права, Резолюции 1244, Конституции Сербии и воли большинства сербских граждан. Согласно Конституции, президент Сербии обязан представлять те же интересы, но он все чаще демонстрирует прагматизм, выходящий за рамки формальных ограничений. Переговоры по Косово и Метохии на данный момент ведутся в неопределенном формате при непосредственном участии США. Хотя российские официальные лица неоднократно заявляли о своей готовности присоединиться к переговорам при условии получения приглашения от Сербии, никакой реакции на это не последовало.

К тому же, Вучич долгое время пытался убедить Российскую Федерацию в положительных сторонах всеобъемлющего плана решения косовской проблемы, который включает демаркацию Сербии с ее южной провинцией. Такой план также потребовал бы внесение поправок в Резолюцию 1244, поскольку цель соглашения состоит в том, чтобы Косово получило полную независимость, включая членство в ООН. Похоже, что Россия не готова поддержать такую идею.

За последние три года восемнадцать стран отозвали признание Косово, и в настоящее время это сепаратистское создание признано 92 странами из 193 членов ООН. Несмотря на это, перед началом нового цикла переговоров с Приштиной президент Сербии пообещал прекратить лоббистскую кампанию за аннулирование признания Косово. С другой стороны, министр иностранных дел Сербии Ивица Дачич высказал противоречивую позицию, заявив, что Сербия эту кампанию не остановит.

Противоположные взгляды Вучича и Дачича показывают, что в правящей коалиции нет консенсуса относительно окончательного решения косовской проблемы. Более того, в последнее время все чаще заметны и другие расхождения во мнении между партнерами во власти. На днях в сербских СМИ велась дискуссия между Вучичем и Дачичем касательно будущих отношений в правящей коалиции и возможного прекращения сотрудничества между ними. В свете происходящего, а также учитывая ухудшение сербско-российских отношений за последние несколько месяцев, визит Лаврова в Белград и его встреча с Дачичем может быть сигналом того, что в Кремле недовольны отношением сербского президента к Москве. В этом может заключаться и причина отказа от встречи между Вучичем и Путиным, запланированной ранее на это время в Москве. Несомненно, что важным показателем отношения Кремля к президенту Сербии послужит и поведение российского руководства по отношению к нему во время парада Победы 24 июня, на котором ожидается и его присутствие. Если судить по поведению в преддверии выборов, то можно сказать, что продолжается упадок доверия Путина к Вучичу. Москва все меньше верит сербским слезам.

Сербия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 июня 2020 > № 3419879


Сербия. Косово > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 июня 2020 > № 3421083

Сербия готова к «окончательному соглашению» с косовскими сепаратистами

ТАТЬЯНА СТОЯНОВИЧ

Сепаратистское Косово 4 июня обзавелось новым правительством во главе с лидером «Демократической лиги Косово» Авдуллой Хоти. Предыдущее, которое под началом лидера победившей на последних парламентских выборах партии «Самоопределение» Альбина Курти продержалось всего 50 дней, ушло в отставку после вынесения вотума недоверия. Формально поводом для голосования о доверии правительству послужил тот факт, что Курти снял с должности министра внутренних дел Агима Велиу из-за его мнения о необходимости введения чрезвычайного положения в Косово ради борьбы с эпидемией коронавируса. На самом деле Курти опасался, что чрезвычайным положением воспользуется президент сепаратистского формирования Хашим Тачи для проведения силового переворота.

Но настоящую причину ухода Альбина Курти с поста премьер-министра Косово, скорее всего, надо искать в его настоятельном требовании, согласно которому стопроцентные пошлины на товары из центральной Сербии были заменены «принципом взаимности». Без полной отмены пошлин Белград не соглашается на возобновления переговоров с Приштиной, которые по представлениям Запада должны привести к подписанию финального соглашения о «нормализации отношений» — иными словами, к признанию Белградом независимости Косово.

Председатель «Унии албанцев в Сербии» Демо Бериша в интервью корреспонденту ИА REGNUM Татьяне Стоянович анализирует шансы правительства Хоти добиться того, чего не смог добиться Курти.

Новый премьер-министр так называемого Косово Авдулла Хоти 4 июня вступил в должность. Чего можно ожидать от его правительства, которое было сформировано не по результатам последних парламентских выборов, а по воле президента Хашима Тачи?

В первую очередь я хотел бы подчеркнуть, что новое косовское правительство было сформировано в сложных обстоятельствах. При этом я имею в виду не только пандемию коронавируса, но и тот факт, что главной задачей только что сформированного кабинета министров будет создание условий для подписания окончательного соглашения между Приштиной и Белградом.

За правительство Хоти проголосовал всего 61 депутат — от голосования воздержалась спикер парламента и член его партии «Демократический союз Косово» Вьоса Османи, а также Куйтим Шаля, который просто не захотел поддержать состав нового кабинета. Но, несмотря на это, в парламенте правительство Хоти получит больше поддержки, в том числе от оппозиционной «Демократической партии» Кадри Весели, которая проголосовала за недоверие предыдущему кабинету Курти, а также поддержала все важные законы, которые касаются будущего Косово.

Важно отметить, что это первое косовское правительство, которое сформировано на основании предварительных коалиционных соглашений с партиями «Альянс за будущее Косово» Рамуша Харадиная, «Инициатива для Косово» Фатмира Лимая и которое заручилось поддержкой Беджета Пацоли («Новый косовский альянс»), а также поддержкой партий нацменьшинств. Особенно интересно коалиционное соглашение, которое было подписано с партией косовских сербов «Сербский список».

В чем особенность этого соглашения?

Договоренность с партией «Сербский список» подразумевает два важных момента, оговоренных в четвертом пункте соглашения. Первый момент касается того, что «Сербский список» поддержит «Демократический союз», если он со своей стороны обяжется работать над созданием условий для возобновления переговоров с Белградом и для реализации Брюссельского соглашения. Это подразумевает формирование Сообщества сербских муниципалитетов. В четвертом пункте также подчеркивается, что коалиционные партнеры будут работать над достижением окончательного соглашения между Белградом и Приштиной.

Получит ли Сообщество сербских муниципалитетов серьезные полномочия или останется на уровне неправительственной организации, как того хотело правительство Рамуша Харадиная?

Коалиционные партнеры обязались реализовать Брюссельское соглашение, которое подразумевает, что Сообщество сербских муниципалитетов частично будет наделено полномочиями исполнительной власти, в том числе судебной. Так что это первый раз, когда албанская партия подписывает документ, который недвусмысленно говорит о реализации Брюссельского соглашения. Это в данный момент важно для сербской стороны.

Ожидаете ли вы, что Альбин Курти продолжит свою борьбу за власть на улице, учитывая тот факт, что у него большой опыт организации уличных протестов?

Альбин Курти самого себя лишил власти — он заплатил за свою неопытность. Все, чего он обещал не делать до прихода к власти, он сделал за те четыре месяца, пока находился во главе правительства. Он несколько раз нарушал конституцию Косово. В данный момент Курти — главный проигравший, так как представители его партии остались без должностей. Так что он уходит в оппозицию, но его линия поведения уже не будет прежней. Он уже заявлял об организации митингов. Тем не менее КФОР (миссия НАТО в Косово — ИА REGNUM) еще месяц назад, в разгаре политического кризиса, выступил с недвусмысленным заявлением о том, что не допустит братоубийственной войны в Косово.

Курти не пришел, чтобы передать полномочия новому премьеру, и этого можно было ожидать от него, так как он неоднократно проявлял инфантильность в управлении государством и, будучи премьер-министром, занимался только второстепенными вопросами. Он не занимался главным — созданием условий для возобновления переговоров с Белградом. В тот момент, когда его коалиционный партнер потребовал от него продолжить переговоры с сербскими властями, он всеми правдами и неправдами пытался этого избежать, не обращая внимания даже на давление Вашингтона. Да, от Курти можно ожидать определенных инцидентов, но они не смогут поставить под угрозу безопасность в Косово.

Вы уже не раз говорили о том, что ключевой задачей нового правительства является подписание окончательного соглашения о «нормализации отношений» с Белградом. В какой срок эта задача может быть достигнута? Уже не раз в СМИ писали о том, что президенту США Дональду Трампу это соглашение помогло бы в предвыборной кампании, которая началась в Америке, — ему нужна какая-то, хоть и небольшая, внешнеполитическая победа.

Я на подписание соглашения смотрю как раз через призму президентских выборов в США. Дональд Трамп даже освободил своего спецпредставителя по переговорам Белграда и Приштины Ричарда Гренелла от всех других должностей, чтобы он полностью мог посвятить себя переговорам. Он уже проявил свои способности, когда в короткий срок привел Белград и Приштину к подписанию двух важных соглашений о сухопутном и авиасообщении. Этим Гренелл показал, что результат возможен, если он играет в переговорах роль посредника.

Также не стоит терять из виду, что США действовали самым непосредственным образом для того, чтобы добиться отставки правительства Альбина Курти.

Если бы все шло своим чередом, в Вашингтоне с 1 по 8 июля прошла бы небольшая конференция, на которой было бы достигнуто соглашение. Теперь правительство Косово сформировано, и возобновления переговоров можно ожидать в начале июля, а достижения соглашения в сентябре, перед началом финального этапа президентской гонки в США.

Я уверен, что Трампу нужна эта внешнеполитическая победа. США создали косовское государство, они являются его спонсорами. Мы видели, как Вашингтон для того, чтобы сменить Курти, отменил большие инвестиции в строительство теплоэлектростанции в Косово в размере $1,25 млрд. Затем американцы отменили помощь в размере $300 млн. Речь шла даже об уходе американских военных из Косово. Так что США, скорее всего, будут настаивать на подписании окончательного соглашения по завершении парламентских выборов в Сербии в июне и до президентских выборов в США в ноябре.

Сербия. Косово > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 июня 2020 > № 3421083


Сербия. Украина > Армия, полиция > regnum.ru, 5 июня 2020 > № 3421075

Почему Сербия преследует своих добровольцев, воюющих в Донбассе?

ТАТЬЯНА СТОЯНОВИЧ

В Сочи Третий апелляционный суд общей юрисдикции рассматривает жалобу адвоката сербского добровольца Горана Чирича, оспаривающую ранее вынесенное решение о его экстрадиции сербской стороне по запросу Интерпола. Хотя на родине Чирича разыскивают по обвинению в экономических преступлениях, он утверждает, что его случай имеет политическую подоплеку, и что в Сербии его будут преследовать за участие в войне в Донбассе в качестве добровольца на стороне ополчения Новороссии. Насколько оправданы опасения Чирича, ИА REGNUM рассказывает директор Центра геостратегических исследований (Белград) Драгана Трифкович.

Горан Чичич, сербский доброволец, воевавший в Донбассе, ждет в Сочи решения апелляционного суда по поводу его экстрадиции в Сербию. Это не первый сербский боец, чьей выдачи требовал Белград. Что Чирича ждет на родине и почему сербское правосудие требует его экстрадиции?

Насколько мне известно, в качестве официальной причины выдачи международного ордера на арест Горана Чирича фигурируют экономические преступления. Сербия обвиняет его в махинациях вокруг экспорта сельскохозяйственной продукции. Но это не первый случай, когда сербским добровольцам, воевавшим в Донбассе, предъявляются необоснованные иски. Было время, когда в сербских СМИ шла кампания против добровольца Деяна Берича, которого тоже обвиняли в якобы деловых махинациях десятилетней давности. Кампания зашла так далеко, что о нём писали как о человеке, который готовит нападения на должностных лиц в Сербии, хотя он в этот момент находился в Донбассе. Так как я с самого начала конфликта в Донбассе следила за этой темой, могу отметить, что некоторые добровольцы в сербских СМИ были представлены в положительном свете, а некоторые в резко отрицательном. В положительном свете были представлены в основном те люди, которые каким-то образом были связаны с режимом Александра Вучича. Те добровольцы, которые не были подконтрольны государственным структурам, в сербских СМИ играли роль отрицательных персонажей.

Но Сербия на законодательном уровне запретила своим гражданам участвовать в военных конфликтах в других странах, и при этом закон был изменен именно после возникновения конфликта в Донбассе…

Сербское государство перед изменением Уголовного кодекса в 2014 году дало возможность всем его гражданам, которое воевали в Донбассе как добровольцы, вернуться на родину, если они не желают предстать перед судом. Это факт. С этим предложением сербский режим заслал туда двух человек, которые специально поехали в Донбасс, чтобы уговорить остальных вернуться обратно. Также полиция одновременно начала оказывать давление на их семьи в самой Сербии, наверное, для того, чтобы аргументы стали более «убедительными». Кроме того, устраивались провокации в Донбассе, сербские добровольцы конфликтовали между собой, и в этом была заслуга режима в Белграде, который задался целью срочно вернуть всех добровольцев с сербским гражданством в страну, а также обессмыслить их роль в войне в Донбассе. Эти цели были частично достигнуты.

Большое количество добровольцев не выдержало давления сразу с нескольких сторон и приняло решение о возвращении на родину. В первую очередь для того, чтобы их семьи не ощутили последствия их решения непосредственно на себе, и чтобы потом им самим не предъявляли иски — именно это обещали им те, кто по специальному заданию отправился в Донбасс. Но всё-таки некоторые там остались, а сербские власти до сегодняшнего дня предпринимают усилия с целью вернуть их в Сербию, что доказывает и случай Горана Чирича.

Что касается роли и впечатлений о сербских добровольцах в Донбассе, некоторым удалось скомпрометировать и себя, и других. Но были и те, кто своим личным примером нейтрализовал эту плохую картину. В любом случае сербские добровольцы оставили след в Донбассе, и мне кажется, что запомнятся как раз те, кто проявил себя в качестве людей, которые искреннее хотели помочь русским защититься от агрессии со стороны украинского режима.

Если Горан Чирич будет экстрадирован в Сербию, его ждет суд, а также, по всей вероятности, и тюремный срок. Знаете ли вы других добровольцев, которые разделили судьбу Чирича? Обоснованы ли его утверждения о том, что его случай в первую очередь имеет политическую подоплеку?

Я следила за большинством процессов против сербских добровольцев, и ознакомлена как с их ходом, так и с итогами.

Как я уже сказала, сербским добровольцам было обещано, что если они вернутся в Сербию до вступления в силу изменений Уголовного кодекса, им не будет предъявлено никаких исков. Напомню, что в середине октября 2014 года парламент Сербии принял изменения в законодательство, которыми была предусмотрена уголовная ответственность за участие в вооруженных конфликтах вне Сербии. Если гражданин принимал участие в конфликте в иностранном государстве в одиночку, то ему грозит от шести месяцев до пяти лет тюремного заключения. Если он воевал в группе с другими гражданами Сербии, тогда закон предусматривает от одного до восьми лет тюремного заключения. Для организаторов отправки добровольцев на войну вне Сербии предусмотрено наказание от двух до десяти лет заключения.

Почему эти изменения были приняты именно в 2014 году?

Причиной для внесения изменений в Уголовный кодекс, по словам представителей сербских властей, которые инициировали эти поправки, были «угрозы безопасности для сербских граждан». В обосновании подчеркивалось, что изменения обеспечат защиту граждан и основных ценностей общества. Инициаторы отмечали, что некоторые граждане Сербии присоединяются к паравоенным формированиям вне страны, а по возвращении занимаются пропагандой и привлекают других к участию в военных конфликтах в иностранных государствах. Изменения в закон были приняты в срочном порядке.

Здесь необходимо добавить, что албанцы из Косово и Метохии на протяжении многих лет до выдвижения этой инициативы уезжали на Ближний Восток и там принимали участие в войне. Но это не волновало сербские власти, и они не спешили менять закон, чтобы остановить это явление. Поэтому есть впечатление, что закон был принят исключительно из-за Украины, вернее, Донбасса. Белград в 2013 году подписал Брюссельское соглашение и тем самим согласился упразднить систему правосудия Республики Сербия на территории Косово и Метохии. Поэтому изменения к Уголовному кодексу, принятые парламентом Сербии, не касаются косовских албанцев, и Сербия не может судить их по возвращении, например, из Сирии. Не секрет, что косовские албанцы воевали на стороне террористической организации «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), и что в Косово и Метохии есть возвращенцы из её рядов.

Но давайте вернемся к сербским добровольцам, которые вернулись из Донбасса…

Давайте. Тех, кто согласился вернуться домой благодаря полученному обещанию, согласно которому у них не будет никаких проблем, в Сербии ждал сюрприз. Их привлекли к ответственности, и все они получили приговоры. Правда, из 28 приговорённых добровольцев только четверо отбывали тюремный срок. Остальные договорились с государством и были осуждены условно.

Когда я говорю о том, что они договорились с прокуратурой, я имею в виду то, что эти добровольцы сами себя осудили. Прокуратура Сербии не располагала никакими доказательствами их участия в войне, кроме их фотографий в военной форме в Донбассе, но эти фотографии сами по себе не являлись доказательством участия в боевых действиях. Но посредники, засланные сербскими спецслужбами, шантажировали их тем, что они лично будут свидетельствовать против них в суде, если те сами не признают свою вину. Так они фактически выудили признание у всех обвиненных.

Сербских добровольцев на самом деле обманули дважды: первый раз — когда им обещали, что никакого уголовного преследования не будет, а второй раз — когда их заставили самих себя осудить. Так что я согласна с оценкой Горана Чирича — его случай имеет политическую подоплеку. И с тем, что его случай не единственный — то же самое касается всех добровольцев из Донбасса. Единственные, кто не разделил их судьбу — это те добровольцы, которых режим в Белграде заслал туда, чтобы вернуть других. У них с самого начала были четкие цели.

Как официальный Белград относится к конфликту в Донбассе, учитывая то, что он поддерживает «территориальную целостность» Украины?

Режим в Белграде с самого начала конфликта на Украине занял четкую позицию — он поддержал целостность Украины, включая Крым, который до сегодняшнего дня считает украинской территорией.

Что касается Донбасса, понятно, что Белград сделал всё, чтобы воспрепятствовать отправке туда сербских добровольцев и вернуть назад тех, кто всё-таки туда уехал. Также он постарался скомпрометировать роль и значение сербских добровольцев в Донбассе. Внесением изменений в Уголовный кодекс сербские власти решили пресечь любую инициативу, связанную с этим видом помощи русскому населению региона. Также я считаю, что изменения были приняты в срочном порядке по запросу Запада, прежде всего, США и Великобритании.

Очень печально, что Сербия, которая в 1990-е годы пережила схожий сценарий, не желает бороться за собственные права и интересы и освобождает от ответственности тех, кто разжигал конфликт в бывшей Югославии, тренировал хорватских и мусульманских боевиков, которые шли убивать сербов, продумывал операции «Блеск» и «Молния» в Хорватии, спецоперацию на рынке Маркале в Сараево, бомбил сербские города…

В августе 2014 года я участвовала в пресс-конференции в Москве, где я говорила о том, какое сходство существует между конфликтами на Украине и в бывшей Югославии. Их много, начиная от стрельбы по демонстрантам с крыши здания, что инициировало военный конфликт в Боснии и Герцеговине, а потом и волнения на Украине, вплоть до информационной войны и государственного переворота. Сербы, которые пережили всё это, не борются за то, чтобы восторжествовала справедливость. Власти закрывают глаза перед фактами, желая получить одобрение Запада. Я думаю, что любой обыкновенный гражданин Сербии понимает роль Запада в югославском конфликте и может оценить его же роль в событиях на Украине. Для меня лично было сюрпризом, когда я поняла, что жители Донбасса не ознакомлены с событиями в Югославии. Конечно, пропаганда сделала свое дело. Но в любом случае я считаю, что позиция официального Белграда по поводу Украины, Донбасса и Крыма не соответствует национальным интересам Сербии, а также не отражает мнение большинства ее граждан.

При этом я ни в коем случае не призываю к тому, чтобы Сербия вмешивалась в украинский вопрос. Она лишь должна быть объективной и ответственной, в первую очередь по отношению к себе. Сербии не мешало бы задать вопрос своим западным партнерам по поводу того, почему демократический референдум в Крыму нелегитимен, но при этом бомбардировки Сербии и отторжение Косово считаются легитимными. Почему волеизъявление граждан Крыма является проблемой, но оказание поддержки сепаратистам и формирование наркотеррористического «государства» Косово не вызывает никаких вопросов?

К сожалению, сербские власти и этого не делают. Трудно ожидать от Сербии, которая не заботится о собственных интересах, более объективной позиции по поводу Украины. В конце концов, когда Пётр Порошенко был у власти, президент Сербии Александр Вучич подписал с ним стратегические договоры, который подразумевают более высокий уровень сотрудничества, чем с Россией.

Отдельным вопросом стоит, конечно, контрабанда сербского вооружения на Украину, и на него государственное руководство также должно ответить.

Мы уже говорили о том, что закон запрещает сербским гражданам участвовать в военных конфликтах в иностранных государствах. Но мы знаем, что многие добровольцы из России участвовали в конфликте в бывшей Югославии на стороне сербов. Как вы прокомментируете эту ситуацию?

Роль добровольцев надо рассматривать в историческом контексте. Не было войны, в которой на стороне сербов не воевали русские, и наоборот. Вспомним русских добровольцев во время Русско-турецкой войны, или сербских генералов, которые воевали против Наполеона в армии Кутузова. Взаимопомощь для наших народов стала традицией — даже в те исторические эпохи, когда наши государства были не в лучших отношениях. Во время конфликта в бывшей Югославии правительство Ельцина не смотрело благосклонно на российских добровольцев, которые воевали на стороне сербов. Несмотря на это, мы знаем, насколько важным было их присутствие в сербских подразделениях, особенно с психологической точки зрения.

Теперь мы видим, что режим Александра Вучича еще хуже относится к вопросу участия сербских добровольцев в конфликте в Донбассе. Изменения Уголовного кодекса были предприняты с целью предотвратить любую инициативу, направленную на продление традиции взаимовыручки между сербами и русскими в случае военного конфликта на добровольной основе. Несмотря на то, что Сербия участвует в военных учениях с армией РФ и на словах придерживается принципа военного нейтралитета, с 2015 года НАТО интегрировалось в систему безопасности Сербии через соглашения ИПАП и СОФА. Поэтому сотрудничество с Россией больше похоже на маркетинговую кампанию, которая должна создать видимость нейтралитета Белграда. Изменения Уголовного кодекса, касающиеся участия добровольцев в конфликтах вне Сербии — это только одна из составляющих плана полного разрыва сотрудничества между Сербией и Россией, который вынашивает Запад. В соответствии с этим планом Сербия после разрешения косовского вопроса должна сделать резкий поворот, как ранее Черногория, и дистанцироваться от России.

Сербия. Украина > Армия, полиция > regnum.ru, 5 июня 2020 > № 3421075


Сербия. Черногория > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 30 мая 2020 > № 3421192

И в Сербии, и в Черногории правящие режимы зиждутся на ненависти

ТАТЬЯНА СТОЯНОВИЧ

Продолжение интервью с сербским оппозиционным политиком Младжаном Джорджевичем.

В Черногории не утихают народные протесты против закона о свободе вероисповедания. Тем временем президент страны Мило Джуканович заявляет о намерениях создать «православную церковь этнических черногорцев». Как Вы видите выход из сложившееся ситуации?

Мило Джуканович — последний коммунистический диктатор в Европе, который уже 30 лет находится у власти. Во всех других странах этого региона коммунистические власти сменили демократические, в некоторый странах они возвращались в результате выборов, только в Черногории не было никаких изменений. Правящая Демократическая партия социалистов — прямое продолжение КП Черногории. Поэтому, когда человек подобного идеологического определения и атеист говорит о создании национальной церкви в стране, которая к тому же является светской по конституции, это звучит просто абсурдно. Еще более абсурдным является тот факт, что Джуканович о планах создания «православной церкви этнических черногорцев» заговорил на съезде своей партии. Получается, что он хочет создавать церковь не для черногорцев, а для членов своей партии. Это будет какая-то партийная церковь.

Может ли спорный закон о свободе вероисповедания, который в Черногории вступил в силу 8 января, помочь Джукановичу в осуществлении его планов, и каким образом?

Вступивший в силу в Черногории закон о свободе вероисповедания — антиконституционный и антицивилизационный. Он нарушает базовые права граждан, такие, как право на имущество и право на вероисповедание. Так что по логике вещей международные организации и отдельные страны должны были бы намного активнее критиковать режим в Подгорице за их действия по отношению к православной церкви, но они этого не делают. Это лишь доказывает тот факт, что Джуканович все эти годы пользуется международной поддержкой, несмотря на его связи с преступным миром, начиная с контрабанды оружия и сигарет, и до контрабанды наркотиков. К тому же, что также немаловажно, Джуканович пользуется поддержкой президента Сербии Александра Вучича. Я считаю, что он не мог бы сегодня делать в Черногории то, что он делает, если бы не было этой поддержки.

На Ваш взгляд, власти в Белграде и в Подгорице действуют скоординировано?

В 2012 году на выборах в Сербии победил кандидат от Сербской прогрессивной партии Томислав Николич, при этом благодаря финансовой и логистической поддержке черногорского лидера Джукановича. Это не новость, давно уже стали достоянием общественности данные об их встречах в Швейцарии. Интересен, например, тот факт, что Александр Вучич с момента прихода к власти ни разу не посетил с официальным визитом Черногорию — ни в качестве первого вице-премьера, ни премьер-министра, ни президента. Положение сербов в Черногории, возможно, худшее среди всех стран бывшей Югославии, но Александр Вучич никогда не занимался этим вопросом по сути. Для того, чтобы у одного лидера сложилось представление о том, как твой народ живет в других странах, нужны официальные визиты, встречи, разговоры. Но когда речь идет о сербах в Черногории, он ничего из этого не делал. Тем не менее, каждый раз, когда в Черногории проходят выборы, Вучич спешит на помощь Джукановичу. В 2016 году, во время инсценировки так называемого государственного переворота, с помощью которого какие-то силы якобы планировали свергнуть Джукановича, всю необходимую логистику предоставила Сербия. Эта акция была проведена по договоренности спецслужб и режимов двух стран. В результате черногорскому лидеру удалось получить на два депутатских мандата больше и сформировать правительство. Потом оказалось, что в «государственный переворот» якобы вмешалась и Россия.

Но давайте вернемся к спорному закону. Как он вписывается в этот сценарий сотрудничества властей в Белграде и Подгорице?

Подготовка закона о свободе вероисповедания в Черногории шла около пяти лет. А потом он был принят в предвыборном году — предвыборном как для Черногории, так и для Сербии. Напрашивается вопрос, почему это случилось именно в это время. Потому что он принимался в том числе с целью предвыборной пропаганды. Мило Джуканович и Александр Вучич изображают конфликт для того, чтобы каждый из них защищал свой народ от другого. Джуканович защищает черногорцев от «посягательств Сербии», а Вучич защищает сербский народ и Сербскую православную церковь в Черногории. Но на самом деле каждый из них защищает свою власть и свой бизнес. Это секрет полишинеля, что современный жилой квартал «Белград у воды» является совместной инвестицией Вучича и Джукановича, и что у них также есть совместные проекты на черногорском побережье.

Тем не менее Мило Джуканович не скрывает своего прозападного курса, в то время как Вучич настаивает на взаимовыгодном многовекторном сотрудничестве, в том числе с Россией и Китаем…

Эта дружба действительно выглядит на первый взгляд странно. Мило Джуканович позиционирует свою страну как последнюю линию защиты от «злокачественного» российского влияния на Балканах. Из-за этого он и пользуется поддержкой Запада. Одновременно он является лучшим другом Александра Вучича, который, со своей стороны, позиционирует себя как преданного друга российского государства. По словам Вучича, отношения между Сербией и Россией никогда в истории не были на таком высоком уровне, как сейчас. Отношения с Черногорией тоже. Я тоже задаюсь вопросом, как это возможно — враг России Мило Джуканович поддерживает лучшие из возможных отношений с лучшим другом России Вучичем? Но если мы копнем глубже, то увидим, что Джуканович, который «защищает Балканы от пагубного российского влияния», нападает на Сербскую православною церковь — религиозную организацию, которая традиционно считается проводником русских интересов в силу принадлежности к общему православному миру. А в этих нападках на СПЦ Джукановича негласно поддерживает Вучич, так же, как и многие международные организации, которым на руку вытеснение российского влияния из балканского региона.

Народ в Черногории тем временем твердо стоит на защите своей веры и традиций. Рассчитывал ли Джуканович на такую реакцию населения?

То, что произошло в Черногории, можно назвать поистине библейским событием. Сербский и черногорский народы не согласились играть в игру Джукановича и Вучича. В эту игру двое лидеров втянули и некоторых черногорских политиков, которые якобы защищают интересы сербов и сербской церкви, но на самом деле им уготована такая же роль, как и для партии «Сербский список» в Косово и Метохии. Я имею в виду Андрию Мандича из «Демократического фронта», который перед принятием закона в парламенте съездил в Сербию и попросил благословения патриарха Иринея. Он также встречался и с президентом Сербии. Эти его встречи дали Джукановичу все основания утверждать, что он прав, и что в церковный спор вмешивается сербское государство.

Тем не менее, народ Черногории отказался играть в эти игры и пошел за митрополитом Амфилохием, которого можно считать духовным отцом Черногории и самой влиятельной личностью в стране. Протесты приняли библейскую, мирную форму — крестных ходов, в которых вместе участвуют сербы и черногорцы. Это та сила, которой не смогут противостоять ни Джуканович, ни Вучич, так как их основное умение вносить раздор, а не объединять народ.

Значит ли это, что большинству черногорцев и не нужна своя национальная православная церковь?

Православная церковь в Черногории существует для всех православных верующих. Туда ходят как те, кто считают себя черногорцами, так и те, кто считают себя сербами. Митрополит Амфилохий говорит про себя, что он и черногорец, и серб одновременно. Как раз очень важно, чтобы это народное единство сохранилось, потому что только благодаря ему спорный закон не может быть внедрен на практике. К сожалению, здесь, в Сербии, власти делают акцент на ущемленном положении сербской церкви в Черногории и на том, что сербская и черногорская идентичность — это два отдельных понятия. Таким образом они дают повод Джукановичу заявлять о том, что черногорцы должны иметь свою национальную православную церковь. Это не так: в Черногории уже существует церковь и для сербов, и для черногорцев, так как все они православные. К тому же, это один народ.

Никто не отрицает государственность Черногории, ни у кого нет амбиций что-либо в этом плане менять. Но нельзя отрицать, что сербы и черногорцы — это один народ, у них своя православная церковь — Сербская православная церковь, митрополия Черногорско-Приморская и другие епархии. Все мы знаем, что проект создания черногорской православной церкви существует уже почти 30 лет. Но тем не менее, никто из черногорских руководителей не ходит в самопровозглашенную церковь Мираша Дедеича, чтобы там венчаться или крестить детей. Этот факт лучше всего показывает, что проект Джукановича нежизнеспособен, и что для его реализации недостаточно заручиться поддержкой тех, кто приветствует его антироссийскую политику.

Странно только то, что Александр Вучич никогда не критикует лично Джукановича. Если он отрицательно отзывается о действиях черногорского режима, он всегда упоминает премьер-министра Душко Марковича, но не и президента. Если Белград желает защищать сербский народ и сербскую церковь в Черногории, для этого существуют и дипломатические каналы, которые Сербия не задействовала. Это тоже странно. Также в Сербии есть некоторые историки, некоторые публичные личности, которые считают, что сербы для того, чтобы реализовать свои права в Черногории, должны получить статус национального меньшинства. Но сербы не пришли в Черногорию извне, они автохтонный народ на этой территории.

Протесты против закона о свободе вероисповедания не могут продолжаться вечно. В какой-то момент Подгорица должна поменять тактику по отношению к Сербской православной церкви. Какого развития событий Вы ожидаете?

В этом году пройдут парламентские выборы в Черногории. Мне кажется, что спорный закон и был принят именно для того, чтобы в стране возникла конфликтная ситуация. Благодаря ей, Джуканович может мобилизовать своих избирателей — они теперь должны защищать Черногорию от Сербии, а также и от российского влияния через православную церковь. Мне кажется, что конфликт сохранится вплоть до выборов.

А что касается путей его разрешения, то они существуют. Насколько мне известно, митрополит Амфилохий уже встречался с премьер-министром Черногории Марковичем. Планируется и новая встреча. Вопрос можно решить просто. Митрополия Черногорско-Приморская уже предложила несколько дополнений к спорному закону, которые защитили бы интересы Сербской православной церкви. Вторая возможность — отозвать закон. Черногорское государство могло бы тогда подписать базовое соглашение с СПЦ, наподобие тех соглашений, которые уже подписаны с католической церковью и с исламским и еврейским религиозными сообществами.

В определенном смысле единство сербов и черногорцев в защите своей церкви должно стать примером для подражания среди черногорских политиков, которые желают составить серьезную конкуренцию Джукановичу. Только объединившись сербы и черногорцы могут избавится от диктатора, который уже 30 лет правит страной.

Они могут определиться в пользу бойкота выборов осенью этого года, так как нет условий для их прозрачного проведения. Если они примут участие в выборах и Джуканович победит, они тем самим придадут легитимность его режиму. А с другой стороны, если власть Джукановича не будут легитимной, она не сможет реализовать спорные законы. Я считаю, что и в Черногории, и в Сербии выборы покажут, кто является настоящей оппозицией, а кто работает на президента.

Крестные ходы в Черногории продолжатся. Это давление — а в какой-то момент в шествиях участвовало около 200 тысяч граждан в разных городах страны — приведет к решению вопроса. Никто не может игнорировать такое количество протестующих, это фактически треть страны. Решения два — или внести изменения в существующий закон, или подписать базовое соглашение с Сербской православной церковью. Джуканович пока не спешит, так как не ощущает давления Белграда и международного сообщества. Но митрополит и черногорский народ — это верующие люди. Я верю, что Бог — более могущественная сила, и что он сохранит Сербскую православную церковь в Черногории.

Отношения между Сербией и Черногорией на днях омрачила и новость о том, что Черногория после эпидемии открывает границы, но не для сербских граждан. Как Вы рассматриваете это решение Подгорицы?

Это решение пришло из кухни главного советника Мило Джукановича и Александра Вучича — Бебы Поповича. Это человек, который придумал «государственный переворот» в Черногории в 2016 году, человек, который является неформальным советником Вучича, и его институт финансирует сербское государство. Попович также сотрудничает с британской разведкой. Я лично считаю, что это решение направлено только на то, чтобы подогреть страсти во время предвыборной кампании. За ним стоит пропаганда, которая, к сожалению, вызывает только ненависть и раскол среди людей. Это как раз то, на чем зиждутся режимы обоих лидеров. Но я также знаю, что национальная идентичность наших народов неделима.

Сербия. Черногория > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 30 мая 2020 > № 3421192


Сербия. Черногория > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 29 мая 2020 > № 3421213 Младжан Джорджевич

Сербия сегодня — шведский стол, с которого каждый берёт, что ему захочется

ТАТЬЯНА СТОЯНОВИЧ

В этом году парламентские выборы пройдут как в Сербии, так и в Черногории. В Сербии они намечены на 21 июня, в Черногории ожидаются осенью. Для предстоящих выборов в обеих странах характерно серьезное противостояние действующих властей и оппозиции. В обеих странах в адрес правящих режимов поступают серьезные упреки в жестком контроле над СМИ. Сербская оппозиция, объединенная вокруг «Союза за Сербию», весь прошлый год боролась за более справедливые условия предвыборной борьбы, но воздействовать на правительство и президента Александра Вучича им так и не удалось. В итоге часть оппозиционных партий объявила выборам бойкот. В соседней Черногории в самом начале выборного года вступил в силу спорный закон о свободе вероисповедания, направленный против интересов Сербской православной церкви. Это вызвало невиданную волну народного протеста, который вылился на улицы черногорских городов. Президент страны Мило Джуканович отказывается вносить изменения в спорный закон, усугубляя этим раскол в черногорском обществе.

О смысле бойкота парламентских выборов в Сербии и о значении церковного вопроса в жизни современной Черногории ИА REGNUM рассказывает сербский оппозиционный политик, секретарь госсовета по делам сербов в регионе (2008−2012) Младжан Джорджевич.

Главная интрига вокруг предстоящих парламентских выборов в Сербии почти до самого последнего этапа предвыборной кампании состояла в том, примут ли в них участие оппозиционные партии. Оппозиция, объединенная вокруг «Союза за Сербию», решение о бойкоте парламентских выборов приняла еще давно. Чего, на ваш взгляд, оппозиция, участвующая в бойкоте, может добиться в политическом смысле?

Я сразу отмечу, что лично я не состою в «Союзе за Сербию» и могу говорить только с точки зрения оппозиционного политика, который поддерживает бойкот. На мой взгляд, лишь после бойкота будет понятно, что осталось от объединенной сербской оппозиции. Некоторые партии, которые сначала высказались в пользу бойкота, изменили свое решение и будут участвовать в выборах. Но тем не менее «Союз за Сербию» показал своим решением о неучастии в выборном процессе, что он является серьезным оппозиционным объединением, которое дорожит интересами государства, общества и народа и ставит их выше своих партийных и личных интересов. Если бы «Союз за Сербию» принял участие в выборах, он вошел бы в парламент, и партии, состоявшие в нем, благодаря этому могли бы финансировать свою деятельность. Но они не согласились играть по правилам президента Александра Вучича. По моему мнению, главный пункт решения о бойкоте, которое ранее принял «Союз за Сербию», — это тот пункт, в котором подчеркивается, что ни одно из решений нового состава парламента, которое противоречит национальным интересам, особенно касательно Косово и Метохии, вошедшие в «Союз» партии в случае прихода к власти не признают. Этим был послан четкий сигнал и президенту, и международному сообществу, что то, о чем они с ним договорятся без согласия народа и большей части оппозиции, не будет иметь силы.

Какая доля населения, по вашей оценке, последует за оппозицией и не явится на выборные участки 21 июня?

Решение о бойкоте — это личное дело каждого. Я никогда не согласился бы голосовать на таких выборах, какие нас ожидают в июне, по двумя причинам. Во-первых, я не хочу участвовать в цирке, так как по всем параметрам это не выборы, а именно цирк. Во-вторых, я не желаю придавать легитимности Александру Вучичу, который установил в стране криминальный режим. Это не имеет никакого отношения к политике — каждый, кто желает Сербии добра, не должен в этом участвовать. Мы должны освободить Сербию от мафии, от преступности, а также сохранить ее территорию. Это невозможно сделать, если мы пойдем голосовать на выборах, которые являются заведомо антиконституционными, и придадим им этим легитимность. Мы можем это сделать, только если громко заявим о своем несогласии.

Предпринимало ли в последнее время международное сообщество попытки убедить оппозицию изменить мнение по поводу участия в выборах?

Да, и это очень интересный факт — кто на самом деле оказывал давление на оппозиционных политиков, чтобы они передумали насчет парламентских выборов. С одной стороны, это были сербские власти. С другой — главы диппредставительств западных стран. На днях они интенсивно приглашали на разговор лидеров главных оппозиционных партий и убеждали их согласиться на участие в выборах. В чем их интерес? Александр Вучич проводит политику Запада, Запад и привёл его к власти. Теперь надо придать легитимность тому, что делает Вучич, особенно его предстоящему решению по поводу Косово и Метохии. И нужен такой состав парламента, который сможет принять это решение и к которому не будет претензий со стороны народа и оппозиции. Эти выборы четко покажут, кто есть кто на политической сцене Сербии. Те партии, которые в них примут участие, неважно на каком уровне, местном или республиканском — это партнеры Вучича и диппредставительств стран Запада. Насколько мне известно, посол Российской Федерации, например, никого не призывал участвовать в выборах.

Можете ли вы рассказать о том, каким уровнем поддержки в сербском обществе пользуется в настоящее время партия власти?

Это хороший вопрос. В условиях всеобщей несвободы СМИ, в условиях постоянного давления на избирателей, страха, в котором живут люди, очень сложно ожидать от обычных людей, что они будут свободно высказывать свое мнение по этому поводу. Лично я считаю, что все исследования общественного мнения в Сербии — поддельные. Просто власть определяет параметры — сколько поддержки нужно ей в определенный момент, а потом результаты исследований подгоняются под эти параметры. И в момент оглашения результатов очередных выборов власти имеют возможность сказать — да, как раз такой результат исследования общественного мнения и показали. Я не верю в результаты опросов. Мне кажется, что, если бы они были реальными, сербские власти могли бы рассчитывать примерно на 40% избирателей. Все остальное они получают или скупкой голосов, или другими методами давления на электорат. Но 40% — это немало. К сожалению, все эти цифры нельзя проверить. Если сегодня вам кто-то звонит по домашнему телефону и спрашивает, будете ли вы голосовать за Вучича или против него, вы не скажете, что не будете, не зная, кто сидит с той стороны провода.

Вот, смотрите, например, как поступили власти после эпидемии коронавируса. Они использовали ситуацию в интересах своей предвыборной кампании. Президент обещал всем совершеннолетним гражданам по сто евро в динаровом эквиваленте. Это не что иное, как скупка голосов. Как мы видим, в этом году предвыборной кампании почти и нет. Она и не нужна — президент перевел деньги и ожидает, что люди будут за него голосовать.

Мы живем в стране, которой правят с помощью СМИ, силы и лжи. Все вокруг видимость и обман. Везде в этой стране существуют параллельные миры. Александр Вучич создал параллельную жизнь, и те государственные институты, которые должны быть независимыми и свободными, он сделал частью этой параллельной системы. У него даже есть своя оппозиция, которая примет участие в предстоящих выборах.

В российских СМИ в последнее время часто публикуются статьи, в которых говорится о стремлении сербской оппозиции, объединенной вокруг «Союза за Сербию», организовать после выборов майдан и силой захватить власть. Насколько такой тезис обоснован? Существуют ли в Сербии условия для этого майдана?

Этот тезис является настолько бессмысленным, что его сложно даже комментировать. Факты говорят в пользу того, что как раз Александр Вучич пришел к власти благодаря поддержке Запада. То, что никто до него не мог обещать Западу по поводу Косово и Метохии, Вучич ему пообещал. Поэтому Запад делает все, чтобы на выборы в июне вышла вся оппозиция и чтобы победа его кандидата не подлежала сомнению. Это все говорит о том, что оппозиция не может рассчитывать ни на какую поддержку с Запада, а для организации майдана это необходимое условие. Не Россия организует майданы по всему миру, а западные структуры. Сын миллиардера Сороса Александр Сорос — один из тех людей, с которыми Вучич часто встречается как в Сербии, так и в США. Сорос финансирует большинство неправительственных организаций и институтов, которые поддерживают действующего президента. У них нет ни одной причины помогать оппозиции, так как их не интересуют права человека. Они хотят, чтобы Вучич закрыл для них косовский вопрос. Также они пекутся о собственной экономической выгоде.

Сегодняшняя Сербия — это большой шведский стол, с которого каждый берет то, что ему захочется. Кто-то берет территорию, кто-то берет промышленные предприятия, кто-то — сельскохозяйственные комбинаты, кто-то строит Белград-на-Воде (современный квартал на реке Сава. — ИА REGNUM). Александр Вучич — официант, который обслуживает гостей у этого стола. Для него главное — сохранить место официанта, так как оно приносит неплохие чаевые. Нет в этом никакой политики.

Долг Сербии во время правления Александра Вучича уже увеличился на десять миллиардов евро. Есть информация о том, что в этом году страна возьмет кредитов ещё на семь миллиардов. Все системные предприятия уже проданы, осталась только электроэнергетическая сеть. При этом русские из этого не получили ровным счетом ничего. Все предприятия были проданы или китайцам, или немцам, или арабам, а концессии на строительство автомобильных дорог были отданы американским и турецким компаниям.

Считаете ли вы, что сербская оппозиция должна была заручиться поддержкой Запада?

Нет, я, как сербский патриот, считаю, что искать поддержку извне — это не решение. Я не могу поддержать то, что ведет к расшатыванию сербского общества, к конфликтам между сербами. Смена власти должна произойти по воле народа, в результате давления, которое он сам окажет на действующий режим. Сербский народ должен сделать это сам. Мы живем здесь, это наша страна, мы заинтересованы в том, чтобы Сербия была свободным, развитым, демократическим государством, и мы должны решать свои проблемы сами. Истинный патриот своей страны не может желать такой помощи извне.

Тем не менее многие из оппозиционных лидеров в своё время были у власти во время правления Демократической партии, которая не скрывала своей прозападной ориентации. Демократические власти и перевели переговоры о Косово и Метохии из-под эгиды ООН под эгиду ЕС. Насколько сербский народ сегодня может верить, например, такому политику, как Вук Еремич, который принимал участие в этих переговорах?

У меня простой ответ на этот вопрос. В 2012 году, когда произошла смена власти в Сербии и когда пришли Томислав Николич и Александр Вучич, север Косово и Метохии был полностью в сербских руках. Сербы, проживающие южнее реки Ибар, тоже были включены в институты сербского государства. Сегодня, восемь лет спустя, у нас не осталось ни одного органа власти Республики Сербии на севере Косово и Метохии. Все атрибуты государственности Александр Вучич передал албанским сепаратистам. Ему удалось интегрировать косовских сербов в юридическую и конституционную систему так называемого Косово. Это была его задача, и он ее выполнил. Начал он с того, что на севере Косово и Метохии организовал партию «Сербский список», а вице-председателем этой партии назначил преступника, человека, который подозревается в убийстве одного из лидеров косовских сербов Оливера Ивановича. Запад дал Вучичу карт-бланш, и он смог творить что угодно, лишь бы убедить сербов смириться с существованием институтов сепаратистского Косово.

У нас сегодня абсурдная ситуация — сербы уезжают из Косово и Метохии не потому, что боятся албанского террора, а потому что боятся криминальных банд, подконтрольных Вучичу.

Пока «Сербский список» был коалиционным партнером в «правительстве» военного преступника Рамуша Харадиная, албанские сепаратисты сформировали собственную армию и ввели пошлины на сербские товары. В разгаре эпидемии коронавируса так называемое Косово получило свою электроэнергетическую систему, которая интегрировалась в электроэнергетическую систему Албании. Так что нет смысла обвинять тех, кто был в Белграде у власти до 2012 года. Они не виноваты в том, что Александр Вучич сделал сам. К тому же, Вучич обещал, что когда он придет к власти, то аннулирует подписанные Белградом в рамках брюссельского процесса технические соглашения с Приштиной. Но он этого не сделал. Надо сказать, что в этих соглашениях, подписанных чиновником МИД Сербии Борко Стефановичем, фигурировала Резолюция 1244. Также переговоры велись не на уровне президентов и премьер-министров, а на уровне сотрудников МИД, и к статусу Косово и Метохии они отношения не имели. Александр Вучич и Томислав Николич подняли переговоры на высший уровень — их партнерами по диалогу стали военные преступники Хашим Тачи и Рамуш Харадинай.

По моему мнению, Александр Вучич с приходом к власти получил от своих западных кураторов три задачи — решить вопрос Косово и Метохии так, как это подходит Западу и косовским албанцам; ввести Сербию в НАТО и устранить влияние России в Сербии. От него требуется сделать то, что в Черногории сделал Мило Джуканович, который признал независимость Косово, интегрировал страну в НАТО и присоединился к антироссийским санкциям.

Для меня неоспоримо, что Запад поддерживает такую политику Вучича. Я как серб и русофил не могу поверить в то, что Россия этого не видит. Когда речь идет конкретно о Косово и Метохии, я считаю, что Россия, защищая Резолюцию 1244, защищает не только международный правопорядок, но и свои собственные интересы. Кто сегодня не видит, что решение косовского вопроса таким путём, как того требуют США, ведет Сербию напрямую в НАТО? Я не могу поверить, что Россия заинтересована во вступлении Сербии в Североатлантический альянс. Сербия должна придерживаться военного нейтралитета, она должна быть свободной страной, которая будет поддерживать хорошие отношения как с соседями в регионе, так и с другими влиятельными государствами. Но нет ни одной причины, по которой Сербия предала бы свои национальные интересы во имя вступления в любую международную ассоциацию. Особенно во имя членства в НАТО.

С тех пор как в Сербии начались еженедельные протесты оппозиции под лозунгом «Один из пяти миллионов», а это было более одного года назад, в сербских СМИ стало мелькать и ваше имя. В основном вам приписывают два «греха»: первый — это дружба с бывшим мэром Белграда Драганом Джиласом, который, как утверждается, украл большую сумму из бюджета города, а второй — наличие у вас президентских амбиций. Как вы относитесь к таким обвинениям?

С Драганом Джиласом я дружу давно, еще до того, как он стал заниматься политикой. Он был мэром Белграда, по моему мнению, весьма успешным. В любой стране, если человека подозревают в том, что он украл $620 млн из городского бюджета, он отвечал бы за это перед судом. В Сербии уже на протяжении восьми лет ему не предъявляют никаких обвинений. Конечно, все эти обвинения — это пропаганда, которую Вучич использует против политических противников. Против Джиласа он это делает ежедневно.

Что касается второй части вопроса, я хотел бы напомнить одно из ряда абсурдных измышлений действующего режима. Когда начались протесты оппозиции, а начались они из-за нападения на одного из оппозиционных лидеров, Вучич сказал своим российским партнерам, что за протестами стоит Запад и что они являются подготовкой майдана в Сербии. Одновременно своим западным партнерам он сказал, что за протестами стоят русские и что это они финансируют «Союз за Сербию». Любой, кто хоть немного разбирается в российской политике, понимает, что это просто смешно. Зачем России финансировать оппозицию такой дружественной страны, как Сербия? По информации, которой я владею, на одном из форумов по вопросам безопасности, который в прошлом году прошел в Германии, Вучич заявил одному высокопоставленному представителю Российской Федерации, что я вместе с несколькими гражданами России готовлю в Сербии госпереворот наподобие вымышленного переворота в Черногории 2016 года. Одновременно в сербских СМИ появились статьи, в которых меня обвиняли в том, что я сотрудничаю с определенными кругами в России, которые на деньги Ходорковского намерены свергнуть двух президентов сразу — и Вучича, и Путина. Все мои контакты в России — публичные, это контакты с людьми, занимающимися в первую очередь гуманитарной деятельностью. Также я контактирую с людьми из РПЦ. Вот в таком абсурде мы сегодня живем в Сербии: для одних мы прозападная оппозиция, для других — пророссийская.

А если серьезно, о моих президентских амбициях заговорили после того, как один аналитик — Цветин Миливоевич — в одной телепередаче обсуждал вопрос, какими свойствами должен обладать кандидат в президенты, который мог бы составить конкуренцию Александру Вучичу. Миливоевич сказал, что этот человек должен быть патриотом, что у него должны быть хорошие контакты в Сербской православной церкви, а также хорошие контакты в России и в странах региона, так как одна треть сербов проживает сегодня в странах бывшей Югославии. Миливоевич посчитал, что я обладаю всеми этими качествами, и озвучил мое имя в эфире.

Тем не менее сегодня рано говорить о президентских выборах, которые должны пройти в 2022 году. Но если кто-то хочет быть президентом Сербии и победить Вучича в выборной гонке, он должен прежде всего искренне заботиться о Косово и Метохии и о сербах в регионе, поддерживать хорошие и искренние отношения с Россией, а не только фотографироваться во время предвыборной кампании с президентом Путиным. Президент Сербии должен выступать за сохранение всех традиционных ценностей сербского народа и при этом строить хорошие отношения и с Россией, и с ЕС, и с США, и с Китаем. Но не ценой уступок, которые противоречат сербским национальным интересам.

Продолжение следует

Сербия. Черногория > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 29 мая 2020 > № 3421213 Младжан Джорджевич


Сербия. Польша. Саудовская Аравия. ЦФО > Агропром > fsvps.ru, 28 мая 2020 > № 3396360

Брянские предприятия отправили в Сербию, Польшу, Саудовскую Аравию, Монголию и Украину 500 тонн продукции животноводства

Управление Россельхознадзора по Брянской и Смоленской областям с 13 по 27 мая 2020 года сертифицировало на экспорт 26 партий различной продукции, выработанной брянскими животноводческими предприятиями, общим весом более 507 тонн.

В частности, с территории Брянщины в Сербию было отправлено 11 партий белковой кормовой смеси общим весом 233,6 тонны, в Польшу - шесть партий технического жира общим весом 143 тонны, в Саудовскую Аравию - три партии говядины весом 40,5 тонны, в Монголию - две партии мяса птицы весом 39 тонн, а также четыре партии молочной продукции весом более 51,5 тонн отправлены на территорию Украины.

Весь товар соответствовал ветеринарно-санитарным требованиям, предъявляемым странами-получателями.

При этом всего с начала текущего года Управлением Россельхознадзора было сертифицировано более 4 740 тонн предназначенной на экспорт подконтрольной госветнадзору продукции, произведенной предприятиями Брянской области, что гораздо больше данного показателя аналогичного периода 2019 года.

Сербия. Польша. Саудовская Аравия. ЦФО > Агропром > fsvps.ru, 28 мая 2020 > № 3396360


Сербия. Косово > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 мая 2020 > № 3422078

Поддерживать нынешние власти Сербии значит поддерживать независимое Косово

АННА ФИЛИМОНОВА

Российские самопровозглашенные «аналитики и ведущие специалисты по Балканам» продолжают поражать воображение своей фундаментальной безграмотностью и эпическим непониманием происходящего в Сербии, теперь дополненным методологическими провалами. Речь идет о статьях Елены Пономаревой «Александр Вучич и искусство невозможного» и Петра Искендерова «Кто сдает в косовской партии?».

Пономарева совершенно правильно констатирует тот очевидный факт, что отношения между сербами и русскими имеют «общий цивилизационный код, романтику культурно-исторических связей и почти религиозный культ В. Путина, опирающиеся на энергетический и военно-технический фундамент, позволяют Москве при минимальных финансовых затратах оставаться значимым игроком в регионе». Отметим также тот не менее очевидный всем, кроме Пономаревой, факт, что цивилизационный код и романтика культурно-исторических связей относятся к именно к категории сакральных, духовных, «внеинтересных» ценностей. Если именно духовные ценности — это то, что безусловно отличает отношения России и Сербии, то какой единственно возможный логичный вывод следует сделать из этого? Что именно необходимо сделать с сильнейшей стороной, уникальным явлением и единственной на данный момент опорой России на Балканах? Усилить и развить? Нет. Немедленно прекратить! «Чувства-с», по Пономаревой, надо отбросить и перейти к «реал-политике». Казалось бы, почему? А потому что лорд Пальмерстон сказал, что негоже в международных отношениях руководствоваться соображениями дружбы и союзничества, следует основываться исключительно на интересах.

Этот тезис — не просто нарушение логики и здравого смысла. Призыв к отсечению самого главного содержания двусторонних отношений — это полный методологический провал. Но, как говорится, «усилить хотелось бы»: в этом же тексте Пономарева прогнозирует, что если на выборах в Сербии победит оппозиция, то «они будут продолжать «предписанный обстоятельствами» курс на евроатлантическую интеграцию. Причем личное знакомство с многими из них позволяет утверждать, что они будут это делать с ещё большим рвением». Т. е. Пономарева предлагает сформировать мнение о сербской оппозиции на основе ее личных впечатлений, ощущений, «чувств-с».

Российские лоббисты Александра Вучича повторяют муссируемые в Сербии пропагандистские клише: «Всё сдала предыдущая власть, умело балансирующий между Западом и Востоком Вучич спасает то, что еще можно спасти». Однако в Скупщине и госаппарате окопались участники прежней правящей гарнитуры — столь страстно шельмуемого экс-президента Бориса Тадича. И их там не единицы, а примерно 90%. Структура правящего большинства в сербском парламенте более чем примечательна. Помимо Сербской прогрессивной партии Вучича, она состоит из части Демократической партии (ДП) прежнего лидера Бориса Тадича, части Г17+ Младжена Динкича и части Сербской радикальной партии (СРП) Воислава Шешеля. Весь госаппарат — это кадры ДП и Г17+, именно они определяют государственную политику. Новым элементом является лишь криминальный сегмент из Косово. В правящее большинство также входит СПО Вука Драшковича (именно он в бытность министром иностранных дел заключил первое соглашение с НАТО (СОФА) в сентябре 2006 г.) и СДП Расима Ляича — одного из самых близких соратников бывшего лидера боснийских мусульман Алии Изетбеговича. Возникает логичный вопрос: если 90% госаппарата Вучича представлены людьми прежнего режима Тадича, то почему «те» — плохие, а «эти» — хорошие?

Пономарева утверждает, что это Тадич заключил соглашение СОФА, а Вучич — лишь дополнение к нему. Очередной провал, в корне не соответствующий действительности. Тадич заключил рамочное соглашение, которое без технических протоколов к нему остается мертвым словом на бумаге. Вучич подписал именно технические протоколы к соглашению СОФА, что предоставляет военную и гражданскую инфраструктуру страны в полное распоряжение НАТО. После подписания технических протоколов к рамочному соглашению СОФА стране не нужно вступать в НАТО формально — фактически она уже там.

Пономарева в качестве аргумента в пользу «умелого балансирования Вучича» ссылается на «военный нейтралитет Сербии» согласно «Резолюции сербской Скупщины от 2007 г.» Но этот документ не носит обязательного характера (в отличие от международного соглашения, которое имеет обязательную законодательную силу). Это декларация о намерении, которая легко может быть аннулирована другой декларацией, и не более того. Сербская Скупщина может принимать и отменять хоть по сто деклараций в день, это не меняет существующего положения и ни к чему не обязывает внешнюю политику, в отличие от конституционного законодательства. Однако 24 декабря 2019 г. парламентом Сербии были приняты «Стратегия национальной безопасности» и «Стратегия национальной обороны Сербии», где идет речь именно о военном нейтралитете страны. Это, безусловно, гораздо более значимые документы, нежели резолюция 2007 г., которые на первый взгляд подтверждают тезис Пономаревой, однако ею даже не упоминаются. Но в указанных документах нейтральность Сербии формулируется как «неприсоединение к военно-политическим союзам», «военный нейтралитет будет осуществляться и через представление содержательной и всеохватывающей политики сотрудничества в области обороны…», «военный нейтралитет Сербии не является препятствием для ее сотрудничества с другими государствами и военно-политическими союзами», включая «расширение и развития сотрудничества с Организацией Договора о коллективной безопасности (ОДКБ)», и «развитие политического диалога и практического сотрудничества с НАТО», с последним — «на региональном уровне — в рамках Программы «Партнерство ради мира».

Здесь мы снова видим формулу «и вашим, и нашим, и всем спляшем», поскольку не запрещается и не ограничивается ничего: нет гарантий сохранения особых отношений с Россией в случае начала евроинтеграции, остается в силе полная ориентация системы обороны Сербии на сотрудничество с НАТО. С 2006 г. ВС США и Сербии развивают Программу государственного партнерства с Национальной гвардией Огайо, кроме того, у США и НАТО нет и не было никаких возражений против военного нейтралитета Сербии. Лидеры 28 стран НАТО в Декларации Лиссабонского саммита поддержали «выраженное определение Сербии в направлении евроатлантической интеграции» (это декларация также остается в силе), полным ходом достигается «интероперабельность» (боевая совместимость) армии Сербии с НАТО, что усиливает институциональную связь с альянсом. Помимо упомянутых нами ранее мер Вучича по усилению связи с НАТО, отметим и то, что в 2015 г. были отменены ограничения по использованию альянсом воздушного пространства Сербии, введенные еще в 1999 г. В целом принятые документы можно успешно использовать в дешевой пропагандисткой эквилибристике, но это в чистом виде стратегическая дезориентация.

Военный нейтралитет вновь не утверждается как конституционная категория, обязательная для исполнения государственными органами и дополненная статьями Уголовного кодекса, предписывающими уголовное наказание за несоблюдение — только так может быть обеспечена уголовно-правовая защита реального военного нейтралитета. Как, например, обеспечена защита территориальной целостности Сербии: по соответствующим статьям УК РС предусмотрено от 3 до 15 лет тюремного заключения за подрыв территориальной целостности и все действия (призывы) или бездействие, так или иначе способствующие подрыву территориальной целостности Сербии.

Акробатические этюды Вучича, может быть, и интересны цирку дю Солей, но высшая стадия сотрудничества с НАТО для страны-нечлена альянса (стадия ИПАП) и отказ даже в символическом жесте предоставления Российскому гуманитарному центру в Нише (персонал которого составляет несколько человек) статуса дипломатического иммунитета есть совершенно конкретный результат этой эквилибристики.

Что касается Бориса Тадича, то речь идет не более чем о негативной прогрессии: не Тадич лучше Вучича, а Вучич еще хуже Тадича. Тадич незаконно начал переговоры о статусе Косово при посредничестве ЕС. Но его команда лишь парафировала соглашение о границе с КиМ (а создал реальную границу между Сербией и «Республикой КосовА» именно Вучич). Тадич отверг ультиматум Ангелы Меркель из 7 пунктов от августа 2011 г., что привело к победе на выборах уже весной 2012 г. команды, один из членов которой, Александр Вучич, был приведён к руководству неоколониальным режимом. Причем у истоков этой победы стоял «отец-основатель» новой силы в сербской политической жизни, глава кабинета Бориса Тадича Микки Ракич. Микки Ракич являлся руководителем всех спецслужб Сербии и главной опорой американской политики в стране. Депеши «Викиликс» подтверждают, что «Миодраг Ракич, близкий советник президента Тадича, заявил 3 ноября 2008 года, что президент полгода назад уполномочил его поддержать Николича при разделе Сербской радикальной партии (Томислав Николич был сопредседателем СРП, но в 2008 году он создал из её части ныне правящую Сербскую прогрессивную партию (СПП) — ИА REGNUM), чтобы его сторонники были ключевыми на проевропейском пути Сербии», а медиаконтакты посольства США информировали, что «Ракич активно ищет медийное покрытие для Учредительного собрания Сербской прогрессивной партии». Депеша от 24 декабря 2008 года сообщает, что «деликатная центристская позиция ограничивает публичную поддержку европейской интеграции в области законодательства в парламенте»; СПП не будет требовать от правительства поддержки сербов, остающихся в Крайне (Хорватия); по косовскому вопросу «контакты в СПП убеждают нас, что партия поддерживает раздел Косово».

Таким образом, даже Тадич не стал заключать Брюссельское соглашение, предпочтя уйти из большой политики. Оказалось, что Тадич «слишком хорош» для выполнения такой грязной работы. Нужен был другой человек, и он был найден в рядах Сербской радикальной партии. Вучич продолжил переговоры под эгидой ЕС, отдав Приштине всё, что та требовала, без исключений и двойных толкований, подведя полный фундамент под грядущий финал — заключение соглашения о взаимном признании между Сербией и «Косовой».

Пётр Искендеров любит апеллировать к авторитетам российского президента, сербского президента, даже «косовского президента» Хашима Тачи. Что, во-первых, превращает его уже не просто в лоббиста Вучича, но и в лоббиста «Республики КосовЫ». Во-вторых, ссылаясь на российского президента, его главным аргументом является классификация российско-сербских отношений как стратегических. Но на международной арене отношения России с другими государствами все без исключения носят в той или иной степени стратегический характер, поскольку если эти отношения вообще есть, то они в любом случае затрагивают стратегические направления. У России стратегические отношения даже с Турцией, несмотря на убийство российского посла и сбитый российский самолет. Среди европейских стран у Российской Федерации особенно доверительные и стратегические отношения вовсе не с Сербией, а с Италией, и это несмотря на присоединение последней к антироссийским санкциям. США, определяемые в военной доктрине РФ в случае необходимости в качестве главной цели нанесения ядерного удара, является стратегическим партнером РФ. Ничто, в том числе дефиниция российско-сербских отношений, не отменяет того факта, что территориальная целостность Сербии является неприкосновенной, а Косово и Метохия безусловно и навсегда является частью Сербии. Главное, чтобы в стратегические российско-сербские отношения не вписалась сдача Косово и Метохии.

Пётр Искендеров спрашивает автора данных строк, «а согласится ли она возглавить сербский военный отряд, чтобы отвоевать Косово назад?» Ответ таков: возглавить — нет, за отсутствием военных навыков, а вот отстаивать Косово всеми имеющимся в моем арсенале средствами — да. Тезис «а что теперь, воевать, что ли, снова за Косово?» — не новация Искендерова. Эта дешевая манипулятивная уловка из пропагандистского «супового набора» Вучича, крайне бедного на идеи. И можно с очень большой долей вероятности предположить, кого именно встретит тот самый сербский отряд на албанской стороне.

Манипуляция заключается в запугивании войной и искажении реальности. И этим же отличается статья Пономаревой. Признается положение «де-факто» («де-факто утеря контроля над Косово»). Сама логика согласия с изменением положения, достигнутого насилием и преступлением, является не просто ущербной, но и преступной. Третий рейх тоже де-факто существовал определенный период. Любое внешнее нашествие, завоевание — это тоже ситуация «де-факто», которая может длится и 300, и 500 лет. Но вряд ли кому приходит в голову не только соглашаться с произошедшим, но еще и винить пострадавшую сторону, мол, сами же и виноваты, раз «контроль» потеряли. По этой схеме и евреи виноваты в Холокосте — недостаточно боролись, утратили контроль, дали загнать себя в гетто. Точно так же, как Пономарева и Искендеров требуют признания положения «де-факто» в Космете, хорватские неоусташи обвиняют сербов и евреев в том, что те «просто не подчинялись законам и легитимной власти Независимого хорватского государства».

Однако речь идёт не о случайно возникшей ситуации, а о целенаправленных усилиях сербской власти, начиная с установления прозападного режима в Сербии, возглавляемого и Борисом Тадичем, и Александром Вучичем. Это единый процесс в едином направлении: поддержка политики Вучича неизбежно скатывается в одобрение и лоббирование «Республики КосовЫ».

Следовательно, маркером поддержки Вучича и независимости Косово являются следующие параметры. Первое: игнорирование существования Брюссельского соглашения. Его текст носит настолько ясный характер, что не оставляет ни малейшей лазейки для двойного толкования. Как может Вучич «отстаивать Косово», когда он стал единственным в сербской истории, кто передал весь край в руки террористов, что не посмели сделать даже нацисты? До Брюссельского соглашения во всём крае (!) формально и фактически действовали органы сербского государства. Отметим главное: полицейский участок Республики Сербия находится в десятке километров от Приштины, и именно там албанцы должны были получать документы. Но после Брюссельского соглашения этого больше нет. Брюссельское соглашение уничтожило ВСЕ СЕРБСКИЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ОРГАНЫ НА ТЕРРИТОРИИ ВСЕГО КОСОВО, включая север (суд, полицию и спецслужбы).

Следующий маркер — перемещение косовского вопроса из плоскости защиты суверенитета и территориальной целостности в плоскость защиты сербского нацменьшинства в другом государстве. Призыв поддерживать косовскую политику Вучича является легитимизацией насилия в отношении Сербии, военной агрессии, что, согласно определениям базовых документов ООН, является преступлением без срока давности.

Еще один маркер — игнорирование результатов переговорного процесса, в котором команда Вучича наделила «КосовУ» всеми атрибутами государственности, не получив взамен абсолютно ничего. Процесс продолжается нон-стоп: в 2019 г. Приштине отошла Трепча, крупнейший горно-металлургический комбинат на севере КиМ, в 2020 — автономная от Сербии энергосистема.

Никакой прозападный Борис Тадич не смог бы выполнить то, что смог «патриот» Вучич. Председатель Фонда открытого общества в Сербии (организация Сороса, финансируется им напрямую) Соня Лихт поддерживает политику нынешнего сербского режима. Вучич регулярно консультируется с Лихт и проявляет к ней ярко выраженное уважение.

Продажа России стратегического предприятия «НИС» была проведена в годы президентства столь шельмуемого Бориса Тадича, причем Вучич публично оспаривал эту сделку, предлагая пересмотреть ее. Что мешает Вучичу вернуться к этому вопросу, когда Косово будет сдано? Какими инструментами будет располагать Россия, чтобы этого не допустить? Уровень внешнеторгового оборота между Россией и Сербией и сейчас примерно на $2 млрд ниже, чем при Тадиче. В настоящий момент нет ни одного реально значимого российско-сербского проекта, но зато подписаны килограммы нереализуемой документации.

Подход российских лоббистов Вучича в духе «те не такие, а эти вот то, что нужно» не просто расходится с действительностью, но является гораздо более серьезным идеологическим шагом. Это оправдание «личностного подхода», выбора личности, на которую делается ставка при формировании внешнеполитического курса. Но это одновременно и есть капкан: для российской политики не существует сербского общества — существует только личность. Поэтому на годовщину окончания Второй мировой войны в США так активно славятся сербы, спасшие многочисленные жизни пилотов-союзников. Вашингтон в итоге перехватит сербский фактор на одной лишь основе уважения к сербам, полностью отсутствующего у лоббистов Вучича.

Политика опоры на личность в условиях оккупационного режима бессмысленна. Потому что на эту личность влияет отнюдь не Россия. Опора России на действующую сербскую власть воспринимается сербским обществом и Западом не как сила, а как слабость. Поэтому у американцев есть все шансы взять сербское направление под полный контроль, так как российская политика в упор не видит именно сербский народ: ни в Черногории, ни в Македонии, ни в Республике Сербской, ни в самой Сербии. Как отмечает российский востоковед Евгений Сатановский, «российская внешняя политика остается грозной, но миролюбивой до состояния невменяемости и пожизненного изумления населения».

Тем самым всё вместе взятое прекрасно работает на западный аргумент: «России не интересна Сербия или сербы, ей нужен только свой узкий материальный интерес, у нее есть только продажные квазиинтеллектуалы и бюрократия». Пономарева так же, как Искендеров, апеллирует ко многим авторитетам, приводя цитаты от Гавела до Фейхтвангера. И мы позволим себе завершить текст цитатой сербского интеллектуала Мило Ломпара по поводу национализма: «Существуют некие обмякшие и немощные чувства, которые пропадают в человеке перед первым же предложением, которое поправляет его материальное положение».

Сербия. Косово > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 мая 2020 > № 3422078


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 мая 2020 > № 3422126

Оппозиция за 619 млн евро

ПЁТР ИСКЕНДЕРОВ

Поражающая воображение публицистическая активность одного из представителей сербской оппозиции Младжана Джорджевича в российском интернет-пространстве закономерно не осталась незамеченной в Белграде. Особое — и совершенно понятное — возмущение в сербской столице вызвала очередная его статья, полная нападок на президента Сербии Александра Вучича и обнародованная по странному стечению обстоятельств в святой для россиян и сербов день 9 Мая. Назвав данный факт «странным поздравлением» из Москвы, директор Канцелярии по Косово и Метохии при правительстве Сербии Марко Джурич в специальном заявлении подчеркнул, что оно «было написано в Белграде, а опубликовано в Москве», причем его автор — «величайший лжерусофил, бывший советник бывшего президента, а сегодня советник бывшего мэра Белграда Младжан Джорджевич». По словам Марко Джурича, Младжан Джорджевич воспользовался пространством для публикации, которое ему «предоставило российское СМИ», для нападок на президента Сербии Александра Вучича. При этом он обратил внимание на тот факт, что текст Джорджевича появился почти одновременно с критическими высказываниями в адрес президента Сербии со стороны конгрессмена США Эллиота Энгеля и бывшего госсекретаря Мадлен Олбрайт, составленными в одних и тех же тонах.

Разумеется, сама по себе фигура Младжана Джорджевича вряд ли заслуживает того, чтобы вступать с ним в пространные дискуссии. Взятая им на себя роль фактически пресс-секретаря бывшего мэра Белграда Драгана Джиласа не делает его самостоятельной фигурой на сербской политической сцене, но зато позволяет поставить вопрос о том, какие именно люди сегодня на самом деле пытаются говорить от имени сербов.

А эти фигуры, которые реально манипулируют Младжаном Джорджевичем и многими другими, попавшими на удочку демагогии сербских оппозиционеров, никак нельзя охарактеризовать иначе как политических пораженцев, сумевших, однако, обратить свое политическое прошлое в весьма конкретное финансовое настоящее — разумеется, не страны, а свое собственное.

С бывшим президентом Сербии Борисом Тадичем (с которым ранее сотрудничал Младжан Джорджевич) все понятно. Политический деятель, при котором Сербия фактически безучастно взирала на процесс самоопределения Косово и при этом пыталась «навести мосты» с НАТО, не имеет шансов на политическое возрождение в современной Сербии. А вот фигура Драгана Джиласа в этом плане представляет гораздо больший интерес в качестве образчика сербского оппозиционера-перевертыша, под аккомпанемент громких лозунгов не забывающего о монетизации должностей и политических связей.

Карьера Джиласа с самого начала развивалась одновременно в двух измерениях — политическом и финансовом, причем политика и оппозиционная трескотня выступали в качестве наилучшего прикрытия бизнес-планов. Уже в середине 1990-х годов, отметившись призывом к Слободану Милошевичу с трибуны студенческих демонстраций подать в отставку, Драган Джилас предпочел дожидаться ухода тогдашнего югославского и сербского лидера подальше — в спокойной Праге. Разумеется, ожидал он изменений на сербском политическом олимпе отнюдь не с пустыми руками, а в качестве соучредителя ряда фирм. В анналах сербских правоохранительных органов этот период характеризуется как «чешский эпизод», и его отличительной особенностью являлось занижение реальной прибыли с целью сокрытия подлинных доходов начинающего оппозиционера.

В 1998 году его чешский бизнес закономерно расширился на Сербию, где им было открыто консалтинговое агентство. А отставка в 2000 году Слободана Милошевича и приход к власти в Сербии тогдашней «Демократической оппозиции» позволили Драгану Джиласу нарастить свой политический и финансовый капитал в виде сначала маркетингового медиаагентства Ovation, а в 2001 году — корпорации Directmedia.

Благодаря ореолу «борца с режимом Милошевича» Джилас из одного из лидеров студенческих протестов довольно быстро превратился в богатейшего гражданина Сербии. Этому поспособствовало экстренное вступление в состав Исполнительного и Главного комитетов Демократической партии (в которую он вступил в 2004 году), а также занятие должности директора образованной лично Борисом Тадичем Народной канцелярии при президенте Республики Сербия. В 2007 году он становится «министром без портфеля», отвечая при этом за вполне конкретный и прибыльный Национальный инвестиционный план.

Новые лидеры Сербии во главе с Борисом Тадичем наперебой обещали сербам светлое и обеспеченное будущее с Косово и высокими зарплатами под лозунгом «Сербия на хорошем пути» (Srbija na dobrom putu) и при этом закономерно начали этот путь к преуспеванию с себя любимых. В 2005 году Драган Джилас, работая в руководстве Демократической партии, параллельно создает очередную компанию-кормушку Multikom group с капиталом в 1,5 млн евро, в которой получил 49% акций. В состав компании вошли Directmedia и еще одна его фирма Emotion production, которая в результате политических связей своего владельца получила исключительную лицензию для съемок и показа развлекательных шоу в Сербии. Только в 2007 году Драган Джилас в качестве владельца перечисленных компаний получил прибыль в размере 83,8 млн евро, которая позволила ему задуматься уже и о самостоятельной политической карьере.

Выборы градоначальника Белграда в 2008 и 2012 годах стали успешными для Джиласа-кандидата, но гораздо менее праздничными для его избирателей, чье благосостояние менялось в прямо противоположную по сравнению с пополнением счетов руководителя столицы сторону.

Поражение Бориса Тадича на очередных президентских выборах лишило Драгана Джиласа политической «крыши», и уже в 2013—2014 годах он потерял поддержку сначала в Скупщине Белграда, а затем среди сопартийцев в рядах Демократической партии. Закономерным финалом его карьеры стал пост председателя Баскетбольного союза Сербии.

Но такие люди, как Драган Джилас, понимают финал не в спортивном плане, а в реваншистских критериях. Неудивительно, что он сделал очередную ставку на борьбу против президента Александра Вучича. Ставку, разумеется, не бесплатную. Ведь не кто иной, как президент Вучич впервые в новейшей истории Сербии пообещал, что «ни один олигарх или политик не будут чувствовать себя под защитой, и справедливость будет восстановлена для народа, поскольку это решающий момент для будущего страны». «Многие люди в этой стране считали, что олигархов и политиков нужно защищать, потому что они могут купить все, что угодно. Мой ответ таков: это невозможно, все будут равны перед законом. Мы должны вернуть эту маленькую справедливость народу. Каждый будет отвечать, независимо от того, сколько у него денег, сколько миллионов он взял для себя и независимо от того, в каком качестве он вовлечен в политику, какой пост занимает», — пообещал президент Сербии.

Конкретно Драгану Джиласу это не сулило ничего хорошего, поскольку именно он олицетворяет собой единство политиков и олигархов, заработав, находясь на государственной службе, не менее 619 млн евро. Об этом прекрасно осведомлен лично Александр Вучич — вдруг ставший категорически неудобным для сербских оппозиционеров. Правда, они пытаются, как обычно, подменить тезис и увести дискуссии в косовскую плоскость, всячески замалчивая подлинные причины своей ненависти к президенту. По поводу этих причин президент Сербии высказался предельно четко. По его словам, сербские граждане должны знать, что Драган Джилас был государственным чиновником, когда он заработал 619 млн евро во всех своих четырех компаниях. Этих средств хватило бы, чтобы построить в Сербии 2000 детских садов.

Сам факт бизнес-связей фирм, контролируемых Драганом Джиласом, с государственными средствами массовой информации Сербии в то же самое время, когда он занимал государственные должности при президенте Борисе Тадиче, наглядно характеризует морально-правовой облик нынешней сербской оппозиции и корни ее беспрецедентной по размаху и наглости кампании против президента Вучича. Ни Косово, ни давление на СМИ, ни проевропейская политика сербского руководства, ни укрепление Александром Вучичем связей с Китаем, ни даже якобы «предательство России» и пророссийских избирателей здесь ни при чем. На кону сотни миллионов евро — ради которых можно разразиться обличительными пасквилями хоть в российских, хоть в китайских, хоть в косовско-албанских СМИ.

Последнее — отнюдь не преувеличение, учитывая, с каких трибун привыкли выступать главный обличитель президента Сербии Драган Джилас и его единомышленники во главе с бывшим министром иностранных дел Вуком Еремичем. В 2019 году такой трибуной стал Европарламент. Обращаясь к евродепутатам, нынешний лидер «Союза за Сербию» обвинил Александра Вучича ни много ни мало в содействии росту популярности России в Сербии. А что еще более характерно — Драган Джилас оказался на слушаниях в одной компании с такими участниками прений, как один из наиболее оголтелых критиков Белграда, словенский депутат Иво Вайгл и еще один «друг Сербии», шведский депутат боснийского происхождения Ясенко Селимович, снискавший себе славу на поприще обвинений Белграда в военных преступлениях и геноциде в Боснии и Герцеговине.

Вот такие «достойные» фигуры ныне рулят антипрезидентскими протестами в Сербии. А фигуры рангом пониже — их пресс-секретари, помощники и представители — прикрывая сомнительные делишки своих «хозяев», распространяют тенденциозные измышления в российских средствах массовой информации. Как говорится, «ничего личного — только бизнес»…

Петр Ахмедович Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук, главный редактор журнала «Вопросы истории», — специально для ИА REGNUM.

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 мая 2020 > № 3422126


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 мая 2020 > № 3422144

Кто в Сербии реальные русофилы и русофобы?

МИХАИЛ ПЛИСЮК

В последнее время в Сербии, особенно в преддверии назначенных на 21 июня парламентских выборов, обозначились очень интересные и одновременно удивительные по степени лицемерия тенденции обвинять действующую власть в прозападных, атлантических и антисербских настроениях. Антисербских, в смысле, имеющих цель лишить нацию её исторического, культурного и даже патриотического духа и идентичности в угоду заокеанским «покровителям». Естественно, в ход идёт и фактор ускользающего Косово, и даже традиционная дружба и братство с Россией (пожалуй, единственным на планете реальным, надежным и проверенным веками друге и брате Сербии). Дескать, Вучич лишь на словах привержен дружбе с Москвой, а сам активно работает с Западом и США.

Вышедшие в тираж политики, которые за долгое время пребывания у власти в относительно недалекий период так и не смогли предложить стране и её народу внятную и осязаемую программу развития и позиционирования Сербии на международной арене, теперь пытаются наверстать упущенное. Речь в первую очередь идёт о ближайших помощниках «бледного и безликого» бывшего президента Бориса Тадича — Младжане Джорджевиче, бывшем мэре Белграда Драгане Джиласе и некоторых других «звёздах» прозападной плеяды Сербии, которые блистали до избрания главой страны Томислава Николича в 2012 году.

Тадич стоял во главе Сербии восемь лет, с 2004 по 2012 год. В политическом плане это было безвременье и период морального упадка нации (автор выражает сугубо личную точку зрения). Желание усидеть на двух стульях, не разочаровав собственный народ, уставший от нестабильности, экономической и социальной неурядицы, и одновременно угодить Западу, как и ожидалось, дало лишь печальный и уродливый результат. С трибун заявлялись внешне бравурные лозунги, типа не отдадим Косово, не предадим наших братьев, будем идти путём евроинтеграции и дружить с Россией. Но в реальности вся верхушка во времена Тадича активно пресмыкалась перед Европой и Америкой.

Сейчас уже не секрет, тем более в такой маленькой стране трудно что-то скрыть, но в общении с европейцами и американцами сам Тадич, бывший министр иностранных дел Еремич, а также министр обороны страны Шутановац и начальник Генштаба Понош неизменно заявляли о непреклонном стремлении Сербии стать частью НАТО. Даже состоявшееся при Тадиче окончательное отделение Косово в 2008 году нисколько не смутило официальный Белград. Согласно просочившимся в СМИ данным, Тадич заверял европейских лидеров, что «не будет сопротивляться» этому, равно как и усилиям международного сообщества по установлению «стабильности в регионе». Министр иностранных дел Еремич и вовсе говорил своим коллегам в Европе, что протесты Белграда в связи с провозглашением независимости Косово были «умным дипломатическим и политическим ходом», который позволит сербскому правительству выйти из создавшейся ситуации и сосредоточиться на внутренних реформах и евроатлантической интеграции. Что тут добавить? Примечательно, что уже в бытность президентом Сербии Александра Вучича тот же Тадич язвительно критиковал главу Сербии за его контакты с Приштиной, что, мол, было недопустимо в годы его правления.

Не менее показательны и комментарии Еремича относительно звучавших в его выступлениях антиамериканских выпадов. В частных беседах, содержание которых уже давно предано огласке, мининдел Сербии заверял, что «вынужден использовать подобную риторику в предвыборных интересах».

И, наконец, вопрос об отношениях с Россией. В годы правления Тадича контакты, в том числе на высшем уровне, между Белградом и Москвой, казалось бы, имели в целом регулярный характер. Визиты были с обеих сторон. При Тадиче в 2009 году «Газпром Нефть» купила в рамках приватизации 51% акций крупнейшей энергетической компании «Нефтяная индустрия Сербии». Чего только стоит посещение Путиным в 2011 году, в ранге главы правительства, футбольного матча между командами «Црвена звезда» и «Зенит», когда воодушевленные болельщики развернули огромный баннер со словами «Путин је србин» (Путин — серб) в знак почтения и уважения к российскому лидеру, что, кстати, немало смутило Тадича.

Тем не менее реальный расцвет двустороннего сотрудничества пришёлся уже на годы правления Вучича. Особенно это касается инвестиций и существенного расширения военно-технического сотрудничества. Основным мотивом в этом процессе стала серьезная озабоченность Вучича плачевным состоянием армии и оборонного потенциала страны, благополучно разрушенного Тадичем и его «атлантистами».

И ещё несколько личных ремарок относительно условий для взаимодействия между Россией и Сербией по линии общественных и научных контактов и «народной дипломатии». И сам автор, и многие его коллеги отмечают, что проведение каких-либо мероприятий, будь то «круглые столы» либо конференции, зачастую сопровождалось курьезными моментами, которые вряд ли можно списать на неопытность принимающей стороны. Так, лично мне запомнилось, что одно солидное собрание экспертов и военных чуть не сорвалось из-за отмены (в последний момент) договоренности на аренду помещения. Только расторопность сербских партнеров позволила в короткий срок найти новое помещение и провести запланированное загодя обсуждение. Типичным для той поры явлением были внезапные отключения электричества в залах для конференций, проблемы с микрофонами, наушниками для перевода в солидных местах, где подобные мероприятия проходят почти еженедельно. Все эти мелочи, помноженные на зачастую негативные отклики в местных СМИ по итогам таких мероприятий, холодное молчание официальных структур наводят на мысль, что кому-то вся эта активность была весьма неудобна.

В те годы много приходилось общаться с представителями оппозиционной Радикальной партии, в том числе депутатами Скупщины Сербии. Их замечания и комментарии по поводу «эпохи Тадича» во многом совпадали с выводами автора.

История, как известно, не терпит сослагательного наклонения. Но всё же, если представить невозможное и вернуть Тадича обратно к государственному рулю, то у меня нет ни малейшего сомнения в том, что Сербия присоединилась бы к санкциям против России и вплотную подошла бы к дверям НАТО. Даже вопреки воле большинства простых граждан.

Суммируя свой комментарий, хотелось бы ещё раз спросить: кто они, реальные русофилы и русофобы в Сербии? Для меня ответ однозначен.

Михаил Плисюк, автор проекта www.balkanist.ru, главный специалист-эксперт Россотрудничества до 2011 г. специально для ИА REGNUM

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 мая 2020 > № 3422144


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 12 мая 2020 > № 3379619

Сербский политик: наша страна соскальзывает в гражданский конфликт

Татьяна Стоянович

Перед зданием парламента Сербии 10 и 11 мая одновременно две фракции и один самостоятельный депутат устроили голодовку. Первым о своем решении начать голодную забастовку объявил независимый депутат, профессор Миладин Шеварлич. По его словам, на этот шаг он решился, чтобы привлечь внимание общественности к вопросу Косово и Метохии. Затем к Шеварличу присоединился народный депутат и лидер оппозиционной партии «Двери» Бошко Обрадович. Кроме желания напомнить о косовской проблеме, Обрадович хотел привлечь внимание к общей политической обстановке в Сербии. На этот жест Обрадовича тут же отреагировали депутаты от правящей Сербской прогрессивной партии Александр Мартинович и Сандра Божич. Они требовали от прокуратуры скорейшей реакции на инцидент, в котором Обрадович участвовал несколькими днями ранее у этого же входа в Народную скупщину.

В настоящее время на ступеньках парламента остались только представители партии «Двери» — к Обрадовичу присоединился депутат Иван Костич. Корреспонденту ИА REGNUM Бошко Обрадович рассказал о том, что его подтолкнуло к голодовке и какие цели он ставит перед собой.

Господин Обрадович, 10 мая Вы начали голодовку перед главным ходом в здание парламента Сербии, депутатом которого Вы являетесь. Что привело Вас к этому шагу?

На голодную забастовку или, как я называю это как христианин, строгий пост, меня вдохновил мой старший коллега, независимый депутат Миладин Шеварлич, который в этот день начал перед Народной скупщиной голодовку, стремясь указать на опасность признания лжегосударства Косово со стороны Белграда. Если это произойдет, это будет нарушением конституции страны и Резолюции 1244 СБ ООН по Косово и Метохии. Шеварлич требовал созвать отдельное заседание парламента по этому вопросу. Спикер Майя Гойкович ему в этом отказала, и он решился на голодную забастовку. Я как раз выходил из здания после своей пресс-конференции, увидел коллегу и узнал, о чем идет речь. Я не смог игнорировать его усилия и, не раздумывая, решил проявить солидарность. Таким образом я захотел указать на значимость темы Косово и Метохии как главного национального и государственного вопроса. К сожалению, власти не делают всего необходимого для сохранения Косово и Метохии в составе Сербии, наоборот, они сползают к признанию лжегосударства Косово и попранию конституции страны.

Кроме этой, у Вас есть и другие политические причины?

Вторая причина, которая меня подтолкнула к тому, чтобы начать голодную забастовку, — это общая политическая ситуация в Сербии, которая, к сожалению, соскальзывает в гражданский конфликт. Это очень плохо. Я хотел этим ненасильственным способом, по-человечески и по-христиански, указать, что такая атмосфера должна измениться. Выборы, которые намечены на 21 июня, ведут нас в никуда, они только усугубят противостояние в обществе. Эти выборы — недемократические, а если смотреть с точки зрения эпидемиологической ситуации, еще и небезопасные, так как риск заражения граждан коронавирусом увеличится.

К тому же 10 мая в парламенте Сербии были изменены два главных выборных закона, что делает предстоящие выборы еще и антиконституционными. Вы не можете объявить проведение выборов по одному выборному законодательству, а потом продолжить тот же выборный процесс уже по другому. Это просто неслыханно для любой демократической страны мира. Обычно в год проведения выборов избирательное законодательство никогда не меняется, а у нас оно было изменено за 40 дней до голосования. Поэтому партия «Двери» приняла решение обратиться в Конституционный суд Сербии и потребовать от него аннулировать этот процесс. Это мой второй мотив. Мы требуем, чтобы выборы были перенесены на более поздний срок, так же, как были перенесены президентские выборы в Польше или референдум в России. Необходимо перенести голосование на полгода, сформировать переходное правительство, которое могло бы организовать свободное и честное волеизъявление. Тогда и все мы, выступающие сейчас за бойкот, сможем принять участие в выборах, и пусть победит лучший. Основные мотивы моих действий — это нормализация политической обстановки в Сербии и желание подтолкнуть власти к тому, чтобы они начали переговоры с оппозицией.

Ваш коллега Шеварлич перед началом голодовки заявил о том, что его к этому шагу подтолкнул заголовок интервью с послом России в Сербии Александром Боцан-Харченко, опубликованного в газете «Политика» 9 мая, из которого он заключил, что Россия меняет позицию по поводу решения косовского вопроса. Считаете ли Вы, что все то, что рассказал российский дипломат газете «Политика», дает повод сомневаться в российской позиции по Косово и Метохии?

Мотивируя свое решение начать голодовку, профессор Шеварлич сначала показал видеосъёмку заявления президента Сербии Александра Вучича годичной давности. В нём президент допустил признание лжегосударства Косово со стороны Белграда. Затем он процитировал заголовок, который появился на первой странице газеты «Политика». Этот заголовок звучал так, как будто посол России заявляет о необходимости заменить Резолюцию 1244 СБ ООН по Косово и Метохии новым документом. Но этого не следует из самого текста интервью — посол лишь говорит о том, что вопрос Косово и Метохии нельзя решить без СБ ООН, и что если в статусе южного сербского края хоть что-то изменится, эти изменения необходимо зафиксировать в новой резолюции. А я хотел бы напомнить, что Россия постоянно повторяет, что косовскую проблему можно решать только в рамках существующего документа. Я не считаю, что посол России в своем интервью проговаривал необходимость принятия новой резолюции любой ценой. Просто издание злоупотребило его словами, чтобы отправить совершенно иной сигнал сербской общественности. Поэтому народные депутаты от партии «Двери» направили письмо господину Боцан-Харченко с просьбой уточнить свою позицию и ответить гражданам Сербии на вопрос, были ли его слова правильно истолкованы.

Некоторые сербские СМИ писали о том, что партия «Двери» покинула оппозиционное объединение «Союз за Сербию». Соответствует ли эта информация действительности? Каковы ваши отношения с коллегами из «Союза за Сербию»?

Я всего лишь заявил о том, что бойкот выборов в той форме, в какой он проходил до возникновения эпидемия коронавируса, для меня мертв. На мой взгляд, пассивный бойкот не даст результатов, и для серьезной борьбы против недемократических властей Сербии мы должны найти форму активного бойкота. Мы должны бороться за перенос выборов с 21 июня на более поздний срок. Я ожидаю, что все те, кто готов к активной форме политической борьбы, будут нашими союзниками в будущем. На днях станет ясно, для кого из «Союза за Сербию» такая форма приемлема. Мы все еще являемся частью этого оппозиционного объединения, но при этом у нас есть своя специфика и свой метод борьбы, который мы сохраним.

Несколько дней тому назад перед парламентом произошла потасовка между депутатами и активистами партии «Двери» и другими коллегами, которым вы загородили вход в здание. СМИ передали, что Вы напали на своих коллег. Что на самом деле произошло и почему Вы тогда протестовали на этом же месте — на ступеньках парламента?

Мы хотели указать на то, что демократия в Сербии разлагается. В этот день парламент голосовал по вопросу изменений выборного законодательства, о котором я говорил ранее. Депутаты от нашей партии хотели обратить внимание общественности на антиконституционный политический процесс, который в тот момент проходил в Народной скупщине. К сожалению, народные депутаты от правящей партии спровоцировали инцидент, и между нами произошла словесная перепалка. Физических столкновений не было, и это и не являлось нашей целью. Мы хотели всего лишь указать на нарушение конституции, на недемократический характер действующих властей и будущих выборов.

Я хотел бы подчеркнуть, что мы особенно болезненно воспринимаем то, что представители власти называют нас фашистами. Это произошло и в тот день. Это для нас ужасное оскорбление, так как сербское движение «Двери» хранит все антифашистские традиции сербского народа. Я полностью привержен сохранению памяти о борьбе и сербского, и русского, и любого другого европейского народа против фашизма. Мы не допускаем никакой ревизии истории Второй мировой войны. Для нас День Победы над фашизмом является важным праздником, который мы отметили и в этом году.

Тем не менее оказалось, что Вы вполне можете разделять с представителями парламента одну и ту же лестницу. Пока параллельно с Вами голодовку проводили и депутаты от правящей партии, все шло относительно мирно…

Это была попытка властей обессмыслить нашу голодовку и отвлечь внимание общественности от наших требований по поводу переноса выборов. Скорее всего, в мире нет ни одной страны, кроме нашей, где власти устраивают голодовку против оппозиции. Это больше похоже на какой-то юмористический сериал, чем на серьезную политику. К сожалению, власти все чаще пытаются блокировать любую инициативу оппозиции. Для меня это не проблема — мы можем сидеть на одних и тех же ступеньках, которые к тому же принадлежат не нам, а сербскому народу. Каждый может по-своему высказать свои требования. Но это не повлияет на нашу решимость выстоять. Я считаю, что этот политический кризис на самом деле следовало было бы разрешить в ходе переговоров представителей властей и оппозиции.

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 12 мая 2020 > № 3379619


Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 мая 2020 > № 3379669

Что Вучич сделал для российских интересов и как это ничего?

МЛАДЖАН ДЖОРДЖЕВИЧ

Всех сербов может только радовать факт того, что ИА REGNUM за последние несколько месяцев стало первой и пока единственной в России площадкой для открытой полемики между режимом президента Александра Вучича и оппозицией. Жалко российских читателей, с другой стороны, потому что другие федеральные агентства от своих корреспондентов получают лишь одностороннюю информацию, почти пропагандистско-проправительственную. Но зато можно радоваться, что и в России, и в Сербии люди с российским гражданством получают денежную помощь от сербского государства во время этой зловещей пандемии, пусть даже это и лоббисты Александра Вучича, которые почему-то вступают в дискуссию со мной на темы сербской политики вместо самого президента Сербии или членов его правящей партии. Но когда они в своих текстах (не)злонамеренно забывают некоторые факты из ближайшей сербской политической истории, считаю своим человеческим долгом им о них напомнить, просто для всеобщего развития.

С 2008 по 2012 год я служил советником Президента Сербии по вопросам сербов в ближнем зарубежье и являлся Секретарем Государственного Совета по сербам в регионе. Простейшими словами, я заботился о правах сербов в странах Балканского полуострова (между прочим и в Черногории — к ней вернемся позже). Показателем результатов моей работы над сохранением сербской идентичности может служить факт того, что в 2010 году черногорские власти и президент Мило Джуканович публично провозгласили меня врагом, из-за чего мне несколько лет пришлось жить под охраной сербской полиции.

Что еще важнее, главный факт, о котором стоит напомнить экспертам и «экспертам» — тот, что Александр Вучич возглавляет Сербию уже целых 8 лет, с 2012 года. Он один, никто другой. Он председатель крупнейшей партии в Сербии, и весь политический капитал находится в его руках, а с ним и вся ответственность. Он мастер жизни и смерти, и любой человек, живущий в Сербии, это подтвердит. Поэтому разговоры о том, что он застал какую-то ужасную ситуацию и до сих пор не в состоянии ее изменить свидетельствуют либо о том, что он человек глупый и неспособный (а как же он может быть неспособным, когда, по его же словам, он работает по 40 часов в сутки), либо о том, что на самом деле он не хочет ее изменить, а, наоборот, усугубить.

Напомню и о том, что Александр Вучич пришел к власти, проклиная, как и чтившие его имя российские интеллектуалы, предыдущее правительство за подписанные соглашения по НАТО и по Косово, пообещав, что в первый же день своего правления он их аннулирует.

НАТО, Косово и Россия — 8 лет назад

Итак, вашему вниманию предлагается фактическая ситуация на момент прихода к власти Александра Вучича, 8 лет тому назад:

НАТО — Подписанные в 2003 и 2005 году Соглашения о линиях коммуникаций, дающие право на свободное передвижение военных НАТО по территории Сербии, касались только «миротворческих миссий» на Балканах, в том числе в Косово, где они находились с момента окончания агрессии и бомбардировок в 1999 году. Сербия стала членом программы «Партнерство во имя мира» в 2006 году. На тот момент, Россия активно участвовала в программе уже 12 лет. В 2007 году в сербском парламенте была принята Резолюция о военном нейтралитете Республики Сербия, укрепившая четкую позицию Сербии «при демократах». И все. Достаточно коротко и ясно.

Косово — Конституция Сербии 2006 года в своей преамбуле закрепила Косово как неотъемлемую часть Сербии, следуя юридической логике Резолюции СБ ООН 1244. С момента провозглашения независимости «Косово» в 2008 году, между Белградом и Приштиной идут переговоры, проводимые под покровительством ООН и ЕС. До смены правительства в Сербии в 2012 году с сербской стороны их возглавлял Борко Стефанович, специальный представитель министерства иностранных дел (т. е. чиновник невысокого уровня). В ходе этих переговоров было подписано семь соглашений технического характера, которые ни в одном из сегментов не касались вопроса о статусе Косово в Сербии. Что еще более важно, последнее соглашение, «О региональном представительстве», подтвердило актуальность на тот момент Резолюции 1244, на которую текст соглашения даже ссылается. Все это время в северной части Косово, в основном населенной сербами, государство Сербия присутствует со всеми своими атрибутами.

Отношения с Россией — В 2008 году, «во времена Бориса Тадича», в Сербии заработал первый российский банк — Банк Москвы (позже — ВТБ). В 2009 году была проведена приватизация Нефтяной индустрии Сербии (НИС) в пользу российского Газпрома, подписано соглашение о строительстве газопровода «Южный поток» и подземного хранилища газа «Банатский двор». В 2011 году Сбербанк стал частью сербского банковского рынка. В марте того же года была достигнута договоренность о кредите в размере 800 миллионов долларов США на реализацию инфраструктурных проектов, которые РЖД до сих пор реализует в Сербии. За месяц до прихода Вучича к власти, в апреле 2012 года, был подписан и договор об открытии «Российско-сербского гуманитарного центра» в городе Ниш. Для наглядности здесь упомянуты лишь важнейшие элементы гуманитарно-экономического сотрудничества Сербии и России. Кстати, в 2010 году Милош Бикович стал известен на всю Сербию, но политика тут ни при чем.

НАТО, Косово и Россия — сегодня

А как же при Вучиче?

НАТО — За 8 лет правления Александра Вучича сотрудничество Сербии с НАТО поднято до наивысшего уровня. При Вучиче права дипломатического иммунитета, безнаказанности и прочего военных НАТО на территории Сербии распространились на все случаи, везде и всегда (не только в случае «миротворчества на Балканах»). Все это благодаря трем документам (СОФА, ИПАП, и соглашению с Агентством НАТО по поддержке и снабжению), после которых Сербия может формально и не вступать в НАТО, так как уже применяет учредительные договоры НАТО и подчиняет свой суверенитет стандартам и командам НАТО практически в той же степени, что и полноправные члены этой организации. Для информации, осталось лишь подписать План действий по вступлению в НАТО, но его очередь, скорее всего, наступит после «закрытия проблемы Косово». Наверное, так и посоветует Вучичу Тони Блэр, его советник и бывший премьер-министр Великобритании, один из главных сторонников бомбардировки Югославии в 1999 году. А может тогда он снова с хлебом и солью встретит генерального секретаря НАТО, как в 2015 году Йенса Столтенберга, который в ходе визита даже провел лекцию в Белградском университете. Наконец, для информации, в 2019 году сербская армия участвовала в 17 международных военных учениях, из которых 13 были организованы НАТО, а 4 — Россией.

Косово — Александр Вучич не только не выполнил свое предвыборное обещание со времен кампании 2012 года об аннулировании подписанных предыдущим правительством соглашений по Косово, но, по мнению многих экспертов, довел до конца процесс его предательства. С самого начала его правления, уровень переговоров был поднят со спецпредставителей до президентов и премьер-министров, и уже в 2013 году новое правительство подписало Брюссельское соглашение, которое полностью вытеснило Сербию из северной части Косово. На все государственные учреждения был повешен флаг т.н. Косово, а сербские службы безопасности и гражданская защита были расформированы. С момента подписания этого соглашения и до сегодняшнего дня местные выборы проводятся в соответствии с косовским законодательством, а судьи принимают присягу на конституции т.н. Косово. К тому же, непризнанное Сербией образование за последние несколько лет начало процесс создания своей армии, получило международный телефонный код, а недавно и «энергетическую независимость». К тому же, Вучич активно готовит сербское общественное мнение к возможному подписанию «соглашения по Косово», лоббирует (в том числе и в России) идею обмена территорией, «разграничения», над которой работает вместе со спецпредставителем президента США Д. Трампа Ричардом Гренеллом и своим главным партнером, «президентом Косово» Хашимом Тачи. Препятствием в этом его предательском деле являются именно Россия и Президент Путин, выступающие за сохранение принципов международного права и Резолюции 1244, гарантирующей неотъемлемость Косово и любой его части от Сербии. За это мы, сербские патриоты, благодарны России.

Россия — За последние 8 лет, кроме продолжения работы упомянутых ранее российских компаний на сербском рынке, на территории Сербии не было крупных инвестиций из России. Даже в тех случаях, когда российские компании были заинтересованы в приватизации определенных юридических лиц и подавали заявки на участие в них (как в случае медного рудника и комбината Бор), сделки уходили не в их руки. К тому же аргументу — немного данных: в 2008 году Россия являлась крупнейшим внешнеторговым партнером Сербии и обмен составил 4.041 миллион долларов. В 2017 году обмен уменьшился до 2.581 миллиона. Объём ПИИ из России уменьшился с 223 миллионов евро в 2008 году до 134 миллионов евро в 2017 году. Гуманитарный центр в городе Ниш до сих пор не получил дипломатического статуса, чего российская сторона требует от режима Вучича годами. Наконец, в 2020 году Бикович отказался от российского гражданства, но политика тут ни при чем.

Но все же, что Вучич сделал для России?

Единственное положительное, что за последние 8 лет было сделано для России в Сербии (не считая улучшения личного состояния некоторых граждан России) — это развитие военно-технического сотрудничества, которое свое выражение нашло в покупке шести систем «Панцирь-С», вертолетов Ми-17 и Ми-35, истребителей МиГ-29 и бронетранспортеров. Однако при первом же сигнале потенциальных проблем и санкций со стороны Запада (а именно — США), все дальнейшие покупки были остановлены.

Но зато вывозить оружие Вучичу разрешено. Вот, к примеру, мины для минометов, используемых военными силами Украины (ВСУ) на Донбассе. И все через частную компанию, которую представляет отец главы МВД Сербии Небойши Стефановича — Бранко Стефанович. Вот это можно.

Увеличить экспорт сельскохозяйственной продукции в Россию непосредственно после введения антироссийских санкций? Вот этого не надо, накажем.

Вучичу можно, и даже советуется (а он — человек послушный), всегда ясно высказываться, что Крым — это Украина. И он так и говорит.

Как и во время эпидемии коронавируса он благодарит всех мировых лидеров подряд и встречает в аэропорту помощь из всех стран, кроме как из России. К российским одиннадцати самолетам медицинской помощи лучше направить Анну Брнабич — премьер-министра нетрадиционной сексуальной ориентации, состоящую в однополом гражданском браке и воспитывающую ребенка, рожденного вне границ Сербии. Русские вроде поймут намек, но на всякий случай давайте еще в прайм-тайме государственного телеканала РТС несколько раз покажем анти-путинский фильм Виталия Манского «Свидетели Путина».

А еще советники ему, наверное, говорят (а то такое ему не может прийти в голову, и он снова слушается) выдумывать «шпионские скандалы» с участием представителей Посольства РФ в Сербии. Это же всегда срабатывает — действует на общественное мнение в нужную, антироссийскую сторону, ведь никто не любит шпионов.

Или же «общероссийский заговор и шантаж» против Вучича с участием различных депутатов Госдумы, телеведущих и оппозиционеров. Все это разрешено. В Черногории же сработало — при помощи того же Вучича в день парламентских выборов 2016 года был придуман «насильственный государственный переворот с участием России», благодаря которому партия президента Джукановича выиграла выборы и осталась у власти.

И вот тут мы наконец-то возвращаемся к Черногории — государству, отделившемуся от Сербии после референдума в 2006 году. Несмотря на то, что некоторыми из главных спонсоров черногорской независимости на тот момент являлись и ныне актуальные высокие чиновники российской власти, вина их не в отделении. Она наступит спустя лет десять с того момента, когда не вовремя этим же чиновникам станет понятно, что Мило Джуканович поведет Черногорию в НАТО, а самую русофильную страну в Европе превратит в русофобную. Что все слова любви и верности Джукановича в адрес России были лишь игрой, а они — чиновники — окажутся лишь полезными дураками в руках человека, на все готового ради сохранения своей власти. А Вучич — такой же человек и он играет в ту же игру. Он (прежде всего своей политикой по Косово) угрожает не только существующему международному правовому порядку и геостратегическим интересам России на Балканах, но и, что важнее, дружбе между Сербией и Россией.

Поэтому Вучич — недруг России — уже без скобок.

А когда вся эта игра закончится, когда наступит новый «Джукановичевский» поворот событий на Балканах, в Сербии, я смогу спокойно смотреть на себя в зеркало, потому что буду знать, что я вовремя на это указывал — кричал и бился за сохранение дружбы Сербии и России. А вы сможете?

С Днем Победы!

Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 мая 2020 > № 3379669


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 8 мая 2020 > № 3379710

Новая волна албанского сепаратизма может захлестнуть Сербию в любой момент

ТАТЬЯНА СТОЯНОВИЧ

Накануне саммита ЕС — Западные Балканы, который прошел 6 марта в режиме видеоконференции, глава европейской дипломатии Жозеп Боррель заявил, что он готов поддержать любой договор между Белградом и Приштиной, даже такой, который подразумевает «коррекцию границ». Об этом 5 марта сообщила сербская газета «Курир» со ссылкой на приштинское издание «Коха». Ранее в сербо– и албаноязычных СМИ неоднократно публиковались варианты предполагаемого плана «обмена территориями» между Белградом и Приштиной, но на официальном уровне они не были подтверждены ни одной из сторон переговоров. О том, что реализация подобного плана означала бы для Сербии, корреспонденту ИА REGNUM Татьяне Стоянович рассказал сербский эксперт в области геополитики, профессор Миломир Степич.

В качестве самого вероятного варианта решения косовского вопроса в последнее время в СМИ обсуждается «обмен территориями» между Белградом и Приштиной — часть территорий на севере Косово и Метохии обменять на часть южных сербских муниципалитетов Прешево, Буяновац и Медведжа. Что такой «обмен» значил бы для Сербии?

Любого обсуждения возможности пожертвовать частью своей территории, любых разговоров о каком-то «разграничении» нельзя было допускать вообще. Территориальная целостность Сербии не должна быть под вопросом. Косово и Метохия по главному внутреннему правовому документу — конституции, является неотъемлемой частью Республики Сербия. А международным документом, который гарантирует Сербии эту целостность, является резолюция СБ ООН 1244. Поэтому сербское руководство не должно было позволять себе оказаться в ловушке, начав эти переговоры. Все другие вопросы, касающиеся Косово и Метохии, обсуждать можно, но этот — нельзя, так как это не позволяет как конституция страны, так и резолюция СБ ООН. К сожалению, наши политические элиты с момента окончания конфликта в 1999 году и до сих пор обсуждают территориальные вопросы и тем самым прочно сидят внутри этой ловушки.

В качестве одного из вариантов решения косовского вопроса обсуждается так называемый обмен территориями. Я говорю — так называемый, потому что нельзя обменивать свою территорию на свою же. Это просто смешно. Руководство страны, согласившись на эти обсуждения, явно заранее посчитало, что Косово и Метохия не является частью Сербии. В соответствии с этим предложением, три муниципалитета на севере Косово и Метохии — Зубин Поток, Звечан и Лепосавич, а также северную часть Косовской Митровицы, следует обменять на три муниципалитета юго-востока Сербии — Прешево, Буяновац и Медведжу. При этом появилась информация, согласно которой территория упомянутых муниципалитетов не будет обмениваться полностью, а также возможен вариант, при котором Косовская Митровица получит статус дистрикта (как город Брчко в Боснии и Герцеговине — ИА REGNUM). При этом албанцы составляют абсолютное большинство населения в муниципалитете Прешево на юге Центральной Сербии, но в муниципалитете Буяновац большой процент населения составляют сербы и цыгане. В Медведже, опять же, албанцы составляют меньшинство — они проживают только в нескольких селах этого муниципалитета. Я не понимаю, почему Медведжа фигурирует в планах по «обмену территориями», если она даже не соприкасается с Прешево и Буяновацем.

Что Сербия потеряла бы в стратегическом смысле, если бы она согласилась на такой «обмен»?

Муниципалитеты Прешево и Буяновац пересекают «Коридор 10» — панъевропейскую автомагистраль, которая идет вдоль долины рек Морава и Вардар. Поэтому, если Сербия их потеряет, автомагистраль окажется отрезанной от неё. Это не только транспортный коридор, это чрезвычайно значимый путь в стратегическом смысле. В сербские СМИ были вброшены также некоторые «пробные шары» — информация о том, что не вся территория муниципалитетов Прешево и Буяновац будет обменена на муниципалитеты с севера Косово и Метохии, а только та часть, которая примыкает к административной линии, отделяющей Центральную Сербию от ее южного автономного края. Таким образом «Коридор 10» остался бы в Центральной Сербии. Появилась даже информация о том, что он якобы будет находиться под международным контролем. Когда мы говорим, что контроль — международный, то фактически подразумеваем, что он западный. Соответственно, если Белград не отдаст всю территорию муниципалитетов Прешево и Буяновац, то не получит Зубин Поток, Звечан и Северную Митровицу целиком. Но если албанцы получат всего лишь часть двух упомянутых муниципалитетов, то они окажутся совсем недалеко от автомагистрали — всего лишь в паре километров от нее. Так что, в случае возникновения какого-то конфликта, они могли бы без особых проблем взять под контроль эту дорогу.

Мы только что обсуждали вариант плана, в котором фигурирует международный контроль над частью сербской территории. Когда речь идет о защите сербских монастырей в Косово и Метохии, существует идея о том, что они должны получить какой-то экстерриториальный статус. Можно ли считать проблему решенной, если план по ее решению содержит так много сложных для осуществления моментов?

Эта экстерриториальность для сербских монастырей, возможно, самая большая глупость в этом плане. Это на самом деле старая идея бывшего президента СР Югославии Добрицы Чосича, который не разбирался в территориальных вопросах. Нельзя рассматривать всерьез идею экстерриториальности монастырей в окружении албанских экстремистов. Очевидным примером может послужить монастырь Дечани. Его охраняют международные силы, но, несмотря на это, на монастырь постоянно нападают албанцы.

Вот, например, Афон имеет экстерриториальный статус в рамках православной Греции. И, несмотря на это, время от времени возникают проблемы в их взаимоотношениях. А представьте, что было бы в Косово и Метохии через 15 лет, если бы сербские монастыри получили экстерриториальность в таком враждебном окружении? Туда никто не мог бы приехать, никакую реконструкцию нельзя было бы проводить без разрешения Приштины.

К тому же экстерриториальный статус получили бы только четыре монастыря, которые находятся в списке мирового наследия ЮНЕСКО — Печская патриархия, Дечани, Грачаница и Богородица Левишка. А что будет с остальными? По данным Сербской православной церкви, в Косово и Метохии находится 1500 сербских церквей, монастырей и объектов культурного наследия. Если им всем дать такой же статус, это будет весь край — одна церковь, монастырь или памятник культуры на 7 квадратных километров. Представляете, как это много?

Так что решения, которые подразумевают раздел — это не решения. Предположим, Сербия отдаст 90% территории Косово и Метохии албанцам и сохранит только небольшую часть севера. В сознании сербов это останется как фрустрация, и они всегда будут тяготеть к тому, чтобы вернуть эти земли — через пять, двадцать, пятьдесят лет. С другой стороны, косовские албанцы посчитают, что они потеряли север своего якобы «государства» и тоже захотят его вернуть. Так что «обмен территориями» не принесет мира, тут мы себя обманываем.

В начале 2000-х в муниципалитетах Прешево, Медведжа и Буяновац албанское население организовало вооруженный бунт. Можем ли мы считать, что эта проблема на сегодня решена и что албанцы на юге Сербии лояльны Белграду?

Сначала хотелось бы подчеркнуть, что территорию, о которой мы говорим, часто ошибочно называют «Прешевская долина». В географической науке этого названия не существует, это термин CNN. Это наименование используют и албанцы, которые восприняли западную терминологию. Это неудивительно, так как Запад и помог им получить все то, что они сегодня имеют. Названием «Прешевская долина» они пытаются придать определенную индивидуальность всему этому пространству, но это некорректно, так как Медведжа, например, никак не соприкасается с другими двумя муниципалитетами.

Но давайте вернемся к проблеме настроений местных албанцев. Если бы сегодня там был проведен какой-то опрос, скорее всего, большинство заявило бы о готовности отделиться от Сербии и присоединиться к так называемому Косово. Эту область албанцы в своем проекте «Великой Албании» называют «Восточное Косово», хотя это тоже необоснованно с точки зрения географии. Поэтому они и подняли тот бунт, о котором вы говорили, и он был подавлен, в основном благодаря реакции Запада — ЕС, НАТО и США. В тот момент распространение конфликта вне границ Косово и Метохии не соответствовало интересам Запада, который заявил о том, что Косово и Метохия — отдельная территория, а он всего лишь помог косовским албанцам, так как им грозили «этнические чистки». А если бы конфликт распространился, то стало бы понятно, что речь идет не о правах албанцев, а о создании «Великой Албании». Поэтому Запад усмирил этот бунт, он не хотел, чтобы конфликт вокруг относительно небольшой территории помешал ему добиться стратегической цели — отделения Косово и Метохии от Сербии. Если бы там действовала сербская полиция и армия, но при этом Запад был против этого, у нас возникли бы серьезные проблемы. И если честно, Запад тогда не хотел создавать дополнительные трудности новым властям в Белграде, которые формировались после «бархатной революции» 5 октября 2000 года. Это тоже сыграло важную роль. Так что ситуацию можно расшатать в любой момент. Тем более что на территории муниципалитета Буяновац находится населенный пункт Велики Трновац — это центр наркоторговли. На эти средства и финансируется сепаратистское движение.

Россия — страна, которая в своей новейшей истории тоже сталкивалась с проблемой сепаратизма и решила ее без потери территории. Может ли, на ваш взгляд, Сербия использовать опыт России в решении косовского вопроса?

Да, мы можем взять с России пример, она тут действовала эффективно. Можно использовать эту же модель, найти лояльных албанцев и объяснить им четко, что их сепаратизм никогда не увенчается успехом, и что сепаратистское Косово никогда не станет членом ООН. Но тут Сербия, в первую очередь, должна проявить решимость и заявить о том, что любое обсуждение территориальных вопросов для нее неприемлемо. Необходимо, чтобы все видели эту несокрушимую позицию Сербии, но ее в данный момент, по всей видимости, нет. У нас нет этой решимости как во внутриполитическом плане, так и в плане внешней политики — по отношению к Западу, который находится на стороне сепаратистов.

Надо было бы заявить о том, что территориальная целостность не обсуждается, и как только речь пойдет о признании так называемого Косово, стразу вставать и покидать переговоры. Российская модель может сработать, только если сербское руководство предварительно заявит в резолютивной форме о том, что «обмен территориями» и раздел Косово и Метохии неприемлемы для Сербии. Тогда следующим этапом следовало бы убедить албанцев в том, что как бы они ни старались, они никогда не получат места в ООН, хоть через сто лет, хоть через тысячу.

Тем более, Сербия имеет один такой пример по соседству. К сожалению, в основе модели, о которой идёт речь, содержалось преступление — это захват Республики Сербская Краина и ее «возврат» в состав Хорватии. Хорватия вошла со своей армией на территорию Республики Сербской Краины, оккупировала ее и изгнала сербское население. За это она потом была награждена вступлением в НАТО и ЕС. Но нам не надо брать с нее пример в этой части. Дело в том, что пока существовала Республика Сербская Краина, никто из хорватских политиков, интеллектуалов или даже олигархов не ставил под вопрос территориальную целостность Хорватии. Краина составляла 30% территории бывшей югославской республики Хорватии, в то время как Косово и Метохия составляют 12,3% территории Сербии. Но Хорватия не согласилась на раздел, в чем ее поддерживал Запад. Нам надо заручиться более сильной поддержкой тех стран, которые выступают против независимости так называемого Косово. Зачем нам сегодня, через 21 год после агрессии против СР Югославии, вести разговоры о сдаче Косово и Метохии? Если все это время мы сопротивлялись попыткам сепаратистского Косово вступить в ООН, зачем мы должны сдать Косово сейчас, когда все больше стран выступает против его независимости?

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 8 мая 2020 > № 3379710


Далее...