Машинный перевод: ru en kk ky uz az de fr es zh-CN cs sk he ar tr sr hy et tk ?

Деловая Сербия

Polpred Обзор СМИ. На 17.05.2021 статей 7158, из них 528 материалов в Главном в т.ч. 123 интервью 69 Персон. Налоги и предпринимательство. Западные доноры и проекты с Россией в 1998-2004 гг. См. Всего статей с упоминаниями 22104 бета-версия. Как пользоваться.

Платный интернет-доступ, Сербия 12 месяцев с любого дня, ежедневное пополнение, архив 20 лет, 49 тыс. руб. Подписка.

ОтраслиАвиапром, автопром статей 107 / по этой отрасли с 1.8.2009 по 17.5.2021 читателями скачано статей 410Агропром 278 / 4193Алкоголь 10 / 419Армия, полиция 668 / 5715Внешэкономсвязи, политика 3541 / 32629Госбюджет, налоги, цены 216 / 1630Легпром 7 / 34Леспром 11 / 220Медицина 120 / 512Металлургия, горнодобыча 187 / 1263Миграция, виза, туризм 184 / 2004Недвижимость, строительство 103 / 928Нефть, газ, уголь 687 / 5680Образование, наука 76 / 926Приватизация, инвестиции 97 / 1289Рыба 1 / 0СМИ, ИТ 257 / 1714Судостроение, машиностроение 12 / 54Таможня 22 / 303Транспорт 300 / 1320Финансы, банки 103 / 621Химпром 30 / 137Экология 44 / 2683Электроэнергетика 93 / 1138

Федокруга РФ, страны, территории, регионы
Топ
Алфавит


Персоны: ньюсмейкеры, эксперты, первые лица — по теме «Сербия» в Polpred.com Обзор СМИ, с указанием числа статей по данной стране в нашей базе данных. В разделах "Персоны", "Главное" по данной стране в рубрикаторе поиска на кнопке меню слева "Новости. Обзор СМИ" с 1.8.2009 по 17.05.2021 размещено 528 важных статей, в т.ч. 69 VIP-авторов, с указанием даты публикации первоисточника.
Топ-лист
Все персоны
Николич Томислав 9, Вучич Александр 7, Саморуков Максим 7, Путин Владимир 5, Кустурица Эмир 5, Габриэлян Геннадий 4, Медведев Дмитрий 4, Шешель Воислав 3, Додик Милорад 3, Лавров Сергей 3, Сысоев Геннадий 2, Пономарева Елена 2, Попович Ненад 2, Хрипунов Андрей 2, Селакович Никола 2, Проханов Александр 2, Млечин Леонид 2, Баранов Евгений 2, Бушуев Павел 2, Бикович Милош 2, Панич Милан 1, Могерини Федерика 1, Мукусев Владимир 1, Подопригора Борис 1, Павич Александр 1, Почуча Радомир 1, Янич Душан 1, Энгельгардт Георгий 1, Шурыгин Владислав 1, Швыдкой Михаил 1, Шарый Андрей 1, Чурсин Александр 1, Чиркова Елена 1, Радулович Милена 1, Тюрденев Кирилл 1, Танаскович Дарко 1, Станоевич Драган 1, Смирнова Елена 1, Младич Ратко 1, Мирович Деян 1, Гуськова Елена 1, Гусман Михаил 1, Гойкович Игорь 1, Гозман Леонид 1, Вучич Александар 1, Вулин Александар 1, Влласи Азем 1, Власи Азем 1, Валецкий Олег 1, Боцан-Харченко Александр 1, Богданович Горан 1, Бершидский Леонид 1, Адамишин Анатолий 1, Джокович Новак 1, Джорджевич Младжан 1, Минеев Александр 1, Мали Синиша 1, Лукьянов Федор 1, Лазаревич Владимир 1, Конузин Александр 1, Караджич Лука 1, Ивашов Леонид 1, Иванович Бранислав 1, Ефимов Дмитрий 1, Еремич Вук 1, Дюков Александр 1, Добросавлевич Владимир 1, Джуркович Миша 1, Абашидзе Аслан 1


Погода:

Точное время:
Белград: 23:48

Нерабочие дни:
07.01 Рождество Христово
15.02 День государственности Сербии (День первого сербского восстания)
08.04 Пасха (2018)
01.05 Праздник труда (День труда)

serbia.polpred.com. Всемирная справочная служба

Официальные сайты (102)

Экономика (20) • Агропром (4) • Армия, безопасность (5) • Внешняя торговля (18) • Законодательство (3) • Инвестиции (2) • Книги (5) • Культура (1) • Леспром (1) • Машиностроение, судостроение (2) • Медицина (2) • Металлургия (1) • Недвижимость (2) • Образование, наука (14) • Политика (3) • Сайты (1) • Таможня (2) • Транспорт (2) • Туризм, виза (10) • Финансы (7) • Химпром (1) • Экология (1) • Энергетика (2) • Юристы (2)

Представительства

Инофирмы

Электронные книги

 Сербия на пути в ЕС (.pdf) • На англ.яз.

Ежегодники «Деловая Сербия»

Экономика и связи Сербии с Россией →

Новости Сербии

Полный текст |  Краткий текст


Сербия. Евросоюз. США. НАТО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 11 мая 2021 > № 3716935

Замалчивая геноцид сербов, Вучич хочет услужить сразу и ЕС, и США, и НАТО

Аннотация

Стесняясь назвать геноцид сербов со стороны хорватских усташей во Второй мировой войне геноцидом, президент Сербии Александр Вучич хочет понравиться коллективному Западу, который навязывает сербам свою версию истории.

Нежелание президента Сербии Александра Вучича заявить о том, что в усташском Независимом Хорватском государстве (НХГ) во время Второй мировой войны был совершен геноцид сербов, нельзя назвать неожиданным. Такое мнение ИА REGNUM высказал профессор юридического факультета Университета в Крагуеваце (Сербия) Зоран Чворович.

Напомним, что ранее в интервью боснийскому телеканалу Fejs Александр Вучич отказался ответить прямо на вопрос ведущего, был ли в усташском концлагере Ясеновац во время Второй мировой войны совершен геноцид сербов. Президент Сербии отметил, что журналист и сам может догадаться о том, каково его частное мнение по этому поводу, но как лидер страны он не имеет права об этом заявить, поскольку это автоматически испортило бы отношения с Хорватией «на следующие сто лет».

«Подобное поведение Александра Вучича — классическое проявление привычной услужливости по отношении к Хорватии, которую сербские политики демонстрируют еще со времен Слободана Милошевича. Эта услужливость достигла своего пика после 5 октября 2000 года, когда к власти пришли демократы, а особенно заметна она была во время президентства Бориса Тадича с 2008 по 2012 год», — считает Чворович.

Эксперт напомнил, что в 1995 году хорватские силовики в ходе военных операций «Блеск» и «Буря» провели этнические чистки сербского населения, проживающего на территории республики. В результате этих операции из Хорватии было изгнано более 250 тысяч сербов, при этом более 80% изгнанных жили на территории бывшей Республики Сербская Краина, которая находилась под защитой ООН, добавил он. Также надо иметь в виду, что в соответствии с отчетом, который в 1993 году в ООН представил её бывший генсек Бутрос Гали, из больших городов Хорватии вне территории Сербской Краины уже было изгнано около 250 тысяч сербов, продолжил Чворович.

«Хорватские силы провели этнические чистки сербов, следуя политике, которую первый президент Республики Хорватии Франьо Туджман обозначил перед выборами 1990 года — уменьшить долю проживающих в республике сербов с 17% до 3%. Эта цель была достигнута в 1995 году. В 1996 году, всего лишь через год после второго геноцида сербов в Хорватии в XX веке, Сербия подписала соглашение о нормализации отношений со своим соседом, в котором уже в первой статье говорится о взаимном признании двух стран в международных границах. В некотором смысле Сербия подписанием этого документа помогла Хорватии легализовать этнические чистки сербов на своей территории», — рассказал эксперт, добавив, что в преступных акциях хорватских силовиков погибло более семи тысяч человек, 15 тысяч было ранено.

Чворович отметил, что сербам тогда был причинен также огромный материальный ущерб, который оценивается в 30 миллиардов евро.

«Как Хорватия отблагодарила Сербию за столь великодушный шаг? Хотя в первой статье соглашения говорится о взаимном признании двух республик в существующих границах, уже в 2008 году Загреб признал самопровозглашенную независимость Косово», — сказал эксперт.

Чворович также напомнил, что в июле 1999 года, сразу по окончании агрессии НАТО против СР Югославии Хорватия поспешила воспользоваться случаем и подать против Сербии иск в Международный суд ООН в Гааге из-за якобы совершенного во время конфликта 1990-х годов геноцида хорватского народа.

«Этим иском Хорватия на самом деле хотела скрыть тот факт, что она в XX веке дважды совершила геноцид сербов — в 1995 году и в середине столетия во время существования НХГ. Не надо забывать, что Туджман во время провозглашения независимости Хорватии от СФРЮ заявил, что Независимое Хорватское Государство — нацистское образование времен Второй мировой войны, являлось олицетворением «тысячелетней хорватской мечты о независимости», которая была утрачена в XII веке», — предположил эксперт.

По словам Чворовича, вместо того, чтобы сразу же подать против Хорватии встречный иск, новый сербский режим, пришедший к власти в результате бархатной революции в октябре 2000 года, всего лишь оспорил в 2002 году компетенцию Международного суда в Гааге, не вникая в суть. «Только в 2010 году Сербия подала встречный иск, но уже тогда законный представитель сербского государства адвокат Тибор Варади сообщил, что не верит в то, что Хорватия совершила геноцид сербского народа в XX веке, так же как и в то, что Сербия совершила геноцид в Хорватии в 1991 году», — сказал эксперт.

Также юрист отметил, что в 2008 году, в день годовщины массового побега узников концлагеря Ясеновац, тогдашний президент Республики Сербии Борис Тадич в интервью изданию «Свободная Далмация» заявил о том, что неправильно было бы поднимать вопрос о возмещении ущерба за преступления против сербов с 1941 по 1945 год, так как «это вернуло бы нас во Вторую мировую войну».

«На такую услужливость со стороны Сербии, которую проявляет в том числе Александр Вучич, Хорватия четко ответила и иском за геноцид, и признанием сепаратистского образования Косово, и многочисленными заявлениями официальных лиц хорватского государства, в которых они не скрывали удовлетворения из-за так называемой косовской независимости. До сегодняшнего дня сербы не могут вернуться к своим очагам в Хорватии, не могут вернуть свое имущество», — продолжил Чворович.

По словам эксперта, в преамбуле конституции Сербии написано, что Сербия продолжает государственно-правовые традиции сербского народа, и поэтому президент страны не имеет права игнорировать миллионы сербских жертв не только на территории сегодняшней Хорватии, но и на территории Боснии и Герцеговины, и умалчивать о том, что во время Второй мировой войны был совершен геноцид сербов.

«Что тем временем делают хорваты? Как раз все наоборот. Хотя Международный суд ООН отверг как иск Хорватии против Сербии, так и Сербии против Хорватии, руководство этой страны до сих пор говорит об агрессии Югославской Народной Армии против Хорватии в 1991 году, о якобы сербских преступлениях, о том, что в изгнании сербов виноват Слободан Милошевич, а не хорватская политика и хорватские силовики», — рассказал Чворович.

По мнению эксперта, причина подобного поведения сербского руководства более чем ясна — они желают прислуживать ЕС, США и НАТО и поэтому принимают их версию событий как Второй мировой войны, так и 1990-х годов. Все это делается из-за процесса присоединения Сербии к ЕС, так как в Соглашении об ассоциации развитие регионального сотрудничества отмечено как главное обязательство Сербии, уточнил Чворович.

«Это значит, что в процессе присоединения к ЕС Сербия согласится с хорватским прочтением истории XX века. Молчание Вучича о Ясеноваце — это прямое последствие евроинтеграции Сербии. С другой стороны, умалчивая о хорватских преступлениях Второй мировой Вучич становится соучастником великого проекта пересмотра истории XX века. Если сегодня сербские политики принимают другое, навязанное извне толкование преступлений по отношению к собственному народу, кто гарантирует, что завтра они не займут сторону ревизионистов и не пересмотрят роль СССР во Второй мировой войне», — заявил он.

«Можно было бы вместо этого вынести на обсуждение вопрос о компенсации сербским жертвам, как это сделала еврейская община, которая потребовала возмещения ущерба не только от Германии. Республика Сербия, например, одно из немногих государств, которое разрешает еврейской общине унаследовать имущество евреев, пострадавших во время Второй мировой войны, если у них нет прямых наследников. И это несмотря на то, что за страдания евреев на территории Сербии ответственно НХГ, так как лагерь Саймиште на территории сегодняшнего Нового Белграда в период войны находился на территории этого нацистского образования», — заявил Чворович.

Эксперт подчеркнул, что есть и другие причины, по которым замалчивание геноцида сербов во время Второй мировой войны со стороны НХГ может оказаться опасным для Сербии.

«Международный суд ООН с момента своего создания еще ни одно государство не осудил за геноцид. Но в судебном приговоре в процессе против Сербии на основании иска Боснии и Герцеговины было отмечено, что Сербия предприняла не все, что могла бы предпринять для того, чтобы так называемый геноцид в Сребренице не произошел. Международный суд перенял квалификацию, согласно которой военные и полицейские Республики Сербской на территории Боснии и Герцеговины совершили совместные преступные действия. Из этого следует, что Международный суд ООН, признавая как доказанный факт вину политического и военного руководства Республики Сербской в так называемом геноциде в Сребренице, на самом деле опосредованно осудил Республику Сербскую в этом же геноциде, и это может иметь далеко идущие последствия для Баня-Луки», — считает юрист.

Поэтому Чворович считает, что забота об интересах Республики Сербской, которую проявляет Вучич, на самом деле ложная.

«Вучич умалчивает о том, что на территории сегодняшней Республики Сербской во время Второй мировой войны был совершен ужасный геноцид сербов, при этом со стороны не только хорватов, но и боснийских мусульман. Его молчание дает и хорватам, и бошнякам материал для того, чтобы место на скамье подсудимых они обменяли на место прокурора в процессе против сербского народа», — подытожил Зоран Чворович.

Татьяна Стоянович

Сербия. Евросоюз. США. НАТО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 11 мая 2021 > № 3716935


Сербия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 5 мая 2021 > № 3712937

Отрицая геноцид сербов, Вучич идёт на поводу у Запада

Аннотация

Нежеланием охарактеризовать геноцид сербов в усташском лагере Ясеновац как геноцид Александр Вучич посылает сигнал Западу о том, что Сербия готова переписать собственную историю.

Президент Сербии Александр Вучич нежеланием назвать происходившее в усташском концлагере Ясеновац во время Второй мировой войны термином «геноцид» является сигналом Западу о том, что Сербия готова пересмотреть культурное восприятие своего прошлого так, как на этом настаивает Запад. Такое мнение ИА REGNUM высказал профессор филологического факультета Университета в Белграде Мило Ломпар.

Напомним, что во время недавнего интервью боснийскому телеканалу Fejs Александр Вучич отказался дать прямой ответ на вопрос, являлось ли произошедшее в усташском концлагере Ясеновац во время Второй мировой войны геноцидом сербов или нет. По словам сербского лидера, он не может прямо об этом заявить, так как это автоматически испортило бы отношения с Хорватией «на следующие сто лет».

«Президент Вучич желает изобразить из себя человека, выступающего за региональное сотрудничество. Но он это сотрудничество возобновляет худшим из возможных способов, усиливая у сербов комплекс неполноценности и в интеллектуальном, и в моральном смысле», — полагает Ломпар.

Эксперт отметил, что хорватская политика упорно отказывается назвать преступления против сербов во Второй мировой войне геноцидом, а президент Сербии идёт им навстречу и помогает соседям проводить такую политику.

«Хорватия старается минимизировать место Ясеноваца в историческом сознании. Таким образом она хотела бы сохранить позицию превосходства в любых формах региональной коммуникации. В то же время она не отказывается называть геноцид евреев своим именем, так как это было бы слишком рискованно», — продолжил Ломпар.

По мнению эксперта, отказ президента Вучича назвать геноцид геноцидом надо рассматривать в контексте заявлений западных послов по случаю 80-летия бомбардировок Белграда 6 апреля 1941 года. Эти заявления предшествовали интервью сербского лидера боснийскому телеканалу, напомнил Ломпар.

«Сначала надо обратить внимание на авторский текст посла Германии в Сербии Томаса Шиба, опубликованный в газете «Политика» 6 апреля, где он пытается рассматривать вопрос сербских жертв во Второй мировой войне сквозь призму еврейских страданий. Жертвы еврейского народа в этой войне несомненны, но этим Шиб пытается заслонить преступления Германии против сербов», — рассказал эксперт.

Ломпар также обратил внимание на твит другого западного дипломата в Сербии, посла США Энтони Годфри по этому же поводу, в котором было написано, что нацистская Германия во время Второй мировой войны «совершила преступления против евреев, цыган и славян».

«Это характерная бессовестность всей западной политики. Неужели у этих славян нет своих имен и неужели эти люди не заслуживают, чтобы их упомянули по названиям их народов? Так, выходит, что нацистская Германия совершила преступления против славян, то есть и против сербов, и против хорватов. А это неправда. Хорваты, которые пострадали в Ясеноваце, пострадали как коммунисты, идеологические враги Независимого Хорватского Государства (НХГ). А сербы гибли просто потому, что они сербы. Само существование сербов являлось причиной их страдания. С другой стороны, это никак не относится к хорватам в Независимом Хорватском Государстве», — продолжил эксперт.

По словам Ломпара, когда американский посол валит всех славян в одну кучу, это показывает, что он на самом деле желает преуменьшить значение геноцида сербов, который был совершен во время Второй мировой войны. Причину этого, по мнению эксперта, надо искать в том, что в качестве лейтмотива всех конфликтов на территории бывшей Югославии во время ее распада Запад выставлял какую-то мнимую вину сербского народа. «Кульминацией этого процесса можно считать британский проект резолюции о Сребренице от 2015 года, когда сербов попытались обвинить в геноциде, но российское вето помешало этому», — напомнил Ломпар.

«Мы свидетели процесса пренебрежения прошлым, потому что это прошлое раскрывает совершенно другие причины распада социалистической Югославии, полностью отличающиеся от западной пропаганды. Если вы признаете, что в НХГ был совершен геноцид сербов, тогда отказ сербов жить в независимой Хорватии в 1991 году получает совершенно другой окрас. Так как Запад решил, что сопротивление сербов созданию независимой Хорватии было недопустимо, он фальсифицирует прошлое в угоду собственным целям», — пояснил профессор Ломпар.

По словам эксперта, нерешительность президента Сербии по вопросу геноцида сербов в Ясеноваце только подкрепляет западную версию о причинах развала Югославии Йосипа Броза Тито, которая основывается на проекте сербской вины.

«С другой стороны, Вучич усиливает хорватскую позицию, которая соответствует традиции титоизма. Теперь мы видим, что в Югославии времен Тито скрывались драматические факты геноцида. Историческая роль титоизма в том, что эта идеология минимизировала значимость всего того, что произошло в период Второй мировой войны. Титоизм — это своеобразная форма исторического ревизионизма, которую потом авторизовал Запад. Это ключевой момент. Президент Сербии полностью действует в соответствии с этой концепцией, и это доказывает совпадение его недавних заявлений по поводу геноцида сербов в Ясеноваце с заявлениями германских и американских дипломатов», — подытожил Мило Ломпар.

Татьяна Стоянович

Сербия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 5 мая 2021 > № 3712937


Сербия. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 мая 2021 > № 3712944

«Запад давит на Сербию» — пропаганда и реальность

Аннотация

В России любят писать, что Запад оказывает давление на президента Сербии, заставляя его признать Косово. Факт, однако, заключается в том, что он сам подписал соглашение с ЕС, не позволяющее трактовать Косово как часть территории Сербии.

Сербский президент Александр Вучич, продолжая курс своего предшественника Бориса Тадича, избрал приоритетом внешней политики Сербии европейскую интеграцию. В связи с этим медийное пространство Сербии и России заполняется пропагандистскими клише о некоем «давлении Запада» на Вучича с целью отнять у него Косово. Вучич, разумеется, оказывает «героическое сопротивление» силам зла, властвующим в регионе безраздельно.

Однако проблема действительно существует, только ее следует перевести в научное измерение и поставить исследовательский вопрос: когда, почему, в какой форме, на каких основаниях для Сербии оказались связанными европейский выбор и утрата территории?

Далее появляются подвопросы: Запад «давит» безосновательно? Это проявление чистой, голой внеправовой силы? В таком случае почему Вучич не выводит США и ЕС на чистую воду и не указывает, кто, когда, какими средствами (угрозы, шантаж и т. д.) применяет принуждение к суверенной стране (что является тягчайшим преступлением по Уставу ООН)? Почему он не разрывает порочную связку «евроинтеграция — утрата части территории и потеря суверенности», а подчиняется внеправовому давлению, не дает политических оценок, не требует международного разбирательства в виде постановки проблемы в СБ ООН (который и создан, собственно, для разрешения международных конфликтных ситуаций) и т. д. Он просто так подчиняется курсу, основанному на силовом принуждении?

Уточним: даже не ставя вопрос о смысле европейской интеграции для Сербии (это самостоятельный выбор государства, которое может и должно само определять свой внешнеполитический выбор), закономерно задуматься о самом увязывании европейской интеграции и потери части территории страны. Почему эта связка вообще существует?

Вучич подчиняется США и ЕС беспрекословно, а его пропагандистское лобби ссылается на «кольцо анаконды» стран НАТО вокруг Сербии, мощь Запада, которой «нечего противопоставить», и стремление «уйти огородами», не вызывая огонь англо-саксонского Запада на себя. Однако ситуация в регионе за всё время после распада Югославии показывает, что никто Сербии «уйти» не даст. Все попытки оказаться самым хитрым приводят только к поступательному и безвозвратному ухудшению позиций. Время в данном случае оказалось плохим союзником, «купить» его не удалось, косовский вопрос вошел в терминальную стадию. Не оспаривая этот тезис, вучичевский агитпроп отвечает дешевыми выпадами типа «что же поделать, не воевать же опять!» Но признание собственного бессилия и немощи, буквальное вымаливание милости на коленях также не спасает. Зафиксируем тот очевидный момент, что Запад реализовывает свои цели как в случае оказания сопротивления, так и без него. Значит, переходить следует к сопротивлению иного типа.

Те, кто пугает войной или маниакально обосновывает неизбежность сдачи («вокруг везде НАТО, мы маленькие, у нас нет ресурсов, Россия не поможет, она далеко, а если поможет, нас снова будут бомбить, мы должны вести себя тихо, не высовываться, не раздражать Запад, с Косово и так покончено, везде одни албанцы, уже ничего не изменить, надо вскрыть нарыв, сбросить балласт, Резолюция 1244 пустой звук, все равно надо что-то решать» и т. д. и т. п.), скрывают ряд ключевых аспектов, связанных с самыми главными сторонами «проблемы Косово».

Итак, разберем ситуацию с «давлением Запада» и почему этот тезис столь долго и столь навязчиво внедряется в общественное сознание. Что же действительно представляет собой это «давление», кто и почему «давит», какие существуют пути выхода из затянувшегося представления?

Во-первых, если «Запад давит», то почему Вучич не предпринял попыток пойти легитимным путем и обернуть происходящее себе на пользу? Повторим, что именно для таких случаев существует ООН, прямой обязанностью которой является препятствование угрозам и применению силы, нарушению принципа равенства суверенитетов, нарушению суверенитета и территориальной целостности со стороны одного государства (группы государств) по отношению к другому.

Устав ООН содержит конкретные положения, связанные с процедурами урегулирования спорных ситуаций или инцидентов, угрожающих миру и безопасности. Если силовое принуждение является правдой, то почему Вучич и его пропагандисты все свои ресурсы направляют на бессмысленное заламывание рук вместо грамотных юридических доказательств происходящего с задействованием всех международных инструментов? Кстати, с привлечением к правому делу союзников — РФ, Ирана и других стран, которые без сомнения окажут помощь. Независимо от успеха, принципиальную позицию следует сформулировать, озвучить, отразить на всех доступных уровнях (законодательно и институционально) и планомерно реализовывать. Это в любом случае лучше, чем отпускать ситуацию на волю рока, точнее, Запада, потому что указанный подход Вучича привел к закономерному финалу: на повестке дня сегодня находится только «всеобъемлющее соглашение о нормализации отношений с Приштиной», т. е. признание Косово.

Почему до сих пор Вучич не произнес простую и ясную формулу: Косово является неотъемлемой частью Сербии, что гарантирует Устав ООН, а все разговоры об отчуждении части территории сербского государства должна быть прекращены?

Или у Запада существуют основания для давления в этом направлении? На это указывает послушное выполнение его условий без попыток изменить ситуацию — таких, как, например, простой отказ от «европейского выбора».

Итак, предлагаем не слепо «следовать за клиентом», а разобраться, почему Вучич должен подчиняться тому, что он сам называет «давлением».

СМИ в Сербии регулярно выдают «девятый вал» эмоциональных всплесков Вучича по типу «ЕС в обмен на Косово — нет, спасибо!» Однако это просто пропаганда, за которой скрывается правовой аспект, тщательно замалчиваемый вучичевским агитпропом. Сербская власть еще до Вучича (при Борисе Тадиче, в 2008 г.) заключила с ЕС Соглашение о стабилизации и присоединении (ССП). Оно вступило в силу в сентябре 2013 г. Глава III «Региональное сотрудничество» в ст. 15 ССП под названием «Сотрудничество с другими государствами, которые подписали Соглашение о стабилизации и присоединении», говорит о политическом диалоге, установлении зоны свободной торговли, взаимных концессиях, сотрудничестве в разных сферах, прежде всего в области правосудия и внутренних дел. «Сербия должна начать подобные переговоры с остальными государствами региона, когда эти государства подпишут Соглашение о стабилизации и присоединении». Т. е. ст. 15 ССП обязывает Сербию установить региональное сотрудничество с государствами, заключившими ССП до нее и после нее. «Косово» в 2015 г. уже заключило с ЕС свое собственное ССП (со стороны ЕС оно заключается только с независимыми государствами, хотя из-за пяти членов ЕС, не признавших Косово, его статус не определяется прямо). Несмотря на неопределённость статуса, поскольку нет иных указаний, оно по умолчанию является государством, заключившим ССП после Сербии. Сербия, подписав и ратифицировав ССП, приняла на себя обязательство рассматривать Косово как государство.

Статья 17 той же главы под названием «Сотрудничество с другими государствами — кандидатами на вступление в Европейский союз, которые не охвачены процессом стабилизации и присоединения», гласит: «Сербия должна поддерживать сотрудничество и заключить конвенцию о региональном сотрудничестве с каждым государством — кандидатом на вступление в Европейский союз в любой области сотрудничества, охваченной данным Соглашением. Эти конвенции должны обеспечить постепенное согласование двусторонних отношений между Сербией и теми государствами…». Но ССП, как мы показали, трактует Косово как государство, равно как и большинство членов ЕС, который осуществляет политику, основанную на признании независимости Косово. Сербия должна будет заключить конвенцию о региональном сотрудничестве и урегулировании двусторонних отношений с Косово как с государством, что и требует «всеохватывающее соглашение о нормализации отношений». Это международное обязательство, вытекающее, в частности, из ст. 17 ССП.

Ст. 135 ССП гласит: «это соглашение не применимо на территорию Косова, которое в настоящее время находится под международным управлением в соответствии с Резолюцией Совета Безопасности Организации Объединенных Наций 1244 от 10 июня 1999 года. Это не ставит под вопрос нынешний статус Косово и не определяет его конечное положение согласно данной Резолюции». Это типичный европейский выверт. Данное положение сводит Резолюцию 1244 к международному управлению, не упоминая ее ключевого пункта, согласно которому Косово и Метохия являются составной частью Республики Сербии. Здесь наблюдается фундаментальное противоречие как в самой формулировке, так и в отсутствии единства понимания и позиций стран — подписантов соглашения относительно его базового предмета, отсутствие «единства согласия и воли относительно важного элемента договора», что, по Венской конвенции о праве международных договоров от 1969 г., является основанием для его расторжения.

Кроме того, статья 135 «не ставит под вопрос нынешний статус Косово». Но у Косово ни тогда, ни сейчас нет определённого статуса. Резолюция 1244 своей целью ставит как раз поиск статуса КиМ в составе Сербии. Тогда о каком статусе говорит ст. 135 ССП? О статусе независимого государства, признанного со стороны подавляющего числа членов ЕС и подтверждаемого политикой самого ЕС.

Однако, на наш взгляд, для Сербии статья 135 ССП — еще один правовой карт-бланш. Речь идёт о прямом обмане сербской стороны, что также предусматривает расторжение договора на основе Венской конвенции о праве международных договоров от 1969 г., статья 49 «Обман» («Если государство заключило договор под влиянием обманных действий другого участвовавшего в переговорах государства, то оно вправе ссылаться на обман как на основание недействительности своего согласия на обязательность для него договора»). В данном случае ЕС обманул Сербию под прикрытием Резолюции СБ ООН №1244 и, ложно трактуя смысл Резолюции, скрыл свою истинную политику в отношении Косово как независимого государства.

Более того, чтобы, казалось бы, облегчить работу сербской власти, преамбула ССП содержит четкое указание, на каких международных соглашениях оно основывается: принципы и положения Устава ООН (территориальная целостность, суверенитет государств, неприменение силы, принцип равенства суверенитетов — А.Ф.), ОБСЕ, Заключительный Хельсинкский акт, заключительные резолюции Мадридской и Венской конвенций, Парижской хартии Новой Европы и Пакта стабильности Юго-Восточной Европы. Однако, вместо фокусирования на расторжении ССП как правовой карикатуры, в апреле 2013 г. заключается Брюссельское соглашение (под документом стоят подписи тогдашнего премьера Ивицы Дачича и Александра Вучича в таинственном статусе «первого вице-премьера»).

Суть Брюссельского соглашения заключается в том, что власти Сербии по собственной воле в отсутствие прямой военной или иной угрозы отказались от полиции, суда и системы безопасности Республики Сербии на территории всего Косова и Метохии, включая его север. Север КиМ (общины Лепосавич, Зубин Поток, Звечан и Северная Косовска Митровица), подавляющее большинство населения которого составляют сербы, до этого момента был абсолютно недоступен для сепаратистской Приштины. Во всем тексте соглашения нет ни единого упоминания Резолюции 1244 СБ ООН, Конституции и законов Республики Сербии, нет ни в каком виде упоминания о том, что Косово и Метохия являются составной частью Республики Сербии. Упоминаются лишь «косовские законы», центральной властью именуется приштинская власть. Со стороны Сербии признается законность правового порядка, который функционирует в Косово. Несуществующая по косовскому законодательству Ассоциация сербских общин (есть ассоциация косовских общин) должна в любом случае быть вписана в правовой порядок «Республики Косовы». Кроме того, Ассоциация сербских общин не может по косовскому законодательству обладать законодательными полномочиями, а косовское законодательство не знает понятия «автономия». Так что с мечтами о «второй Республике Сербской» можно смело попрощаться и принять тот факт, что даже в случае реализации этого положения Ассоциация сербских общин будет лишь доказательством существования сербов как нацменьшинства в составе другого государства.

Брюссельское соглашение — это абсолютная и ключевая победа Приштины над Вучичем. Она «выбила» из КиМ сербский суд (сербские судьи приносили присягу перед тогдашним «премьером Косовы», убийцей и садистом Рамушем Харадинаем), сербскую полицию и органы госбезопасности. «Косова» получила север, обретя целостность своих границ. Это подарок от Вучича, значение которого для «Косовы» очень трудно переоценить. И при этом Брюссельское соглашение не заключается само по себе — оно вытекает непосредственно из обязательств согласно Главе III ССП «Региональное сотрудничество», регулируя сегменты взаимоотношений до заключения соглашения, которое узаконит все аспекты взаимоотношений между Сербией и Косово.

Предваряя новые эмоциональные всплески вучичевского лобби на тему «как же Вучич теперь может выйти из ССП, надо понимать реальные условия», следует исходить не из собственных фантазий на тему «реалполитик», а из элементарного знания международного права. Создается впечатление, что это понятие просто-напросто неведомо как Вучичу, так и его «выездному агитпропу».

Венская конвенции содержит, помимо прочего, статью 53 «Договоры, противоречащие императивной норме общего международного права (jus cogens)» («Договор является ничтожным, если в момент заключения он противоречит императивной норме общего международного права»). Безусловной императивной нормой международного права является территориальная целостность, суверенитет и нерушимость границ государств. Территориальную целостность и суверенитет Республики Сербии, как и любого другого государства, прежде всего гарантирует Устав ООН и весь комплекс международно-правовых актов о территориальной целостности, составляющих основу Ялтинско-Потсдамской системы международных отношений. И ни в одном из этих документов нет оговорок «кроме Сербии» и «если только речь не идет о Косово». Резолюции СБ ООН №№1160, 1199 и 1203 от 1998 г., на которых базируется Резолюция №1244, термин «статус Косово» относят к самоуправлению и автономии края в составе Сербии. Соответственно, цель Резолюции 1244 — «определение статуса Косово и Метохии в ходе переговоров» (1999) — следует трактовать исключительно как нахождение формы автономии или самоуправления края в составе Республики Сербии. Следовательно, статья 135 ССП представляет собой самое широкое поле для применения навыков международной правовой защиты государства.

Венская конвенция содержит также статью 62 «Коренное изменение обстоятельств» («последствие изменения обстоятельств коренным образом изменяет сферу действия обязательств, все еще подлежащих выполнению по договору»). Аргументов для обоснования «существенных изменений» больше чем достаточно: во-первых, отправка Евросоюзом собственной гражданско-правовой миссии ЕУЛЕКС без санкции со стороны ООН (февраль 2008 г.), направления и результаты деятельности этой миссии. По сути, это внеправовая деятельность, направленная на подрыв территориальной целостности, суверенитета и неприкосновенности границ Республики Сербии. Во-вторых, формирование и деятельность нелегитимной Группы управления (Вена, февраль 2008 г.) без санкции ООН с целью реализации отвергнутого Сербией «плана Ахтисаари» по утверждению государственного статуса «Республики Косовы». В-третьих, идеи и планы ЕС по реализации косовской независимости («уникальный случай»). В-четвертых, признание независимости приштинских сепаратистов и экстремистов на основе заключения двусторонних международных договоров странами — членами ЕС. В-пятых, организация, проведение, статус и результаты переговорного процесса по линии Белград — Приштина. В-шестых, резолюции Европарламента, например, призывающие к признанию независимости Косово. Это настолько очевидные основания, что по каждому из них можно разворачивать образцово-показательные правовые процессы с мощным общественно-политическим сопровождением.

Однако пока ССП остается в силе, никакого «давления» не существует. Это откровенная ложь, которая скрывает международные обязательства Сербии. Она не может их не выполнять.

Кроме того, именно ССП требует согласовать внешнюю политику, политику безопасности и внешнеторговую политику государства с ЕС, что исключает защиту Косово как части Сербии и исключает равные отношения Сербии с ЕС и Россией. Соответственно, все договоры Сербии с РФ (Договор о свободной торговле) и ЕАЭС (также Договор о свободной торговле) рано или поздно должны быть аннулированы.

Запад видит в ССП весьма эффективное средство влияния, изъятия страны из потенциальной зоны российского влияния и её десуверенизации. Причем обязательства, которые в рамках данного соглашение берёт на себя государства, действуют даже в случае, если оно НИКОГДА не вступит в ЕС.

Россия как гарант международного права не может утверждать, что международные обязательства — это давление. В данном случае речь идёт о собственных обязательствах Вучича, который за все время своего нахождения у власти не пошел на разрыв юридически несостоятельного договора, который является главной опорой Запада в «косовской проблеме». Это не «Запад давит», а власть остается приверженной соглашению, не позволяющему трактовать КиМ как часть сербского государства. Если не убрать причину давления, то с финальным аккордом в виде «всеохватывающего соглашения» (т. е. признания Косово Белградом) вполне можно вызвать бурю, которая, по меткому выражению Вальтера Беньямина, принесет «сплошную катастрофу, непрестанно громоздящую руины над руинами».

Анна Филимонова

Сербия. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 мая 2021 > № 3712944


Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 30 апреля 2021 > № 3712973

Вучич добился немыслимого: Россия защищает Сербию больше, чем он сам

Аннотация

После визита Александра Вучича в Брюссель 25 и 26 апреля сербское общественное мнение подвергнется новой «обработке». Сербов попытаются убедить, что несуществующий статус «экстерриториальности сербской церкви» и видимость автономии для севера Косово и Метохии — достаточная расплата за отказ Сербии от части своей территории.

Апрель в сербских СМИ был отмечен обсуждениями двух «нон-пейпер-документов», предлагающих решение косовского вопроса. Первый якобы составил словенский премьер Янез Янша, и в нем предлагается решать действующие балканские конфликты с помощью создания «Великой Албании», «Великой Сербии» и «Великой Хорватии». Второй, как утверждается, является плодом совместных германско-французских дипломатических усилий, и в нем предлагается способ заставить Белград подписать «юридически обязывающее соглашение» с Приштиной, которое предоставит краю уже полную независимость при минимальных уступках сербской стороне. Затем президент Сербии Александр Вучич полетел в Брюссель, провел переговоры с европейскими чиновниками и заявил о том, что Сербию ожидает ускорение процесса евроинтеграции и реализация ряда экономических проектов с участием ЕС, но при этом намекнул на то, что Евросоюз лишь усилит давление на Белград с целью добиться завершения переговоров по Косово и Метохии.

Как появление двух «недокументов» связано с реальным процессом косовского урегулирования, ИА REGNUM рассказывает профессор международного права юридического факультета Университета в Косовской Митровице Деян Мирович.

Непосредственно перед визитом главы сербской дипломатии Николы Селаковича в Россию в сербской прессе была опубликована новость о том, что премьер Словении Янез Янша составил «нон-пейпер-документ», в котором предлагается решение балканского кризиса, предусматривающее создание «Великой Сербии», «Великой Албании» и «Великой Хорватии». Что стоит за этой новостью, которая, если вспомнить историю отношений Словении с другими странами бывшей Югославии, звучит как политическая фантастика?

По моему мнению, это очевидная провокация, за которой могут стоять те силы, которые выступают за раздел Косово.

Надо сказать, что раздел Косово — это не что иное, как передача более 95% территории Косово албанским сепаратистам. Так что документ, чье авторство приписывается Янше, больше всего на руку инициаторам раздела Косово. Все остальное не имеет никакого смысла. Единственная открытая тема на Балканах — это Косово и Метохия.

Президент Вучич хотел бы оправдать свое предательство Косово каким-то планом раздела территории южного сербского края, но это просто шаг отчаяния. Вучич в сентябре 2020 года подписал Вашингтонское соглашение, и теперь Запад требует от него просто выполнить статью 15 этого соглашения и допустить вступление сепаратистского Косово в ООН.

Какие аргументы, по Вашему мнению, указывают на то, что за «словенским нон-пейпер документом» скрываются те политические силы, которые продвигают план раздела Косово?

Сам разговор о каком-то большом переделе границ на Балканах звучит очень странно. Единственный юридический и дипломатический процесс, который происходит на Балканах в последние 20 лет — это переговоры о статусе Косово, или, иными словами, о пересмотре резолюции 1244 СБ ООН. Поэтому я как юрист считаю, что здесь главная тема — Косово, а не Босния и Герцеговина, не Албания и не «Великая Сербия».

Также хотел бы добавить — каждый, кто выступает за раздел Косово, выступает против резолюции 1244 СБ ООН. А тот, кто хотел бы отмены резолюции, одновременно хочет увидеть, как Россия уходит с Балкан и как ее дипломатическое влияние в регионе сходит на нет. Это мое мнение.

Вскоре после «нон-пейпера» Янеза Янши появился новый «нон-пейпер», за которым якобы стоят Франция и Германия. Расскажите, в чем суть этого второго документа, который обсуждается, но который также никто пока не видел?

Содержание второго «нон-пейпера» в большой степени совпадает с так называемым планом Ишингера, который Россия и тогдашний премьер-министр Сербии Воислав Коштуница отвергли в 2007 году. Что там предлагается? Сербия не установит дипломатические отношения с Приштиной и не отправит туда своего посла, но признает территориальную целостность и суверенитет сепаратистского Косово на базе плана немецкого дипломата Вольфганга Ишингера, который взял за его основу договор между двумя Германиями от 1972 года. Но не будет ошибкой сказать, что в этом якобы французско-немецком документе на самом деле разрабатывается Статья 15 Вашингтонского соглашения, которая открывает сепаратистскому Косово путь для вступления в самую главную международную организацию — в ООН. Если Косово вступит в организацию, в соответствии со статьей 2 Хартии ООН, Сербия и все остальные государства, не признающие независимость южного сербского края, будут обязаны уважать границы и территориальную целостность сепаратистского образования. В этом суть документа.

Но я хотел бы обратить внимание на другое обстоятельство. Президент Вучич заявляет о том, что он никогда не признает Косово, и с формальной точки зрения он не врет. Но он должен был бы к этому добавить, что он никогда не позволит, чтобы Косово стало членом ООН. Этого он как раз никогда не говорил. Так что он просто прибегает к юридическим уловкам, за которыми скрывается план, который Сербия с помощью России отвергла еще в 2007 году.

Также интересно напомнить, что Госдеп США на днях потребовал срочного завершения переговоров по Косово и Метохии под эгидой Брюсселя. По моему мнению, брюссельский процесс близок к завершению, и «нон-пейпер-документы», о которых мы говорим — это пробный шар, который был выпущен для того, чтобы проверить реакцию сербского общества. Это очередной шаг Вучича в сторону предательства Косово и Метохии.

Вы допускаете, что момент подписания «юридически обязывающего соглашения» между Белградом и Приштиной ближе, чем мы привыкли думать?

Это не исключено. Только я назвал бы это не завершением переговоров Белграда и Приштины, а завершением переговоров о членстве так называемого Косово в ООН. Все остальное Вучич уже сделал. Подписанием Брюссельского и Вашингтонского соглашений он решился на односторонние уступки Приштине, Сербия в этом процессе не получила ровным счетом ничего. Теперь я ожидаю нового витка обработки сербской общественности. Нам будут объяснять, что Сербская православная церковь в Косово получит особый статус, что сербы на севере края получат такую автономию, что ее можно будет приравнять к автономии Республики Сербской. Это неправда. Речь идет всего лишь о применении плана Ахтисаари от 2007 года (план косовского урегулирования, предложенный спецпредставителем генсека ООН по Косово, финским дипломатом Мартти Ахстисаари, который предусматривал фактическое предоставление независимости сербскому краю Косово и Метохия — ИА REGNUM) или об обеспечении сербам тех прав, которыми обладают нацменьшинства. Это факты, всё остальное выдумки, так как не существует никакой экстерриториальности церкви, а также по конституции сепаратистское Косово задумано не как федерация, а как унитарное образование.

Разговоры об автономии сербов на севере края или об особом статусе церкви — это сказки для наивных. То, что Вучич делает сегодня, черными буквами будет вписано в историю Сербии.

Получит ли Сербия в обмен на Косово Республику Сербскую? Мы знаем, что лидер сербов в Республике Сербской Милорад Додик неоднократно заявлял о том, что нельзя признавать право Косово на отделение и при этом оспаривать это же право Республике Сербской.

Милорад Додик неоднократно публично поддерживал идею Вучича о разделе Косово и Метохии. Я знаю, что это противоречит Конституции Сербии и резолюции 1244 СБ ООН, и поэтому я не мог понять, зачем он этого делает. Для меня это звучит как продолжение медийной сказки о том, что в случае отказа от Косово Сербия получит в качестве вознаграждения Республику Сербскую. Как юрист я ответственно заявляю, что это невозможно — если мы потеряем Косово, мы не получим ни Республику Сербскую, ни некую таинственную «Великую Сербию». Это полная подмена тезисов. Дейтонское соглашение нельзя отменить без воли Запада, а Запад против. С другой стороны, Запад выступает за независимое Косово.

Действительно ли Белград в безвыходном положении? Сербская пресса писала о том, что Палестина собирается потребовать приостановить членство Косово в Организации Исламская конференция, потому что Приштина, в соответствии с Вашингтонским соглашением, открыла диппредставительство в Иерусалиме. Может ли Сербия использовать это и отыграть ситуацию назад?

Эпизод, о котором Вы упомянули, я воспринимаю как доказательство того, что президент Вучич является полным дилетантом в ведении внешней политики. Министр иностранных дел Сербии Никола Селакович недавно посетил Москву, но при этом он побоялся упомянуть резолюцию 1244 СБ ООН по Косово. Потом он поехал в Иран и там говорил о сербско-иранской дружбе, зная при этом, что Вучич подписанием Вашингтонского соглашения обязался переместить посольство Сербии из Тель-Авива в Иерусалим до 1 июня 2021 года. Невероятный авантюризм и лицемерие — вы едете в Москву, потом в Иран, но в итоге вы соглашаетесь на то, против чего выступают и Москва, и Тегеран, а это отмена резолюции 1244 и перемещение диппредставительства в Иерусалим. Я напомню, что Организация Исламская конференция была основана в 1960-е годы прошлого века как раз из-за нападений на святые места ислама, вернее, на мечеть Аль-Акса в Иерусалиме. Пока свои диппредставительства в Иерусалим переместили только США, Гватемала, так называемое Косово, и это сделает еще и Сербия. Вучич опустил такое старое европейское государство, как Сербия, до уровня американского протектората.

Альбин Курти недавно призвал Афины пересмотреть решение о непризнании независимости Косово. Подобные призывы были адресованы и Словакии. Стоит ли ожидать, что пять стран ЕС, которые до сих пор не признают Косово, сменят свою позицию на этот счет в ближайшем будущем?

Вы поставьте себя в положение Москвы, Афин, Братиславы… Если вам Курти как рупор американской политики говорит, что существует статья 15 Вашингтонского соглашения, в которой написано, что Сербия не будет препятствовать приему Косово в международные организации, что вы на это ответите? Курти и его западные спонсоры имеют полное право спросить, почему вы не признаете Косово, если Сербия отказалась от своего права представлять Косово в ООН.

Вучич попытается объяснить нам, что он не признал Косово и не направил посла в Приштину, но в международном праве важнее, являетесь ли вы членом ООН или нет. Курти держит в руках аргумент, который ему дал Вучич и который может быть использован против России в СБ ООН в сентябре этого года.

Остается только резолюция 1244 как международный договор, в котором Сербия не участвовала, но он к ней относится. Эту резолюцию Вучич не может отменить в одностороннем порядке.

Президент Вучич поставил страну в немыслимое положение, когда Россия защищает территориальную целостность Сербии больше, чем сам официальный Белград. Меня это не радует, меня этот факт, скорее, шокирует, но я как юрист не могу его не отметить.

Татьяна Стоянович

Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 30 апреля 2021 > № 3712973


Сербия. НАТО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 28 апреля 2021 > № 3713007

Что готовится строить Вучич: «Великую Сербию» или «Великую Албанию»?

Аннотация

НАТО на Балканах расширяет свое влияние и создает «Очень Великую Албанию». Главным подрядчиком этого проекта является не кто иной, как президент Сербии Александр Вучич.

Судя по заявлениям всех участников двухдневного визита президента Сербии Александра Вучича в штаб Евросоюза в Брюсселе, Сербия скоро «не будет прежней». И пока Вучич убеждает сербских граждан в том, что страна последовательно идет к «золотому веку» и лучшей жизни благодаря большим инфраструктурным проектам из фондов Евросоюза, темную сторону его последнего визита в Брюссель раскрывают косовские албанцы, которые не скрывают радость от того, что Белград вот-вот признает их «независимость», а развал Сербии продолжится.

В течение всего двух недель общественность балканских стран потрясла новость о существовании двух «нон-пейпер-документов», которые циркулируют в дипломатической среде под грифом «секретно» и в какой-то момент, когда вокруг их содержания достигается консенсус, представляются сербской общественности через медийное пространство.

В середине апреля 2021 года Балканы оказались под прицелом так называемого словенского «нон-пейпер-документа», в котором первый раз публично были представлены тайные чаяния некоторых балканских лидеров. В этом документе было предложено «решение» балканского кризиса через создание трех «великих» государств — «Великой Албании», «Великой Сербии» и «Великой Хорватии». Термин «великий» раскрывает суть всего предложенного сценария, в соответствии с которым «великие» государства, о которых идет речь, были бы созданы путём раздела существующих маленьких государств.

Таким образом, в документе предлагается способ «легализации» самопровозглашенного Косово, но в рамках нового государства — «Великой Албании», в то время как Сербия должна утешится присоединением к своей территории частей территории Федерации Боснии и Герцеговины, прежде всего, Республики Сербской. В результате этого передела существующих государственных границ на Балканах Республика Хорватия получила бы ту часть территории Федерации БиГ, где этнические хорваты проживают в большинстве. Территория существующей Федерации БиГ в итоге была бы значительно меньше, но у неё остался бы выход к Адриатическому морю, а свое будущее страна могла бы связать «или с ЕС, или с Турцией».

Абсолютно понятно, что этот «нон-пейпер» основывается на принципе этнического передела границ и создания этнически чистых государств. Это и было главной причиной развала СФРЮ и кровавой войны на этом пространстве, достигшей кульминации во время агрессии НАТО против СР Югославии/Сербии. Несмотря на то, что все балканские лидеры якобы с презрением этот документ отвергли, бросается в глаза, что он соответствует чаяниям некоторых местных диктаторов, которые хотели бы расширить свои королевства.

Кроме того, что этот «невидимо существующий» документ предлагает раздел Федерации БиГ, он к тому же открывает вопрос дальнейшего передела балканских стран с учетом эффекта домино». Несмотря на то, что «нон-пейпер» не относится к Черногории и Северной Македонии, развала этих стран не получилось бы избежать, так как их территории, на которых проживает албанское большинство, стали бы частью единого албанского государства.

Второй «нон-пейпер-документ» появился на свет во время упомянутого визита Александра Вучича в штаб-квартиру ЕС. Он был опубликован в косовской прессе, и за ним также волочится шлейф «неофициальности», но нет сомнения, что его выпустил Евросоюз, чтобы проверить реакцию сербского общественного мнения на подписание «юридически обязывающего соглашения о нормализации взаимных отношений между Белградом и Приштиной», которое давно готовится.

Уточню сразу: речь идет о ловкой попытке Александра Вучича обмануть сербское общественное мнение — таким образом он хотел бы преуменьшить свою ответственность за сдачу Косово и Метохии. На самом деле речь идет о переговорах о статусе между Сербией и «независимым Косово» на высшем уровне.

Новый «нон-пейпер» содержит катастрофические, но ожидаемые последствия для Сербии — признание независимого Косово и его беспрепятственный прием в ООН. С дрогой стороны, от «Косово» ожидается, что оно не будет вводить торговые барьеры для Сербии. В обмен на это обещание Сербия отдаст буквально все. Конечно, Сообщество сербских муниципалитетов, так же, как и будущий «губернатор автономной области Северное Косово» будут действовать в рамках косовской конституционно-законодательной системы.

Сербская православная церковь в Косово и Метохии в соответствии с изложенным в этом документе получит статус, который именуется как «беспрепятственное существование и осуществление деятельности», и станет «самоуправляемой частью политического и конституционного строя Косово» с особым статусом. Все это, «в соответствии с предложенными изменениями конституции», должно стать частью Сербской православной церкви, «центр которой должен находиться в Печской патриархии».

Особенной гадостью, которую предлагает данный документ, является учреждение «экономической зоны Митровица». Она должна войти в более широкую «транснациональную свободную зону» с «специальным статусом самоуправления». Кроме уже упомянутого севера Косово, в эту зону должны войти еще «юго-восточная Сербия, регион Нови-Пазар».

Становится очевидным, что возникновение «нон-пейпер-документа» — это скоординированная акция, которая должна привести к переделу границ на Балканах и созданию предпосылок для возникновения «очень великой Албании», в состав которой без особого шума войдет и юго-восток Сербии — регион Нови-Пазара, населенного преимущественно мусульманами.

Также становится очевидным, что НАТО, расширяя свое военное присутствие и влияние через Косово на Рашскую область в юго-восточной Сербии, создает на Балканах своего самого сильного игрока — «очень Великую Албанию», а главным подрядчиком в этой грязной сделке является президент Сербии Александр Вучич.

Вывод логичен — Александр Вучич через так называемый диалог о нормализации отношений на самом деле проводит дальнейшее расчленение Сербии и реализует стратегию Североатлантического альянса, который стремится к уничтожению «маленькой России и русских», как в своих документальных лентах НАТО обозначает Сербию и сербский народ. Оттуда следует, что он продолжает вести «гибридную войну» против Российской Федерации, о чем я недавно более подробно писал.

Младжан Джорджевич

Сербия. НАТО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 28 апреля 2021 > № 3713007


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 27 апреля 2021 > № 3704019

Президент Сербии повёл себя как трус

Аннотация

Отказ президента Сербии Александра Вучича прямо заявить о том, что усташский концлагерь Ясеновац во время Второй мировой войны был местом геноцида сербов — поистине скандальный поступок, который нельзя оправдать желанием выстраивать добрососедские отношения с Хорватией.

Президент Сербии Александр Вучич недавно в интервью телеканалу Fejs (Босния и Герцеговина) отказался дать прямой ответ на вопрос, являлось ли произошедшее в усташском концлагере Ясеновац во время Второй мировой войны геноцидом сербов или нет. По словам сербского лидера, он не может прямо об этом заявить, так как это автоматически испортило бы отношения с Хорватией «на следующие сто лет».

Имеет ли президент Сербии право во имя добрососедских отношений умалчивать о сотнях тысяч сербов, которые, по данным югославских архивов, были зверски убиты в концлагере Ясеновац на территории «Независимого хорватского государства» с 1941 по 1945 год? На этот вопрос ИА REGNUM отвечают сербские эксперты.

По мнению сербского политика, лидера движения «Освобождение» Младжана Джорджевича, нежелание президента Вучича прямо ответить на вопрос о геноциде сербов в Ясеноваце показывает всю двойственность политики сербского лидера, которая наносит лишь вред сербским национальным интересам.

«Это один из скандальных шагов Александра Вучича, который то выставляет себя защитником всех сербов, то реагирует как трус и подыгрывает тем политическим силам, которые всегда в истории были против сербского народа».

Младжан Джорджевич

Политик добавил, что Вучич не смог или не захотел сказать, что во время существования Независимого хорватского государства со стороны усташей и нацистов был совершен геноцид сербов, так же как геноцид евреев и цыган, потому что «захотел позиционировать себя как нового Тито».

«Вся риторика Вучича пропитана тем, что он самый сильный политический игрок в регионе, или новый Тито. Если помнить, что Тито проводил антисербскую политику, которая разъединила сербский народ, тогда можно сказать, что действующий президент Сербии действительно является приемником этой политики. Он уничтожает сербский народ и экономически, и политически, и морально — начиная с предательства Косово и Метохии и до готовности сдать Республику Сербскую. Ради достижения своих политических целей он готов закрывать глаза на факты и не говорить правду о геноциде сербов в Хорватии во время Второй мировой войны», — рассказал Джорджевич.

Сербский политик напомнил, что на днях президент Хорватии Зоран Миланович в очередной раз попытался приуменьшить значение геноцида сербов в Ясеноваце, заявив, что в этом концлагере, несомненно, совершался геноцид евреев, но в нем убивали только тех сербов, которые оказывали вооруженное сопротивление режиму.

«В последнее время Миланович делает антисербские заявления, начиная с нападок на представителя сербского народа в Хорватии, профессора Милорада Пуповаца, и вплоть до преуменьшения количества сербских жертв и самого факта геноцида сербов со стороны усташского режима во Второй мировой войне. Меня это не удивляет, это уже долгое время является политикой хорватского государства. Неважно, что Миланович представляет левых — в Хорватии и правые, и левые думают, что лучше бы в стране вообще не было сербов», — полагает политик.

При этом Джорджевич отметил, что заявление Милановича и нежелание Вучича заявить о том, что в Ясеноваце был совершен геноцид сербов «идут из одного политического источника».

«Разница только в том, что Миланович фальсифицирует историю для того, чтобы защитить интересы хорватов. Тем временем Вучич наносит несомненный вред сербским национальным интересам, потому что не хочет конфронтации со своими руководителями из Германии», — сказал Джорджевич.

Политик также добавил, что все эти разговоры про Ясеновац и геноцид приходят после того, как в региональные СМИ просочилась новость о существовании некого «нон-пейпер-документа», который составил словенский политик Янез Янша и в котором обсуждается последняя фаза развала Югославии и формирование «Великой Сербии», «Великой Албании» и «Великой Хорватии».

«Это все игра, которая должна прикрыть катастрофическую политику Белграда по отношению к Косово и Метохии. Это все развлечения для народа, чтобы отвлечь его от главных проблем, пока политические элиты грабят население балканских стран. Ради достижения своих целей эти элиты не против манипулировать очень чувствительными историческими темами», — подытожил Младжан Джорджевич.

По словам сербского политолога, сотрудника Института европейских исследований (Белград) Стевана Гайича, Александр Вучич полностью разорил все институты сербского общества и теперь «ежедневно продуцирует множество скандальных заявлений».

«Наше общество, которое находится в глубокой спячке, уже ничему не удивляется и не замечает, сколько скандальных заявлении в состоянии придумать президент Сербии», — заявил эксперт.

Тем не менее, по мнению Гайича, нежелание Вучича сказать о том, что в Ясеноваце во время Второй мировой войны происходил геноцид сербов, нельзя охарактеризовать иначе, как действительно скандальное поведение.

«Ужасно то, что журналист задал этот вопрос, но еще более страшно то, как президент на него ответил. По поводу Ясеноваца просто нельзя допускать дискуссии. Если бы сербы даже захотели за счет своих убитых предков сделать великодушный жест в сторону Хорватии, гораздо более серьезное государство, такое, как Израиль, не позволит им это сделать. Израиль отметил геноцид сербов в лагере Ясеновац в своем мемориальном центре Яд Вашем», — рассказал Гайич.

При этом политолог заявил, что он лично не видит смысла в подобном жесте Александра Вучича.

«Я не знаю, что он этим хотел сказать. Может быть, он хотел намекнуть на то, что сегодняшнее хорватское государство основывается на геноциде, и поэтому он не сможет об этом сказать прямо, так как боится их обидеть. В истории хорватского государства действительно присутствуют этнические чистки, в первую очередь те, которые произошли во время Второй мировой войны. Но я не понимаю, зачем президент Сербии должен помогать Хорватии притворяться, как будто ничего подобного не было, преуменьшая количество убитых усташами сербов», — задался вопросом Гайич.

По словам эксперта, весьма прискорбно то, что президент Сербии никак не ответит перед своими гражданами за подобное поведение.

«В нашем обществе царит полный развал, и власти страны ни перед кем не отвечают за свои действия. В море ежедневных скандалов это только одна капля, и это то, что больше всего пугает».

Стеван Гайич

Татьяна Стоянович

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 27 апреля 2021 > № 3704019


Сербия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 22 апреля 2021 > № 3704070

Начав «борьбу с мафией», власти Сербии вышли на самих себя

Аннотация

Борьба с организованной преступностью на Балканах в действительности подразумевает репрессии против одних преступных группировок и возвышение других. И первые, и вторые, как правило, имеют тесные связи с властями и силовыми структурами.

Когда тема борьбы против криминала и коррупции в Сербии уже стала исчезать с первых страниц местных газет, на телеканале Nova S в популярной передаче «Впечатления недели» 18 апреля бывший сотрудник МВД Милан Думанович озвучил новые данные о связях высших государственных чиновников с организованной преступностью. Так, по словам Думановича, главный фигурант дела, связанного с прослушиванием телефонных разговоров президента Сербии Александра Вучича, бывшая сотрудница МВД Дияна Хркалович заняла высокую должность в этом ведомстве благодаря ходатайству самого президента, а не бывшего министра внутренних дел и действующего министра обороны Небойши Стефановича. Думанович также обвинил руководство правящей Сербской прогрессивной партии в том, что оно вместе с Агентством безопасности и информации «делило деньги от торговли наркотиков». После передачи Агентство безопасности и информации подало иск против Думановича из-за «распространения паники среди населения страны».

Чем закончится война против сербской мафии и при чем тут прослушивание телефонных разговоров самого президента Сербии, ИА REGNUM рассказали сербские эксперты.

По словам ассистента кафедры сравнительной политологии ФГСН РУДН Александра Джокича, все балканские режимы периодически вступают в два вида войн — войну против мафии и войну против олигархов. Но по неписаному правилу эти крестовые походы в лучшем случае заканчиваются арестами лидеров одного клана мафии или одинокого олигарха, продолжил эксперт.

«Система остается прежней, потому что она является частью общей криминальной структуры на европейском континенте, то есть балканская мафия неразрывно связана с такими же организациями на западе Европы. Так как торговля наркотиками, краденными машинами и людьми (каналы нелегальной миграции и проституции) приносит огромную прибыль, логично, что политики, чиновники, а также сотрудники органов безопасности из разных стран участвуют в этом бизнесе», — рассказал Джокич.

Политолог напомнил, что многие, в том числе западные СМИ и НГО, утверждают, что режим Мило Джукановича в Черногории держится именно благодаря связям с миром организованной преступности.

«Если наркотики привозят в порты Черногории из Латинской Америки, а иногда через Валенсию в Испании и островное государство Мальта, тогда они должны быть куда-то вывезены — наркотики не остаются в Черногории. Они не вывозятся через Хорватию, потому что в этом случае они бы были напрямую экспортированы в хорватские порты. Остаются пути через Боснию и Герцеговину и Сербию (включая территорию Косово). Мы говорим об установившихся еще с 90-х годов путях наркотрафика», — предположил эксперт.

Он добавил, что ни один режим в Белграде или Подгорице не закрыл эти пути, и это достаточно говорит о том, кто их поддерживает и кому это выгодно.

«В этом смысле война против мафии на Балканах всегда заканчивается поражением одной группировки и продвижением других. Это только маркетинг».

Александр Джокич.

Что конкретно касается скандала со слежкой за президентом Сербии, эксперт допустил, что он может быть связан с войной против определенного мафиозного клана, а также с разборками внутри самой правящей структуры.

«Чаще всего называют конфликт между президентом Вучичем и бывшим министром внутренних дел Сербии Небойшей Стефановичем, чей покойный отец был замешан в скандале вокруг незаконной торговли оружием, которое использовала украинская армия в Донбассе и саудовская коалиция в Йемене. Если сам Стефанович был каким-то образом втянут в дела организованной преступности, и именно через клан Велько Беливука, а также в другие аферы, которые сделали его слишком влиятельным в рамках правящей Сербской прогрессивной партии, кажется закономерным связать эти два процесса — войну против мафии и слежку за президентом, о которой министр внутренних дел не мог не знать», — допустил политолог.

Джокич также напомнил о том, что сербское общество только сейчас, спустя три года, узнало о гибели при подозрительных обстоятельствах Владимира Цвияна, близкого сотрудника как предыдущего президента Бориса Тадича, так и теперешней администрации Александра Вучича.

«Ни одно СМИ в Сербии, включая те, которыми владеют американские компании, часто подвергающие критике президента Сербии, не опубликовали ни одного материала о гибели достаточно известного сербского политика. О Цвияне также ходили слухи, что он представляет круги власти в мире организованной преступности. В итоге все эти нарративы — мафия, слежка, разборки внутри Сербской прогрессивной партии и попытки скрыть гибель Цвияна — снова слились в новом потоке обвинений оппозиции со стороны власти в том, что они олигархи с тайными банковскими счетами на Маврикии», — подытожил Александр Джокич.

Директор Центра стратегических исследовании (Белград) Драгана Трифкович считает, что борьба против криминала и коррупции как в Сербии, так и на Балканах в целом связана с некоторыми международными политическими кругами.

«Борьба, которая в данный момент ведется на Балканах, является продолжением волны арестов крупных наркоторговцев и изъятия большого количества наркотиков, которые на Балканы поступали из Южной Америки. В этой международной цепи наркоторговли участвовали и лица с Балкан», — пояснила она.

По словам эксперта, главные конфликтующие преступные группировки в Сербии и Черногории — это так называемые Шкалярский и Кавачский кланы. Это влиятельные, враждующие между собой звенья цепи наркоторговли, отметила она.

«Про эти два клана говорят, что они были связаны с властями — для организованной преступности это характерное явление. Организованная преступность, чтобы выжить, должна опираться на определенные структуры, близкие к власти. В Сербии и Черногории эта проблема существует уже ряд лет. В отношении президента Черногории Мило Джукановича, например, ранее велось международное расследование на предмет его связей с организованной преступностью, но оно закончилось своего рода секретной политической сделкой с влиятельными государствами Запада», — рассказала Трифкович.

Конфликт между шкалярской и кавачской группами отразился на всём балканском регионе — оба этих клана, например, вели свои разборки в основном на территории Сербии, продолжила эксперт.

«Существуют предположения, согласно которым эти группы поддерживали прямые связи со структурами безопасности страны, которые им обеспечивали логистическую поддержку и своего рода защиту. Когда клубок преступлений стал разматываться, произошел конфликт между разными течениями в правящей Сербской прогрессивной партии, вернее, между президентом Вучичем и бывшим министром внутренних дел и действующим главой минобороны Небойшей Стефановичем», — сказала Трифкович.

Эксперт отметила, что, по некоторым данным, Дияна Хркалович поддерживала связи с преступными группировками, включая Кавачский клан, а также с ассоциациями футбольных болельщиков в Сербии.

«Президента Вучича и министра Стефановича связывает скандал вокруг нелегальной торговли оружием. Эта торговля совершалась через компанию, которую формально возглавлял отец министра Стефановича. После того как эта афера просочилась в прессу, Александр Вучич дистанцировался от Стефановича, который до этого был одним из самых близких его соратников. Внутренний конфликт в Сербской прогрессивной партии дополнительно обострился после того, как Стефанович встретился в США с руководителями американских спецслужб», — пояснила Трифкович.

Она также напомнила, что одним из главных преступников, арестованных в ходе спецоперации полиции, является Велько Беливук — человек из окружения президента Сербии, которому ранее была доверена задача «усмирить» группу болельщиков футбольной команды «Партизан», скандирующих с трибун лозунги против Александра Вучича.

«Поэтому разговоры о какой-то попытке госпереворота звучат немного наивно. Получается, что структуры, близкие к президенту Сербии, которые были задействованы для того, чтобы утихомирить противников режима, одновременно готовили переворот против этого же режима».

Драгана Трифкович

Что касается прослушивания президента, некоторые бывшие сотрудники служб безопасности заявляют о том, что были записаны те разговоры президента, которые он вел с лицами, чьи номера телефона находились на мониторинге у полиции, продолжила Трифкович.

«Поэтому я сомневаюсь, что Небойша Стефанович и Дияна Хркалович будут привлечены к ответственности. В их руках несомненно много вещественных доказательств, и это главная проблема для властей, так как они раскрывают связь организованной преступности и режима. Я считаю, что сербские органы могут довести расследование до конца только под внешним давлением, что в настоящее время и происходит — вспомним, что ЕС потребовал раскрыть многие аферы в Сербии, включая «Йованицу» (Йованица — плантация в Сербии, на которой выращивались большие объёмы марихуаны — ИА REGNUM). В противном случае они останутся нерасследованными, так как власти не заинтересованы в том, чтобы раскрыть свою роль в них», — полагает эксперт.

При этом Трифкович считает, что положение самого президента Вучича весьма уязвимо.

«Борьба против криминала и коррупции все время ведет к связям преступного мира и государственных структур. Большая проблема в том, что это напрямую касается и военной сферы, и сферы безопасности, так как некоторые из фигурантов этих афер как раз приходят из силовых ведомств», — подытожила Драгана Трифкович.

Татьяна Стоянович

Сербия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 22 апреля 2021 > № 3704070


Сербия. Россия > Армия, полиция > regnum.ru, 18 апреля 2021 > № 3697389

Президент Сербии ведет гибридную войну против России

Аннотация

Сербско-российские отношения разрушает отнюдь не оппозиция, а именно официальный Белград.

На днях в Белграде, пользуясь присутствием посла Российской Федерации в Сербии Александра Боцан-Харченко, советник президента Сербии Александра Вучича Драгутин Матанович заявил, что есть «своего рода шум в СМИ об отношениях между Белградом и Москвой, так как Драган Джилас (один из лидеров сербской оппозиции. — М.Д.) и Младжан Джорджевич сотрудничают с некими российскими СМИ, в которых они выступают с мнениями против президента Вучича». Реагируя на его слова, Боцан-Харченко ответил, что это мелочь, если учесть размеры медийного пространства в России и что «такие тексты не имеют ничего общего с официальным отношением Москвы к Сербии».

С одним тезисом Матановича я могу согласиться — против России ведется гибридная война, это однозначно. Однако ведет ее не сербская оппозиция, а именно (и к сожалению) президент Сербии Александр Вучич.

Первые открытые признаки антироссийской кампании появились в сербских проправительственных СМИ в конце ноября 2019 года в ходе так называемого дела «шпиона из российского посольства», когда была распространена видеозапись, на которой предполагаемый сотрудник российской дипмиссии и ГРУ Георгий Клебан якобы покупает конфиденциальную информацию у «одного сербского офицера».

Дважды атакам тех же СМИ подвергался и известный российский журналист и депутат Госдумы, ныне глава Россотрудничества Евгений Примаков. Сначала за то, что он якобы предложил президенту Сербии сформировать правительство с лидерами оппозиции (среди имен которых было упомянуто и мое), а позже, перед назначением на пост главы Россотрудничества, в сообщениях сербских изданий говорилось о том, что «Россия открыто выступает против независимой политики Александра Вучича», так как «друга сербской оппозиции» назначают на должность директора организации, которая якобы «финансирует демонстрации в странах по всему миру, где интересы России находятся под угрозой».

Не упоминая уже такие мелочи, как то, что российскую гуманитарную помощь по борьбе с коронавирусом, в отличие, например, от китайской, встречал не Вучич, а «нетрадиционный» премьер-министр Ана Брнабич, или что в прайм-тайме государственного телеканала РТС несколько раз показывался антипутинский фильм Виталия Манского «Свидетели Путина», стоит напомнить читателям, что самая мощная волна нападок на Россию началась летом 2020 года, и снова со стороны высших представителей сербской власти и их СМИ. Тогда после насильственных протестов против повторного введения комендантского часа почти не было интернет-порталов, телеканалов и газет, которые не сообщали бы о предполагаемом участии России в их организации.

«Сербский телеграф» пошел дальше всех, включив в состав «российского глубинного государства, которое хочет свергнуть Вучича за спиной у Путина», Светлану Медведеву, супругу бывшего премьер-министра и президента России Дмитрия Медведева, директора фонда «Двуглавый орел» и экс-директора Российского института стратегических исследований Леонида Решетникова, упомянутого выше Евгения Примакова и даже Фонд поддержки публичной дипломатии имени А. М. Горчакова.

Наконец, разве не Вучич по просьбе своих западных натовских наставников без какого-либо предупреждения отменил участие сербских вооруженных сил в совместных сербско-белорусско-российских учениях «Славянское братство» всего за день до их начала?

Честно говоря, не помню, что на российских пропагандистских сайтах, работу которых оплачивает нынешний сербский режим, можно было увидеть материалы, осуждающие все эти действия сербских властей, которые следует назвать именно так — гибридной войной против России. Статьи, которые на сайте ИА REGNUM уже больше двух лет публикуем мы с Драганой Трифкович, Стеваном Гайичем, Деяном Мировичем, Зораном Чворовичем и другими сербскими интеллектуалами, вопреки воплям российских лоббистов Вучича, никак не могут навредить сербско-российским отношениям. Скорее, наоборот — именно мы бережем дружбу между нашими странами от Вучича и его политики, ставящей своей целью сделать Россию соучастницей предательства Косово и Метохии.

Принимая во внимание эти факты, становится ясно, почему советник президента Сербии Матанович обеспокоен тем, что ИА REGNUM говорит правду о реальных намерениях сербских властей в отношении Косово и Метохии, а также о неудобствах, создаваемых жесткой позицией России, настаивающей на том, что решение по поводу статуса южного сербского края может приниматься только в рамках Резолюции 1244 Совета Безопасности ООН. Распространение необоснованного оптимизма вучичевской пропагандой внутри РФ — лишь анестезирующее средство для сербского и российского общественного мнения, за которым скрывается намерение представить предательство Косово и Метохии как героический поступок Александра Вучича, который он совершил при полной поддержке Владимира Путина и Российской Федерации.

Несмотря на эту скрытую повестку и влияние, которое западные лидеры оказывают на Вучича, мы продолжим способствовать развитию братских российско-сербских отношений на основе искреннего сотрудничества и доверия и будем надеяться, что их не постигнет судьба отношений России с Черногорией и Македонией. Сербские спонсоры российского лобби Вучича пусть продолжают свое дело — история нас рассудит.

Младжан Джорджевич

Сербия. Россия > Армия, полиция > regnum.ru, 18 апреля 2021 > № 3697389


Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 апреля 2021 > № 3699516 Никола Селакович

Никола Селакович: Сербия заинтересована в росте поставок газа из России

Глава МИД Сербии Никола Селакович проведет 16 апреля в Москве переговоры со своим российским коллегой Сергеем Лавровым. В преддверии этой встречи сербский министр рассказал в интервью корреспонденту РИА Новости Ксении Шакаловой о повестке дня переговоров, о том, можно ли в ближайшее время ожидать встречи Владимира Путина и президента Сербии Александра Вучича, о сотрудничестве двух стран в сфере энергетики и значении для Белграда газопровода "Турецкий поток", а также о перспективах поставок российской вакцины от коронавируса и ее производства на сербской территории.

– Планируется ли в ближайшее время встреча президентов Сербии и России Александра Вучича и Владимира Путина?

– Одна из целей моего визита в Россию, который я совершаю по приглашению моего дорогого коллеги и друга Сергея Лаврова, заключается в том, чтобы нарастить сотрудничество между министерствами, а также обсудить подготовку к следующему визиту президента России в Сербию. Президент Путин – друг Сербии, сербского народа и наш дорогой гость, которому мы всегда рады в нашей стране.

У нас есть много возможностей и замечательных причин, к которым можно приурочить визит в течение этого года. Один из самых значительных поводов – церемония открытия храма Святого Саввы. Это один из крупнейших православных храмов во всем мире, который был украшен благодаря помощи президента России и российской компании Газпромнефть.

Однако пока нет точных дат визита. Мы обсудим это на переговорах с министром Сергеем Лавровым.

– В каких новых сферах вы видите потенциал для развития сотрудничества между Сербией и Россией? Обсуждаются ли сейчас какие-то конкретные соглашения?

– Потенциал двустороннего сотрудничества далеко не исчерпан, и всегда есть возможность для его углубления. Говорим ли мы о сфере энергетики, экономики, инфраструктурных проектах, культурном и научном сотрудничестве. В каждой из этих сфер наши страны уже сотрудничают, но есть возможность улучшить взаимодействие, и мы будем обсуждать это во время моего официального визита в Россию. Так же, как и любые визиты российского лидера в Сербию или сербского президента в Россию, это всегда хорошая возможность поднять вопросы о новых соглашениях между двумя странами. У нас всегда на столе переговоров около дюжины соглашений, которые придают новое качество нашим отношениям.

У нас есть множество возможностей углубить сотрудничество в сфере энергетики. И это касается не только новых газопроводов. Речь также идет о будущем строительстве по новым проектам и реконструкции гидроэлектростанций.

Также есть возможности для наращивания сотрудничества в сфере культуры, в сельскохозяйственной отрасли – взаимодействие между профильными министерствами очень важно для Сербии.

У нас уже есть заключенные соглашения, и мы надеемся, что они будут ратифицированы как можно скорее и претворены в жизнь. Одно из них касается открытия нового культурного центра Сербии в Москве, и я надеюсь, что пока я работаю министром, мы сможем реализовать этот проект.

У нас хорошее сотрудничество в военной сфере, между министерствами обороны и армиями двух стран, и нет никаких причин, чтобы это взаимодействие не было бы продолжено.

– Когда Сербия планирует наладить полное производство вакцины "Спутник V"? Рассматривает ли Белград возможность новых закупок "Спутника V", прежде чем приступить к массовому его производству внутри страны?

–Наше двустороннее сотрудничество можно охарактеризовать не просто как хорошее партнерство, но и как дружественные и даже братские отношения. А если мы говорим о политическом взаимодействии, то, конечно, в первую очередь это поддержка, которую оказывает Москва Сербии в защите ее жизненных интересов по вопросу Косово и Метохии.

Сейчас Европа и мир в целом столкнулись с одним из худших вызовов за десятилетия после Второй мировой войны – это пандемия COVID-19. И в этот сложный период мы неизменно чувствуем братскую поддержку со стороны Российской Федерации. В первую очередь это касается поддержки нашей национальной системы здравоохранения, которую оказали российские военные медики в начале пандемии. А сейчас, всего лишь через год, мы можем быть свидетелями начала новой эры сотрудничества наших стран – буквально день назад мы начали производство российской вакцины "Спутник V" в белградском специализированном институте "Торлак". И эта партия "Спутника V" стала первой, произведенной в Юго-Восточной Европе.

До этого нам были поставлены несколько партий "Спутника V", которые использовались не только гражданами Сербии. Мы поделились вакциной с нашими соседями: Черногорией, Республикой Сербской и Северной Македонией. Так поступают далеко не все страны нашего региона, но Сербия проводит разнонаправленную многовекторную политику: мы заинтересованы в том, чтобы стать полноценным членом Европейского Союза, но при этом намерены сохранить военный нейтралитет и не хотим становиться частью НАТО. Мы – единственная страна в регионе, которая не присоединилась к санкциям против России, и я хотел бы в этой связи процитировать нашего президента: такой подход останется неизменным на протяжении всего его правления, пока он остается главой Сербии. И мы гордимся этим фактом. Для нас отношения с Москвой остаются приоритетом, мы намерены их развивать. Но при этом намерены развивать отношения со всеми другими странами региона.

Сербия продолжит закупку новых партий вакцины из России. Мы ожидаем, что они скоро поступят. Я думаю, что речь идет о примерно трех миллионах доз вакцины "Спутник V". На данный момент мы достигли хорошего прогресса, если говорить о стране с населением в семь миллионов человек. Согласно данным, которые я получил перед моим приездом в Москву, у нас вакцинировано первой дозой уже три миллиона человек, а вторую дозу прививки получили 1,2 миллиона человек. И я могу с уверенностью предположить, что по этому показателю мы являемся лидерами, причем не только в нашем регионе. Вы, наверное, знаете, что многие страны хотели бы получить вакцину, и Сербия – лишь одна из них. И это одна из причин, почему так важно наладить процесс производства: мы тем самым удовлетворим потребности внутри страны. Но, как я уже упомянул, мы продолжим параллельно с этим также закупать вакцины у Российской Федерации.

– У Москвы и Белграда есть соглашение о поставках российского газа до 2021 года. Будет ли Сербия продлевать его или заключит новое в этом году? Намерена ли Сербия увеличить объем закупаемого газа в рамках нового контракта после истечения действующего?

– Сербия заинтересована в увеличении объема поставок газа, так как наши потребности поднимаются с каждым годом. Экономика страны растет в течение последних нескольких лет. Сейчас уровень безработицы составляет 7,3%, а доля прямых иностранных инвестиций увеличилась до 62% от их общего объема по региону. Даже в эпоху пандемии мы очень заинтересованы в приходе иностранных инвесторов в Сербию, а значит, нуждаемся в увеличении поставок газа. И я совершенно уверен, что мы будем обсуждать этот вопрос с нашими российскими партнерами. То, что мы реализовали такой стратегически важный проект как "Турецкий поток", дает надежду на то, что газ будет поставляться на регулярной основе. Это гарантирует Сербии более высокий уровень энергобезопасности, чем ранее.

Мы все должны менять источники энергии, адаптировать наше энергопотребление к зеленой повестке. Это значит, что мы должны сокращать использование углеродной энергии и наращивать использование природного газа. Для нас крайне важна реализация этого проекта, и мы намерены наращивать прямое сотрудничество с нашими российскими партерами, если мы говорим об источниках энергии. Я уверен, что это (продление или подписание нового контакта на поставку газа – ред.) будет одной из тем для обсуждения для межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Но это будут обсуждать и компании, я имею в виду "Сербиягаз" и "Газпромнефть". И я надеюсь, что они достигнут соглашения как можно скорее. И конечно, у нас будет больше обязательств по продолжению создания газотранспортной инфраструктуры.

– В конце прошлого года Сербия начала получать российский газ через "Турецкий поток". Обсуждаются ли какие-либо новые совместные проекты Сербии и России в энергетическом секторе? Ведутся ли уже какие-то переговоры?

–Я знаю, что межправительственный комитет обсуждал некоторые новые проекты, касающиеся не только газа. "Газпромнефть" приватизировала сербскую компанию, и они вложили в нее довольно большую сумму денег, более 300 миллионов долларов. Они много вложили в модернизацию нашей нефтяной промышленности.

Но я знаю, что есть много тем по модернизации некоторых гидроэлектростанций, которые были построены в эпоху бывшей Югославии и СССР. У наших стран всегда есть проекты, особенно в энергетическом секторе.

– А как обстоит дело с сотрудничеством в военно-технической сфере?

–Один из вопросов, который будет обсуждаться с министром Лавровым, это создание нового формата встреч между министрами иностранных дел и министрами обороны двух стран – "2+2". Это будет нечто новое в наших отношениях.

– Парламент самопровозглашенной республики Косово 4 апреля избрал президентом Вьосу Османи. Ожидаете ли вы после этого возобновления переговоров с Приштиной под эгидой Евросоюза и какого-либо прогресса по косовскому вопросу при новом президенте Косово?

–Во-первых, ранее с нашей стороны мы показали, что мы всегда готовы к продолжению диалога и считаем, что это единственный путь к решению этого вопроса. С другой стороны, я могу сказать вам, что мы столкнулись и обязательно столкнемся в будущем с дополнительным давлением на Сербию.

Избраны новое правительство и новый президент так называемого Косово. Но в своих первых заявлениях они не говорили, что диалог по нормализации отношений между Белградом и Приштиной –это их приоритет. Они гораздо больше говорили об объединении так называемого Косово и Албании и уделяли больше внимания другим вопросам, а не тем, которые уже лежат на столе и касаются нормализации диалога с Белградом.

Мы готовы к диалогу, но это не означает, что диалог подразумевает под собой то, что мы слышали из многих источников в последние недели и месяцы. Процитирую: "Сербия должна осознать реальность и признать Косово отдельным государством и то, что Сербия получит от этого, – это признание Приштины". Это звучит нелепо.

Мы полностью уверены в том, что только компромисс может быть хорошим и рациональным решением. Но компромисс не означает, что одна сторона потеряет все, а другая все получит.

Девятнадцатого апреля исполняется 8 лет Брюссельскому соглашению. В нем определены четыре обязательства. Три из них – обязательства Белграда и лишь одно относится к Приштине. Белград выполнил все три своих, при этом Приштина не выполнила свое единственное, касающееся создания Сообщества сербских муниципалитетов. Мы видим, что они даже не задумываются о том, чтобы реализовать соглашение, заключенное в Брюсселе.

Евросоюз назначил Мирослава Лайчака специальным представителем, ответственным за диалог (Белграда и Приштины – ред.). Одна из его обязанностей заключается в том, чтобы не только вести этот диалог, но и заботиться о выполнении предыдущих соглашений. И мы хотим увидеть давление на Приштину, чтобы она выполнила соглашение и создала Сообщество сербских муниципалитетов.

Мы посмотрим, что будет происходить дальше. Но если говорить о реалистичном подходе и о том, что мы видим и слышим, то понятно, что Приштина без сильного давления на нее не собирается выполнять соглашение.

Но вместо этого мы столкнулись с дополнительным давлением на Сербию. Это не логично. Это ненормально. Мы зарекомендовали себя как надежный партнер. И если мы согласились на что-то, мы выполняем это и ведем себя в соответствии с соглашением. С другой стороны, вы видите, что они (в Приштине – ред.) не разделяют подобный подход и не будут его разделять, если не будет дополнительного давления на них.

Важным аспектом наших политических отношений является та поддержка, которую Сербия получила от Российской Федерации по вопросу Косово и Метохии. Я бы хотел воспользоваться этой возможностью и поблагодарить президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина за поддержу в рамках международных форматов, в Организации Объединенных Наций и в других международных организациях и агентствах.

– В 2020 году Белград и Приштина подписали договор о нормализации экономических отношений при посредничестве бывшего президента США Дональда Трампа. Какие выгоды дает это соглашение Сербии? Как вы оцениваете роль США в вопросах урегулирования отношений между Белградом и Приштиной при администрации Байдена?

–Это было важное соглашение, однако сейчас за исключением открытия офиса Американского фонда развития в Белграде каких-либо других его результатов мы не видим.

С другой стороны, действительно есть определенные выгоды для Сербии. Наша внешняя политика в регионе в первую очередь основывается на положительной повестке – мы пытаемся развивать наши экономические отношения со всеми субъектами западной части Балкан. Именно это и стало одной из причин, почему наш президент выступил с инициативой "мини-Шенгена", которая фактически является проектом единого регионального рынка, основанного на четырех основополагающих свободах – свободе передвижения граждан, товаров, капитала и услуг. Мы уже заключили первые соглашения в этих рамках с нашими соседями из Албании и Северной Македонии.

Приштина в Вашингтоне взяла на себя обязательство участвовать в этой инициативе, однако три дня назад со стороны так называемого премьер-министра из Приштины и президента так называемого Косово было заявление, что они даже не думают об этом, не намерены соблюдать это обязательство. Конкретно в этот момент мы не видим с их стороны поведения, соответствующего этому соглашению.

Что касается администрации Байдена, мы ожидаем лишь дополнительного давления на Сербию, нацеленного на то, чтобы наша страна изменила свою позицию в отношении Косово и Метохии, а также изменила позицию по нашим связям с РФ и КНР.

– Ждете ли вы прогресса по вопросу о вступлении Сербии в Евросоюз в этом году? Выдвигает ли ЕС какие-то дополнительные требования для этого?

–Для нас важно реализовать социальные и правовые реформы. У нас большие успехи в осуществлении экономических реформ. Но процесс присоединения к Европейскому союзу – это процесс постоянного изменения целей. Когда вы достигаете какой-то цели, всегда есть новая, с которой вы столкнетесь, и ряд дополнительных требований. Когда мы говорим с нашими европейскими партнерами о процессе присоединения, они в последние несколько месяцев или лет всегда высказывают некоторые замечания, особенно в отношении проводимых реформ, тех реформ, которые они считают важными провести в области верховенства закона.

Я стараюсь всегда настаивать, чтобы были четкие цели. Так что, если есть что-то плохое или что-то, что нужно изменить, пожалуйста, скажите нам, что именно. Когда вы говорите о верховенстве закона или о свободе средств массовой информации без какого-либо четкого примера, что является проблемой, что нужно изменить? Это похоже на процесс, который не закончится никогда.

Так что мы пытаемся адаптировать наши правовые рамки и нашу правовую систему по европейскому образцу, предложенному Брюсселем. Добьемся мы успеха или нет – это не такой легкий вопрос.

Вы знаете, что мы являемся страной, которая не поддерживает санкции против Российской Федерации, и эта тема теперь гораздо чаще упоминается в переговорах с нашими западными партнерами.

Я не испытываю оптимизма в отношении того, что Брюссель одобрит все то, что предпринято и сделано. И это касается не только Сербии. Это касается всех на Западных Балканах. В данный момент Европейский союз сталкивается с большими внутренними проблемами и, к сожалению, в предыдущие месяцы мы были свидетелями отсутствия доброй воли по вопросу о вступлении государств Западных Балкан в ЕС.

Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 апреля 2021 > № 3699516 Никола Селакович


Сербия. Россия. Евросоюз > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 16 апреля 2021 > № 3716322

Сербия намерена увеличить поставки газа из России

Сербия заинтересована в увеличении объема поставок российского газа.

Об этом заявил министр иностранных дел Сербии Н. Селакович в интервью РИА Новости.

Тезисы Н. Селаковича:

Сербия заинтересована в увеличении объема поставок газа, т. к. наши потребности растут с каждым годом;

доля прямых иностранных инвестиций в Сербии увеличилась до 62% от их общего объема по региону. Даже в эпоху пандемии мы очень заинтересованы в приходе иностранных инвесторов в Сербию, а значит, нуждаемся в увеличении поставок газа;

уверен, что мы будем обсуждать этот вопрос с российскими партнерами;

реализация проекта магистрального газопровода (МГП) Турецкий поток гарантирует Сербии более высокий уровень энергобезопасности, чем ранее;

Сербия надеется на продление существующего или заключение нового контракта на поставку российского газа;

контакт на поставку газа будет 1й из тем для обсуждения для межправкомиссии по торгово-экономическому сотрудничеству,

этот вопрос также будут обсуждать Сербиягаз и Газпром. Надеюсь, что они достигнут соглашения как можно скорее.

Поставки российского газа в Сербию

Контракт на поставку Газпром подписал 27 марта 2013 г.

Срок действия - конец 2021 г.

В 2016 г. поставки выросли на 4,3% - до 1,75 млрд м3 /год газа.

В середине ноября 2017 г. был достигнут уровень экспорта 2016 г. - 1,75 млрд м3/год газа.

С 2018 г. объемы поставок были увеличены с 1,5 млрд м3 до 2 млрд м3/год.

Турецкий поток - экспортный магистральный газопровод из России в Турцию через Черное море.

Стоимость проекта - 7 млрд долл. США.

Проектная пропускная мощность - 31,5 млрд м3/год газа (2 нитки мощностью 15,75 млрд м3/год газа каждая).

Коммерческие поставки газа по МГП Турецкий поток начались 1 января 2020 г.

Официальная церемония открытия состоялась 8 января 2020 г. в г. Стамбул в присутствии В. Путина и Р. Эрдогана

8 января 2021 г. А. Миллер сообщил, что Газпром увеличил загрузку МГП Турецкий поток с начала его эксплуатации в 2,2 раза, в т.ч. для европейских потребителей - в 2,5 раза.

С 1 января 2021 г. Газпром начал осуществлять по МГП Турецкий поток поставки газа в Сербию, а также в Боснию и Герцеговину.

Турецкий маршрут поставки газа из России:

морской участок МГП Турецкий поток,

далее по территории Турции,

затем транзит по газотранспортной системе (ГТС) Болгарии в Сербию,

распределение внутренним потребителям по ГТС Сербии;

транзит по ГТС Сербии в Боснию и Герцеговину.

По итогам 3,5 месяцев с начала 2021 г. Газпром увеличил поставки в Сербию на 82,7% при общем росте поставок в страны дальнего зарубежья на 28,4%.

Закупочная цена российского газа для Сербии - 155 долл. США/1000 м3.

Сербский участок МГП South Stream lite - газопровода-отвода от 2й нитки МГП Турецкий поток:

протяженность - около 403 км;

пропускная способность:

на входе - 13,9 млрд м3/год;

на выходе - около 10 млрд м3/сутки

маршрут: г. Заечар на границе с Болгарией - граница с Венгрией у г. Хоргош;

диаметр ТБД - 1220 мм, рабочее давление - 7,4 МПа;

компрессорная станция - 1 КС мощностью 24 МВт.

Сербия. Россия. Евросоюз > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 16 апреля 2021 > № 3716322


Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Медицина > ria.ru, 16 апреля 2021 > № 3699519 Александр Боцан-Харченко

Александр Боцан-Харченко: Белград ориентируется на нас, и это хорошо

Глава МИД Сербии Никола Селакович начнет свою поездку в Россию 15 апреля. Одна из тем визита – совместная борьба с коронавирусом. В преддверии этого посол РФ в Белграде Александр Боцан-Харченко рассказал РИА Новости о начале производства вакцины "Спутник V" в Сербии, открытии представительства Минобороны РФ в Белграде, новых проектах российских кампаний и давлении Запада на сербов.

– Господин посол, какая повестка переговоров в ходе визита в Москву главы МИД Сербии Николы Селаковича?

– С одной стороны, это набор тем и вопросов, традиционных для российско-сербских отношений. С другой стороны, самим развитием нашего стратегического партнерства, ситуации в Сербии и на Балканах эта повестка актуализируется. Каждая из тем приобретает новые оттенки.

Министрами иностранных дел будут широко обсуждаться двусторонние связи и их политическая составляющая, наше сотрудничество во внешнеполитической сфере с прицелом на дальнейшее улучшение взаимодействия в ООН и на других многосторонних площадках. Одна из ключевых тем переговоров – Косово, борьба за справедливое урегулирование косовской проблемы, недопущение проникновения Приштины в международные организации.

Говоря о ситуации на Балканах, выделил бы, помимо Косово, еще и Боснию и Герцеговину. Обстановка там продолжает вызывать озабоченность. В первую очередь, речь о проталкивании Западом нового высокого представителя, несмотря на совершенно ясную и диктуемую жизнью необходимость свертывания в БиГ международного протектората. Кроме того, это очередные попытки, которые не скрываются, затеять – именно это слово хочу использовать – конституционную реформу, что в 2009 году и ранее вызывало только обострение противоречий внутри БиГ и между составляющими ее территориальными образованиями – энтитетами. Россия, как гарант Мирного (Дейтонского) соглашения, не против перемен, но исходит из того, что, во-первых, Дейтон должен максимально соблюдаться и, во-вторых, что любые новые договоренности и решения должны опираться на внутрибоснийский консенсус между тремя конституционными народами БиГ и двумя энтитетами.

В плане двусторонних отношений с Сербией приоритетна тематика экономического сотрудничества. Отметим высокую важность приверженности Белграда военно-политическому нейтралитету.

Планируется также встреча господина Селаковича с Патриархом Московским и всея Руси Кириллом.

– Возможно ли облегчение мер в связи с взаимными поездками граждан России и Сербии, например, отмена обязательного тестирования на COVID-19?

– У нас нет впечатления, что нормы, необходимые в условиях продолжающейся эпидемии, как-то сдерживают гуманитарные или деловые контакты, обмен делегациями; регулярное авиасообщение с Сербией восстановлено.

– Насколько успешно Россия и Сербия сотрудничают в области противодействия пандемии?

– Год назад в Сербии находилась военно-медицинская миссия по линии Минобороны России, которая помогла на первом, самом тяжелом этапе эпидемии. Дальше взаимодействие последовательно развивалось. Эта тема была одной из ключевых в ходе контактов между президентами России и Сербии. Пошли поставки вакцины "Спутник V" – речь о двух миллионах доз – они будут поэтапно продолжаться. Востребованность нашей вакцины растет повсеместно, приоритетна массовая иммунизация в России, но договоренности будут выполняться, нужды Сербии не будут забыты или отставлены в сторону.

Обнадеживают планы по налаживанию здесь производства российского препарата. На основе "дорожной карты", которую подписали министр промышленности и торговли России Денис Мантуров и министр по инновациям и технологическому развитию Сербии Ненад Попович, на первом этапе – в мае – должны начаться розлив и расфасовка вакцины. Не хотел бы сейчас называть конкретные даты организации производства по полному циклу, но рассчитываем, что запуск линии состоится до конца года. В каком объеме – только ли для Сербии, или большем, для поставок в соседние страны – станет ясно позднее. Такая задача есть, и это один из приоритетов сербского руководства. 14 апреля на площадке белградского Института вирусологии, вакцин и сывороток "Торлак" расфасованы первые пробные дозы российского препарата.

– Россия осуществляет гуманитарные поставки вакцин в Сербию или их продает?

– Поставки не идут как гуманитарные, они оплачиваются. Здесь все делается, уверен, на приемлемых условиях.

– Товарооборот между двумя странами в 2020 году пережил существенный спад. По данным сербской статистики, импорт из России в Сербию в 2020 году сократился с 2,5 до 1,56 миллиарда долларов, экспорт из Сербии в РФ – с 977 до 911 миллионов долларов. За счет каких шагов можно компенсировать падение, и что Россия может предложить Сербии в несырьевом секторе?

– Действительно, фон для развития экономических связей был неблагоприятный. Это пандемия, вызванные ей ограничения, соответственно, снижение деловой активности. Естественно, востребованность товаров стала ниже. Это касается и Сербии, и России, и мирового рынка в целом. Среди других факторов, которые дали заметное снижение товарообмена, – падение цен на нефть и газ. Но не следует делать из этого большую проблему. Есть настрой на поиск путей увеличения несырьевого экспорта, наращивания товарооборота.

Если же смотреть в целом, мы все-таки не потеряли качество. Развиваются все ключевые проекты. Ни один из них не заморожен, более того, по всем направлениям соблюдены сроки. Это в нынешних условиях уникальная ситуация.

Прежде всего отмечу модернизацию газотранспортной инфраструктуры Сербии, в результате чего страна сейчас получает газ из "Турецкого потока". Газопровод запущен 1 января 2021 года согласно графику. Нашей совместной компанией "НИС" (NIS, ПАО "Газпром нефть" принадлежит 56,15%, Сербии – 29,87% – ред.) введен в эксплуатацию самый современный в регионе комплекс глубокой переработки нефти. Не было никаких проволочек при поставках российского оборудования по линии "Силовых машин" для реновации ГЭС "Джердап-1" на Дунае. Активно работал "Газпром энергохолдинг", который возводит первую в Сербии парогазовую ТЭС. Продолжалось строительство наиболее сложного с инженерной точки зрения участка скоростной железной дороги Белград–Нови-Сад силами российских железнодорожников.

Ряд новых инициатив рассматривался в ходе визита в Белград в феврале 2021 года замглавы Правительства России Юрия Борисова. Отмечу проект создания в Белграде современного пригородного железнодорожного сообщения по модели Московского центрального кольца. Переговоры пока на начальной стадии, но развиваются очень интенсивно. Ожидаем хорошего результата. Есть перспективные планы в инновационной сфере.

– В марте была опубликована статистика Всемирного банка, из которой следует, что на конец 2019 года Сербия занимала 9-е место в списке российских должников с 770 миллионами долларов. Можете ли подтвердить эти цифры, и какие перспективы урегулирования задолженности?

– Проблемы с задолженностью никогда не было, не являлось это и сдерживающим фактором. В первой половине марта этого года руководителями министерств финансов двух стран было подписано межправсоглашение об урегулировании задолженности Сербии перед Россией по обязательствам бывшей Союзной Республики Югославии. Оставшаяся сумма – порядка 46 миллионов долларов – будет в ближайшие годы выплачена в соответствии с согласованным сторонами графиком.

Что до обязательств Белграда в связи с российскими госкредитами на реализацию инфраструктурных проектов по линии ОАО "РЖД" – первого кредита на 800 миллионов долларов и второго на 172,5 миллиона евро – а также в связи с российским госкредитом для покрытия бюджетного дефицита Сербии на 500 миллионов долларов, который был одобрен в 2013 году, то нет никаких оснований сомневаться в том, что они будут выполнены.

– В конце 2021 года ожидается завершение проекта РЖД по строительству участка скоростной железной дороги Стара-Пазова–Нови-Сад. Российские компании также завершили свои проекты по строительству газопровода от границы Болгарии до границы с Венгрией. Можно ли сказать, что несмотря на выполнение договоренного ранее, не снижаются объемы российских проектов в Сербии?

– Президент Сербии Александр Вучич указывал, что высоко ценит работу РЖД, и что проекты компании – один из главных векторов экономических и инфраструктурных усилий нынешнего правительства и его как президента. Сотрудничество с сербской стороной очень хорошее. Уверены, что наша часть будет завершена в срок, и РЖД продолжит свою деятельность в Сербии.

Выполнены основные работы по модернизации сербской ГТС. Предстоит завершить строительство компрессорной станции, что позволит прокачивать газ дальше в Венгрию. Для Сербии это будет иметь особое значение, потому что она станет транзитной страной. Планируется дальнейшее развитие локальной газовой инфраструктуры. Намечено строительство отвода на Республику Сербскую в составе БиГ.

Объемы российских проектов в Сербии не только не сокращаются, но и нарастают. Упомяну переговоры, которые идут вокруг приватизации нефтехимического предприятия Petrohemija со стороны "НИС". Принципиально этот вопрос обсуждался в ходе встречи гендиректора компании "Газпром нефть" Александра Дюкова с президентом Вучичем, достигнуто стартовое понимание. Сейчас переговоры ведутся на уровне экспертов: российская и сербская стороны заинтересованы в этом проекте, но надо найти консенсус. Это коммерческие переговоры, никаких политических проблем нет.

– Министр по инновациям и технологическому развитию Сербии Ненад Попович в 2019 году заявил РИА Новости, что строительство центра по исследованиям мирного атома в стране может начаться в 2020 году, но потом началась пандемия. На каком этапе сейчас находится проект?

– Да, началась пандемия. Кроме того, в стране прошли парламентские выборы, и необходимая в Сербии процедура ратификации соглашения была перезапущена в связи с формированием осенью 2020 года новых составов сербского парламента и правительства. Надеемся, что вскоре все правовые аспекты будут урегулированы.

На площадке Центра ядерной науки, технологий и инноваций планируется использование атомных технологий в медицинских и других научных целях. Роль "Росатома" ведущая, но это совместный проект, важен вклад обеих сторон.

– По соглашению о военно-технической помощи между Москвой и Белградом российская сторона должна еще передать Сербии свыше десятка танков Т-72МС и машин БРДМ-2. Когда ожидается прибытие партии, и какие еще шаги планируются по линии ВТС?

– Техника прошла проверку качества в России, предстоит ее транспортировка в Сербию. Все происходит в плановом порядке: поскольку для военной техники предусмотрены специальные условия поставки, нельзя сделать это быстро.

– СМИ предполагали, что есть политический момент, связанный с соседней Болгарией, внешнее давление на Сербию, которое мешает ей в этом вопросе.

– Есть давление на Белград, это касается ВТС в целом. Не со стороны Болгарии, конечно, а Запада – США, ведущих стран Европы, всего ЕС – по вопросу сотрудничества Сербии с Россией по этой линии. Особенно со стороны Вашингтона. Это давление возникло не сегодня. Но и в этих условиях мы продолжаем взаимодействие, сербская сторона последовательно выступает за его развитие. Принципиальный момент – наши связи в сфере ВТС осуществляются строго в рамках международных норм, ни для кого не представляют угрозу.

– Ранее были озвучены планы по открытию представительства МО РФ в Сербии, которое бы оказывало поддержку этому сотрудничеству, они реализуются?

– Повторю: Сербия, несмотря на нарастающее давление, сохраняет приверженность всем договоренностям по сотрудничеству в военно-технической сфере с Россией. Среди них – открытие представительства Минобороны России в Белграде. Сейчас проходит окончательное согласование документов. Думаю, до конца года все будет решено. Речь идет о нескольких специалистах, которые будут координировать ВТС. Все планы по развитию этих связей, поставкам техники с нашей стороны сохраняются.

Сербия последовательно укрепляет свою обороноспособность. Это ее суверенное дело. Понимаем, что это необходимо с учетом ситуации в регионе. Белград при этом ориентируется на нас, и это хорошо.

– Как Россия в целом оценивает динамику переговорного процесса между Белградом и косовскими албанцами, и есть ли какой-то способ или механизмы для того, чтобы РФ приняла участие в этих переговорах?

– О динамике говорить не приходится. Ее просто нет, в переговорах застой. Запад ссылался на то, что это связано с выборами, формированием временных институтов власти в Приштине, но сейчас они сформированы, избран так называемый "президент" Косово, а диалог никак не начнется. Заявления, которые мы слышим из Приштины, не способствуют конструктивному развитию процесса.

Отсутствие нормальных переговоров вызвано тем, что нет нужного внешнеполитического давления на Приштину – в основном давление оказывается на Белград. И в Белграде ожидают нового витка давления под предлогом того, что надо выходить на "нормализацию" на косовоалбанских условиях – имеется в виду признание Косово. От Приштины при этом не требуют ничего, хотя там обязаны выполнить ранее достигнутые договоренности по созданию Сообщества сербских муниципалитетов Косово. Кроме того, урегулирование должно осуществляться на основе международного права, резолюции СБ ООН 1244. Весь опыт работы на косовском направлении показывает, что пока этого не будет, не будет и реальных переговоров. Будет топтание на месте, какие-то пустые раунды диалога "для галочки".

Участие России в первую очередь определяется ролью России как постоянного члена СБ ООН. Это самое важное, ведь косовская проблема – часть повестки СБ. Это гораздо важнее, крупнее и принципиальнее, чем текущие переговоры, потому что при любом развитии диалога возможно только такое решение, которое отвечает интересам Белграда и которое может быть поддержано Советом безопасности ООН. Кроме того, Косово – постоянная тема нашего двустороннего общения с Сербией, координируем усилия в ООН и других международных организациях. При всех нынешних сложностях отношений с Западом косовский вопрос фигурирует в контактах, например, с тем же ЕС. Если Белград будет выступать за какие-то новые элементы в российской роли, то его идеи могут быть рассмотрены, что отмечалось нами в том числе на высшем уровне.

Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Медицина > ria.ru, 16 апреля 2021 > № 3699519 Александр Боцан-Харченко


Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 апреля 2021 > № 3699520 Никола Селакович

Никола Селакович: на Сербию постоянно давят из-за отношений с Россией

Министр иностранных дел Сербии Никола Селакович посетит Россию с официальным визитом на этой неделе. В преддверии этого он рассказал в интервью ряду СМИ, в числе которых было РИА Новости, о вопросах, которые планирует затронуть в ходе поездки, совместной борьбе с пандемией, давлении на Белград со стороны Запада и темах визита в Москву.

– Господин министр, скажите, пожалуйста, какая повестка ожидается в ходе вашего визита в Москву?

– Каждая возможность встретиться с главой МИД РФ очень важна. В ходе официального визита министра Сергея Лаврова в Сербию в конце 2020 года меня несколько раз пригласили приехать с официальным визитом в Россию, настал момент для реализации этого визита.

В соответствии с ранее заявленным мы ожидаем визита президента РФ Владимира Путина в Сербию, осуществление этой поездки будет одной из тем наших разговоров. В данный момент в силе около 140 различных двусторонних соглашений между Сербией и Россией, а также десяток различных проектов договоров, которые обсудим и в предстоящих разговорах с министром Лавровым. Российская Федерация – не только стратегический партнер республики Сербии, но и свободно можем сказать, многовековой друг, братское государство и братский народ для сербского народа и государства.

РФ твердо поддерживает политику нашей территориальной целостности и суверенитета, когда говорим о Косово и Метохии. Она – наш союзник в международных организациях и на международных форумах, а также крупный экономический партнер Республики Сербии.

Экономическое сотрудничество давно преодолело границы сферы энергетики, и я уверен, что этот визит внесет еще больший вклад в развитие дружеских и братских отношений между РФ и Сербией.

– Какие темы включены в программу вашего визита в Россию?

– С Сергеем Лавровым всегда обсуждаются значимые для сербско-российских отношений темы. Это углубление нашего двустороннего сотрудничества, продолжение политических консультаций в соответствии с планом, который был подписан в ходе визита министра Лаврова в Белград, вопросы продолжения российской поддержки позиции Сербии в переговорах по проблематике Косово и Метохии, укрепление договорной базы между нашими странами и министерствами, подготовка визита президента Путина в Сербию. Мы уверены, что такой визит будет реализован в течение этого года.

Обсудим и наше сотрудничество по региональным вопросам. Российская Федерация играет активную роль на Балканском полуострове, она жизненно заинтересована в мире и прогрессе не только в Сербии, но и во всем регионе. Чрезвычайно важно обсудить и экономическое сотрудничество наших стран.

– Белградские СМИ предполагали, что в ходе принятия последнего пакета антироссийских санкций Западом руководство Сербии ощутило на себе внешнее давление с тем, чтобы поддержало эти санкции.

– Республика Сербия, и я говорю об этом везде, привержена европейской интеграции, выступает за получение статуса государства-члена ЕС. Но Сербия старательно оберегает и развивает дружеские отношения и с другими странами, особенно с теми, с которыми они представляет собой традицию и константу. Абсолютно точно, что Россия – одно из таких государств.

Когда речь идет о давлении, то если вы сталкиваетесь на ряде встреч и мероприятий с тем, что поднимается вопрос связей между Сербией и РФ, и когда об этом говорят, или пытаются говорить способом, который предполагал бы изменения нашей позиции, что повторяется на ряде встреч, вам ясно, что это – попытка оказания давления.

Если Сербия постоянно упрекается в том, что не соответствует до конца и полностью внешней политике ЕС, когда речь идет и о России, вам ясно, куда здесь метят.

Республика Сербия – единственное государство в этой части Европы, которое не ввело санкции в отношении России. Не говорим о Боснии и Герцеговине из-за ее сложной структуры. Однозначная политическая линия нашего руководства не подлежит изменениям. Когда я работал (главой администрации – ред.) с президентом Александром Вучичем, он говорил это открыто и публично, что такая наша политика не изменится, пока он у власти.

– Пандемия коронавируса сейчас приняла политический оттенок. Сербия договорилась с Россией о поставках вакцины, речь идет о том, что планируется в два этапа развернуть производство. Как еще Россия может помочь Сербии в борьбе с коронавирусом?

– Наши российские друзья, благодаря контактам президентов Вучича и Путина, помогали нам с самого начала пандемии COVID-19. Вспомним российских специалистов, которые прибыли и осуществляли дезинфекцию объектов здравоохранения в Сербии, и русских медиков, которые совместно с нашими участвовали в осмотрах заболевших.

Это сотрудничество было продолжено, когда появилась вакцина. Сербия, по-моему, является лучшим в Европе примером государства, которое смогло благодаря серьезности руководства хорошо организовать поставки вакцин, а затем и иммунизацию населения.

С помощью КНР, России, а также благодаря контактами с западными фармацевтическими компаниями и руководством некоторых стран, мы стали первым государством, которое своим гражданам предложило возможность выбора, какой вакциной привиться – американской, британской, российской или китайской.

Одной из лучших новостей в марте стало то, что совместно с нашими российскими друзьями начнем производство вакцины "Спутник V" в нашем институте "Торлак" в Белграде. Начнем с первой фазы, затем будем усовершенствовать процесс и, в итоге, станем производить саму вакцину здесь.

Производство вакцины совместно с нашими российскими друзьями является одним из серьезных шагов в будущее, где стратегически важным станет защита и сохранение здоровья населения.

Для нас вопрос вакцин не является вопросом геополитики, для нас это вопрос гуманности, одного из главных приоритетов каждого государства – защиты здоровья нашего населения.

– Сербия ранее передала в дар партии вакцин соседним Черногории, Северной Македонии и Боснии и Герцеговине, в том числе, "Спутник V". Но, мы видим, что Европейское агентство по лекарствам (ЕМА) все еще не определилось с тем, хорошая и это вакцина. Как вы смотрите на деятельность европейского регулятора?

– Мы с самого начала пандемии 4,8 миллиона евро внесли в международную программу COVAX на поставку вакцин. В фонд развития вакцин мы заплатили еще 2 миллиона евро. Для сравнения с некоторыми государствами-членами ЕС это в 20 раз больше того, чем они заплатили. И через несколько месяцев мы не увидели никаких результатов и вынуждены были бороться, чтобы получить вакцину.

"Спутник V" производится в России, российское государство прививает своих граждан этим препаратом. Учитывая, на каком уровне развития находится медицинская наука, фармакология и исследования, которые провел наш госрегулятор по лекарственным средствам, одобривший российскую вакцину, мы благодаря отличной коммуникации между президентами Вучичем и Путиным получили вакцины для наших граждан.

У меня лично есть много друзей, которые приняли российскую вакцину, это хорошая вакцина. Сегодня не только в этой части Балкан, но и намного шире в Европе есть государства, которые хотят предотвратить массовую смертность населения, распространение инфекции коронавируса и приобретают российскую вакцину.

Мы слишком малы и небогаты, чтобы комментировать заявления ЕМА. Для нас важно защитить здоровье своих людей, и как государство мы делаем это наилучшим известным нам способом.

– До сих пор шла речь о договоренности на поставку двух миллионов доз "Спутника V" в Сербию, законтрактованы объемы средства иммунизации от других производителей. Достаточно ли по мнению руководства Сербии этих объемов средств для иммунизации, или потребуется дополнительное участие или помощь РФ?

– Надеюсь, что мы в мае начнем процесс совместного производства вакцины. Произведенные в будущем объемы, вместе с уже поставленными и охваченными договорами, значительно помогут обеспечению наших потребностей. Будет ли этого достаточно, в данный момент не могу сказать, не являясь специалистом. Но это для нас очень важно.

– Планируется ли между РФ и Сербией облегчение процедуры поездок граждан, которые прошли вакцинацию, или введение неких сертификатов здоровья для пересечения границ Сербии?

– Сербия об этом ведет переговоры со всеми партнерами, и это станет одной из тем переговоров с министром Лавровым. Мы подобный договор заключили с Грецией, что позволит нашим гражданам ездить в летний туристический сезон в Грецию. Уверен, что круг таких стран будем расширять, и нас интересует как можно раньше восстановить оборот продукции, капитала и услуг и поток людей между двумя нашими государствами.

– По данным Республиканского управления статистики Сербии в 2020 году отмечен спад относительно предыдущего года российского импорта в Сербию: с 2,5 миллиарда долларов до 1,56 миллиарда, а экспорт из Сербии в РФ снизился с 977,2 миллиона долларов до 911 миллионов. Есть ли сейчас конкретные планы и шаги, которые бы помогли компенсировать этот спад и что может РФ предложить Сербии в значительном объеме, кроме газа?

– Пандемия COVID-19 во всем мире нарушила экономические связи, торговый оборот и взаимодействие между государствами. Межправкомиссия по экономическому сотрудничеству регулярно проводит заседания в Белграде и в Москве, и она установит, где именно произошло снижение. Это у нас произошло не только с Россией.

Прошлый, 2020 год, не показателен из-за специфических обстоятельств, но увеличение экспорта из Сербии в Россию и тенденция роста были постоянными в предыдущие несколько лет, над продолжением этого будем работать.

Нет области сотрудничества между нашими двумя государствами без перспективы для развития и роста оборота, экспорта и импорта.

Посмотрите, что РЖД делают в Сербии, насколько это серьезные проекты на нашей железнодорожной сети. Это еще и импорт технологий, РЖД – одна из лучших компаний в мире, и мы гордимся совместной работой.

В энергетике это реконструкция наших гидроэнергетических комплексов. Все, включая науку, образование, культуру украшает и развивает отношения между двумя нашими дружественными государствами. Абсолютно уверен, что это будет продолжено. Мы стратегические партнеры, имеем режим свободной торговли с РФ, Сербия получила выход на рынок ЕАЭС, включая военно-техническое сотрудничество.

– Вы коснулись соглашения о военно-техническом сотрудничестве. Завершена ли поставка Белграду российской бронетехники? Обсуждаются ли с Москвой новые поставки вооружений?

– Есть определенная динамика исполнения соглашения о военно-техническом сотрудничестве, это область, которой занимается МО и думаю, коллеги работают в соответствии с согласованными сроками поставок.

Углубление этого сотрудничества будет обсуждаться, уверен, что это станет темой разговоров на уровне министров обороны, не на уровне МИД. Для нас важно, что мы в этом сотрудничестве – ответственный и серьезный партнер, в чем могла убедиться российская сторона. В данный момент не могу говорить о перспективах, так как не участвовал в этих разговорах, и это не мое поле деятельности.

Для нас важно, что Сербия – военно-нейтральная страна, которая строит свои отношения со всеми миролюбивыми странами мира и всеми, кто желает ей добра. Российская Федерация, разумеется, находится в самом верху списка таких государств.

– Два года назад Сербия и Россия подписали соглашение о строительстве центра ядерных исследований. На каком этапе сейчас находится этот проект? Будет ли центр обеспечивать интересы только Сербии, или в его работе смогут принять участие и другие соседние страны?

– Проект и далее актуален. Пандемия COVID-19 повлияла на многие аспекты жизни, в том числе и на развитие подобных проектов. Они направлены на развитие науки, в особенности, прикладной науки в области медицины. Проект пойдет на пользу не только Сербии, но и исследователям и ученым из всего региона. Правда, полагаю, в данный момент никто точно не скажет, когда начнется конкретная реализация.

Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 апреля 2021 > № 3699520 Никола Селакович


Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 15 апреля 2021 > № 3697422

Сравнивая Донбасс со Сребреницей, Россия подыгрывает Западу

Аннотация

Российская дипломатия, являющаяся самым ярым защитником интересов Сербии и Республики Сербской, иногда делает шаги, которые вызывают у сербов недоумение.

Сравнение ситуации в Донбассе с событиями в боснийском городе Сребреница, произошедшими в июле 1995 года, может иметь весьма серьезные последствия для Республики Сербской, так как опосредованно указывает на то, что в этом городе произошло страшное преступление, которое уже стало своеобразной метафорой. Такое мнение ИА REGNUM высказал профессор факультета политических наук Университета в Баня-Луке (Республика Сербская, БиГ), редактор внешнеполитической рубрики американского журнала Chronicles Срджа Трифкович.

Напомним, что 9 апреля пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что Россия не останется в стороне, если Киев попытается повторить в Донбассе ситуацию, «похожую на трагедию в боснийской Сребренице».

Трифкович подчеркнул, что в 2015 году Российская Федерация воспротивилась попытке обозначить Сребреницу как место совершения геноцида боснийских мусульман и заветировала в СБ ООН соответствующую британскую резолюцию.

«Все еще не до конца понятно, что точно произошло в 1995 году в Сребренице, какие обстоятельства повлияли на ход событий и о каком точно количестве жертв идет речь. Поэтому, когда Москва в политическом нарративе использует термин «Сребреница» как своего рода метафору для катастрофических в гуманитарном смысле событий, она, хоть и непреднамеренно, подыгрывает Западу, потому что повторяет тезис, который западные политики используют для делегитимизации Республики Сербской. Напомню, Запад говорит о том, что Республика Сербская была «создана на геноциде» и поэтому не имеет права на существование», — рассказал Трифкович.

По мнению эксперта, слова Пескова прозвучали именно тогда, когда новая администрация в Вашингтоне собирается усилить агрессивный вектор своей политики на Западных Балканах, о чем ранее говорил госсекретарь США Энтони Блинкен.

«В стремлении провести унитаризацию Боснии и Герцеговины и добиться ревизии Дейтонского соглашения США попытаются не только отнять у Республики Сербской все атрибуты автономии, но и показать неспособность России повлиять на такой исход событий. Конечно, в Баня-Луке и в Белграде есть эксперты, которые говорят, что они не смогут это сделать, так как Дейтонское соглашение является многосторонним и в нем участвуют в том числе Москва и Белград. Но, как мы видели на примере войны в Ираке, на примере бомбардировок СР Югославии в 1999 году, либеральные интервенционисты, которые находятся у власти в США, не слишком обращают внимание на международное право», — отметил эксперт.

Трифкович считает, что российская дипломатия, которая последовательно защищает интересы Сербии и Республики Сербской, иногда допускает шаги, которые «сложно рационально объяснить». В качестве одного из последних примеров он привел то, что посол России в Хорватии Андрей Нестеренко почти сразу же после вступления в должность осенью 2020 года посетил могилу Франьо Туджмана и возложил к ней цветы.

«Я не сомневаюсь, что авторам российской внешнеполитической стратегии, которые ознакомлены с обстановкой на Балканах, известна роль Туджмана в этнических чистках сербов на территории Хорватии. Об этом свидетельствует и аудиозапись, которая была представлена на суде в Гааге. Поэтому можно сказать, что это — как если бы посол Сербии на Украине пошел на могилу к Бандере или если бы сербские дипломаты присоединились к шествиям фашистов в странах Прибалтики. Посол России своим поведением не снискал особых симпатий хорватов, но зато он шокировал сербов с той стороны реки Дрины», — заявил Трифкович.

Эксперт также усомнился в том, что Москва, которая является самым активным защитником интересов сербов и Республики Сербской на международных площадках, смогла бы должным образом отреагировать в случае, если бы существование этой автономии в рамках Боснии и Герцеговины действительно оказалось под вопросом.

«Если бы был инсценирован какой-то инцидент, в котором международное сообщество обвинило бы потом Баня-Луку, большой вопрос, что могла бы предпринять Москва, кроме дипломатических выступлений на Ист-Ривере, которые нисколько не волнуют Вашингтон», — подытожил Срджа Трифкович.

Татьяна Стоянович

Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 15 апреля 2021 > № 3697422


Сербия > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 8 апреля 2021 > № 3688353

Сербская Zijin Copper планирует увеличить производство медного концентрата на 39%

Как сообщает Reuters, сербская Zijin Copper, оператор единственного в Сербии медного производственного комплекса, подразделение китайской Zijin Mining, планирует инвестировать в 2021 г. $408 млн по сравнению с $360 млн в 2020 г. Компания планирует модернизировать и расширить 4 рудника и медеплавильный завод. Также Zijin намерена улучшить экологическую защиту производства в серьезно загрязненном регионе Бор.

В текущем году сербская Zijin планирует увеличить производство медного концентрата в текущем году на 38,91%, до 74,010 тыс. т, а катодной меди – на 18%, до 83,450 тыс. т.

В 2018 г. Zijin Mining стала стратегическим партнером Сербии в комплексе RTB Bor, пообещав инвестировать $1,26 млрд в обмен на 63%-ю долю.

Кроме того, Zijin Copper планирует произвести в 2021 г. 2,5 т золота и 10 т серебра – +45,14% и +10,12% соответственно.

Сербия > Металлургия, горнодобыча > metalbulletin.ru, 8 апреля 2021 > № 3688353


Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 марта 2021 > № 3681086

Бывший посол Сербии в Москве: «Санкции только отягощают отношения Запада и России» (Danas, Сербия)

Бывший посол Сербии в Российской Федерации Елица Куряк высказала свое мнение о санкциях и о перспективах развития отношений России с Западом. Сейчас, когда отношения совсем охладели, одним из средств улучшения позиций в отношениях может стать «Северный поток — 2», надеется политик.

Даниэла Якоби (Danijela Jakobi), Danas, Сербия

Победа демократического президента в Соединенных Штатах подтвердила ожидания: отношения с Россией будут сложными.

Еще одно подтверждение тому — жест президента России Владимира Путина, который направил поздравления Джозефу Байдену только через неделю после его победы. Об этом в интервью «Данас» заявила Елица Куряк (Jelica Kurjak), бывший посол Сербии в Российской Федерации, отвечая на вопрос, считает ли она обострение отношений между Соединенными Штатами, Европейским Союзом и Россией ожидаемым.

Елица Куряк: Давайте не будем ходить далеко и вспомним огромное негодование и обвинения (и не только) от кругов Демократической партии после избрания Дональда Трампа президентом США. Россию обвиняли во вмешательстве в президентские выборы, то есть в прямой помощи Трампу. На протяжении всего срока консервативного президента это оставалось камнем преткновения в отношениях двух стран. Есть масса других вещей, которые испортили их отношения еще при Бараке Обаме. Поэтому не удивительно, что американский президент отказался от предложения российского лидера побеседовать в скором времени, ответив, что разговор состоится, когда придет время.

Danas: Что вы думаете по поводу санкций и контрсанкций Европейского Союза и России?

— Санкции — это, к сожалению, уже давно опробованный метод наказания противника в отношениях между государствами. Но, как выяснилось на примере санкций против СРЮ, то есть Сербии, в 90-е годы прошлого века, санкции могут быть и неэффективны. Тем не менее, как мы видим, они существуют, и вместо того чтобы их ослаблять, их продолжают расширять. Контрсанкции еще больше осложняют ситуацию и дают понять, что подобный уровень отношений сохранится. Не нужно говорить, какой вред это наносит многим областям экономики и общественной жизни, особенно в период локдауна из-за пандемии, когда выхода из ситуации не видно вообще.

— Как, по-вашему, будет развиваться ситуация вокруг «Северного потока — 2»?

— На «Северный поток — 2» возлагаются большие надежды. В него вложены большие материальные и политические средства. Но так же много делается для того, чтобы остановить этот проект. В ситуации резко упавших объемов производства в развитых странах Европы потребность в дополнительных энергоносителях, прежде всего в газе, сейчас, конечно, снизилась, и неизвестно, какой обстановка будет завтра. Возможно, сейчас, когда отношения охладели, «Северный поток — 2» — лишь одно из средств улучшения позиций в отношениях.

— Может ли Россия согласиться на замену Лукашенко в Белоруссии?

— Для России Белоруссия — важный партнер и член так называемого Союзного государства, которое предполагает очень тесные отношениях двух стран. Я не вижу, чтобы Лукашенко был готов уйти. Период протестов и последующие события это подтверждают. Лукашенко готов на умеренные компромиссы внутри страны, но он полагается на уверенную поддержку важнейшего соседа. Пока я не вижу причин, чтобы кто-то разыгрывал карту смены белорусского президента.

— Что вы думаете о сопротивлении России сотрудничеству между Боснией и Герцеговиной и НАТО?

— Хорошо известно отношение России к расширению НАТО за счет тех стран, которые входят в круг особо важных для нее на Балканах. Россия выступает против вступления в НАТО таких ее друзей, как Сербия и Босния и Герцеговина. Однако российское руководство не раз заявляло, что не против вступления этих стран в Европейский Союз. Как мы видим, России также приходится мириться с определенной формой сотрудничества между НАТО и Сербией и Боснией и Герцеговиной. Думаю, подобная позиция России насчет их сотрудничества останется неизменной.

— Как вы прокомментируете недавнее заявление Александра Вучича о том, что лидеры Европейского Союза твердят ему только о влиянии России и Китая в Сербии? Мол, для них это главная тема.

— Думаю, этот комментарий Александра Вучича бессмысленный, поскольку до конца неясно, что ему говорили, а еще меньше ясности в том, кто это говорил.

Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 марта 2021 > № 3681086


Сербия. НАТО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 25 марта 2021 > № 3676672

В неравном бою с Западом сербы изменили ход истории, но война не закончена

Аннотация

Война Запада с Сербией и сербским народом в 1999 году была остановлена, но не закончена.

Двадцать два года назад началась агрессия НАТО против Союзной Республики Югославии, унесшая жизни тысяч людей и ознаменовавшая очередной этап расчленения этого некогда сильного балканского государства. Свои воспоминания и мысли по этому поводу ИА REGNUM изложили очевидцы тех событий — сербские и российские эксперты, политики и журналисты.

Часлав Копривица, философ (Белград):

Амероцентричный Запад для того чтобы подтвердить свои геополитические выигрыши эпохи однополярного мира 24 марта 1999 года начал то, что, по его убеждению, должно было быть похоже на одну из десятка коротких и молниеносных воин, которые США вели на всем протяжении ХХ века. Но народ, который, следуя своей исторической судьбе еще со дня битвы на поле Косово в 1389 году, периодически повторяет центральный момент своего национального предания, согласно которому лучше умереть за справедливость, чем жить с позором, в очередной раз проявил невиданный коллективный героизм. На сербскую готовность заплатить за выживание народа личной жертвой агрессор, так же как и его геополитические и ментальные предшественники на Балканах — турки-османы, австро-венгры, немцы — быстро ответил решимостью идти до конца в проекте уничтожения сербов. Война была остановлена (но не закончена) подписанием резолюции 1244 СБ ООН. Этим документом сербы юридически, но не фактически защитили суверенитет и целостность своего государства. Агрессия закончится тогда, когда будут аннулированы ее последствия — после реинтеграции временно оккупированной колыбели сербского государства Косово и Метохии — в состав Сербии. Как и в 1941 году или в 1914 году сербы ответили «нет» на дикарские ультиматумы «цивилизаторов», и своими действиями во имя свободы и чести повлияли на мировую историю. Агрессия НАТО 1999 года стала увертюрой для возобновления намного более здоровой многополярной концепции международной политики.

Стеван Гайич, политолог (Белград):

Бомбардировки, вернее, агрессию НАТО против СР Югославии (в первую очередь Сербии) в 1999 году я отлично помню, несмотря на то, что мне тогда было 15 лет. Это время я запомнил по самым длительных каникулам и дружбе. Помню его по солидарности, которую люди проявляли друг к другу — такой солидарности между соседями, друзьями и даже между абсолютными незнакомцами я никогда не видел ни до, ни после этого момента.

Я отлично помню экзистенциальный страх, который я ощутил в ночь, когда «Томагавк» угодил в теплостанцию в районе Новый Белград неподалеку от нашей квартиры. Взрыв меня разбудил, а свет от пожара был настолько сильный, что мне казалось, что горит комната, в которой находились мы с братом. Брат успокаивал меня, пока я безуспешно пытался зашнуровать ботинки. После этого мы бросились вниз по лестнице и выбежали на улицу. Я помню, что я тогда делал все наоборот в отношении советов, которые нам давали в телепередачах. Все тогда вещали, что когда начинается нападение, нужно спуститься в убежище. Я предпочитал выходить на улицу, так как считал, что лучше погибнуть на свежем воздухе, чем умирать в агонии, задыхаясь под завалами. Слава Богу, эта судьба меня миновала, но многие мои соотечественники, особенно в сербской провинции, погибли.

Правды ради надо сказать, что бомбардировки Белграда в 1999 году нельзя сравнить с тем, что город пережил в 1941 или 1944 году, или со Сталинградом и блокадой Ленинграда. Однако психологическая травма была сильной: бомбардировки телецентра, посольства Китая и здания Центрального комитета, которое находится по соседству со мной, здания полиции и Генштаба в центре города, узнаваемого символа Белграда — телевизионной башни на горе Авала… Мне запомнились эти дни и по похоронам пилота МиГ-29 Миленко Павловича, который героический погиб в неравном бою. Его сын Срджан был моим одноклассником.

Последние три дня бомбардировок я провел в России как гость журналистов «ТВ-Центра». Так как мой отец журналист, я оказался среди детей сербских журналистов, которых в знак солидарности российские коллеги пригласили в гости. Мы проживали в детском лагере «Искорка» неподалеку от аэропорта Домодедово. Первую неделю никто из нас не смог заснуть из-за звука самолетов. Мы знали, что мы не в Белграде, и что это пассажирские, а не военные самолеты, но инстинкт выживания не хотел это воспринимать.

Конец бомбардировок я встретил в Москве у Останкинской телебашни, которую мы как раз навещали. Там десятки мониторов показывали, как наша непобеждённая в войне армия из-за мирного договора Милошевич — Ахтисаари — Черномырдин уходит с территории Косово, и как НАТО под восторженные крики местных албанцев въезжает в наш край. В это время сербы покидали свои дома, а незадолго после этого эти дома сожгли албанцы во время погрома. К сожалению, до этого я уже испытывал чувство поражения и скорби: когда мне было 11 лет, я смотрел, как сербы, которых предал Слободан Милошевич, покидают свои дома в Республике Сербская Краина, и как туда заходит хорватская армия.

Бомбардировки закончились и наступила длительная оккупация как Косово и Метохии, так и оставшейся части Сербии, только в более изощрённой форме. Эта оккупация продолжается до сих пор. Но намного позже, после моего визита в Косово и Метохию, посещения православных монастырей и разговора с сербским населением я понял, что эта оккупация — временная, как и все предыдущие, и что сербы вернутся в Косово, как только вернутся к своим корням. Этот глубинный метафизический процесс начался. И чудо шествий православных верующих в Черногории говорит о том, что возрождение началось во всем сербском народе.

Деян Берич, сербский доброволец, боец армии ДНР:

Сербская армия, благодаря данным российской военной разведки и сведениям одного француза, знала, что 24 марта 1999 года силы НАТО начнут бомбардировки Сербии. За четыре дня до начала бомбардировок все мое подразделение добровольцев собралось вместе, мы не ждали мобилизации. Мы помогали регулярной армии вывести технику из казарм. Также нашей задачей была нейтрализовать группы террористов, которые пытались препятствовать обороне. Во время агрессии я также некоторое время провел в Косово. После ожесточенных боев с террористами «Освободительной армии Косово» и регулярной армией Албании нас заменили свежие бойцы, а мы были направлены в деревню Эрдевик на границе с Хорватией, где ожидалось нападение пехоты НАТО в случае наземной операции.

Для меня лично 24 марта — это день, когда полностью обрушилось международное право, когда СБ ООН показал, что у него нет никакого реального авторитета. НАТО действовал без санкции СБ ООН, против собственного устава и за это никто не был привлечён к ответственности.

78 дней бомбардировок показали разницу между славянским миром и Западом. Запад откровенно поддержал террористов ОАК, к тому же они и сами совершили преступление, невиданное с момента завершения Второй мировой войны. Основной целью НАТО были мирные жители. Уничтожали больницы, роддома, ТВ-центры, школы, детские сады, церкви…

Младжан Джорджевич, сербский политик:

Мне это событие запомнилось как трагедия для всего сербского народа. Это одно из самых трагический воспоминаний моей жизни. Все это закончилось оккупацией Косово и Метохии, что для меня как косовского серба особенно болезненно. Сотни тысяч сербов были изгнаны из Косово. Мы все еще не восстановились после этой агрессии ни морально, ни экономически, ни физически. Я помню жертвы. Этих людей убивали бомбами без санкции СБ ООН. Но я помню также дух сопротивления в сербском народе, солидарность и общность в борьбе.

Ольга Гарбуз, журналист (Москва):

Бомбардировки Югославии стали тем моментом, когда в жизнь нашей семьи вошел телевизор. До этого его не включали — не потому, что семья была аполитичной. Как раз наоборот. Развал Советского Союза и 90-е годы воспринимались крушением всех основ, на которых держалась наша жизнь. Выключенный телевизор был попыткой защититься от настигшей нас катастрофы, потому что смотреть его было невозможно. Но в марте 1999-го новости по телевизору стало невозможно не смотреть. С тех пор в моей памяти черное белградское небо и красные сполохи, напряженное ожидание очередного выпуска новостей и того, что будет дальше.

Агрессия НАТО против сербов однозначно воспринималась как угроза Запада в адрес России. Поэтому знаменитый разворот над Атлантикой отозвался в нас надеждой, что после горькой череды поражений и последовательной сдачи своих позиций Россия, наконец, поведет себя как великая держава и не позволит раздавить сербов.

В марте 1999 года я была ученицей 8 класса московской школы. Моей лучшей подругой была Марьяна, у которой папа был серб. Я уже была наслышана о сливах в их саду и о том, как в Белграде здорово, и мечтала однажды увидеть все это своими глазами. Но сейчас первая мысль была о сестрах и брате Марьяны, таких же подростках, как и мы, которые там, под бомбами, пока мы каждый день ходим в школу в мирной Москве.

Каких-то серьезных обсуждений в школе исторических событий, которые разворачивались на наших глазах, я не помню. И это весьма показательно. Истории нас учили, в частности, по нашумевшему учебнику Долуцкого, с которого тогда не был снят гриф Министерства образования. Когда через два года в Нью-Йорке случится 11 сентября, старшеклассникам на уроке истории предложат почтить память погибших американцев минутой молчания. Я сразу вспомнила о жертвах бомбардировок Югославии: в память о них нам никто вставать не предлагал. Так мы получили один из первых уроков двойных стандартов, так мы узнали, что человеческие жизни имеют разную цену.

В Белград я впервые приеду почти четыре года спустя. Помню, как в трамвае, ехавшем по бесконечному бульвару короля Александра (бывшему бульвару Революции), я вглядывалась в лица. Обычные люди — какой-то парень в наушниках, женщина лет пятидесяти смотрит в окно… Как это, когда бомбят твой город? На улице князя Михаила продавали открытки с фотографиями разбомбленного Белграда и майки с Милошевичем, Караджичем, Младичем. Туристов почти не было. Зато, услышав русскую речь, к нам не единожды подходили на улице: русские? Откуда? В этом вопросе звучала какая-то отчаянная надежда. А мне неизменно было перед этими людьми неловко и стыдно, потому что мы не помогли, мы не спасли. Чувство вины перед сербами, будто бы притупившееся с годами, тогда ощущалось необыкновенно остро.

Татьяна Стоянович

Сербия. НАТО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 25 марта 2021 > № 3676672


Сербия. НАТО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 25 марта 2021 > № 3676675

Сербия: Вучич теряет почву под ногами

Аннотация

Сегодня в Сербии отмечается 22-я годовщина начала агрессии НАТО против тогдашней Союзной Республики Югославия. Нынешний день памяти проходит в очень интересной политической обстановке, складывающейся далеко не так, как планировал президент Сербии Александр Вучич.

На прошлогодних выборах, которые оппозиция бойкотировала, Александр Вучич заручился поддержкой 243 из 250 депутатов парламента. На данный момент он контролирует почти все слои общества: институты, средства массовой информации, Сербскую академию наук и искусств, даже неправительственный сектор, который поддерживает его в реализации прозападной повестки дня, в которую входит ведение переговоров с Косово, сближение с НАТО, принятие закона об однополых браках, который сейчас рассматривается. По той же причине Вучича поддерживают и западные центры силы: он медленно отдаляется от России, приближает страну к НАТО, выполняет приказы в отношении Косово, Боснии и Герцеговины, ближневосточных мигрантов, проходящих через Сербию…

В середине февраля митрополит Загребский и Люблянский Порфирий был избран патриархом Сербской православной церкви. Казалось, что Вучич лоббировал такой результат и остался им доволен. Порфирий был известен своей близостью к правительству, и оппоненты, открыто критиковавшие Вучича в прошлом, не набрали достаточного количества голосов в первом туре голосования.

Вучичу нужен патриарх, который в предстоящий период хотя бы промолчит в случае достижения каких-либо договоренностей относительно Косово, в том числе подписания юридически обязывающего соглашения с Приштиной, на котором настаивают ЕС и США. В предыдущий период режим Вучича подписал с албанской стороной 48 различных договоров, по которым суверенитет во многих областях был практически передан так называемому Косово: начиная с области правосудия и безопасности до телекоммуникаций и электроснабжения. Остается предоставить Косово полную международную субъективность в форме признания Косово де-факто и предоставления ему места в Организации Объединенных Наций. Вучич знает, что этот поступок ему дорого обошелся бы в сербском обществе, и ему нужен авторитет, способный убедить сербов в правильности его действий. СМИ, научные круги, НПО, квазиоппозиционные партии уже работают в этом направлении. Но церковь имеет решающее значение как организация, пользующаяся наибольшим влиянием среди сербов. Новый патриарх мог бы это сделать.

Но этого не будет. В своем первом публичном выступлении патриарх Порфирий указал, что для него вопрос Косово был решен в 1389 году после битвы на Косовом Поле, а также Конституцией Сербии и Резолюцией 1244 Совета Безопасности ООН, которая положила конец войне и подтвердила суверенитет Сербии в крае.

Холодный душ для Вучича. А потом все пошло под откос.

В его Сербской прогрессивной партии долгое время назревал конфликт между центральными органами и белградским отделением, возглавляемым бывшим протеже Вучича и министром обороны Небойшей Стефановичем. Вучич пытался криминализировать эту фракцию, устраивая многочисленные скандалы по поводу связей между Стефановичем и миром организованной преступности. На недавней пресс-конференции в прайм-тайме он публично продемонстрировал результаты преступлений действующего в Сербии черногорского клана, который якобы связан со Стефановичем: ужасные изображения людей с отрубленными головами. Стратегия провалилась. Общественность была потрясена связями всей партии с криминалом, и с тех пор в Сербии циркулируют истории об огромном богатстве, которое чиновники правящей партии приобрели благодаря взаимодействию с торговцами наркотиками. Все это не обошло стороной и самого Вучича: несколько раз в СМИ появлялись фотографии его 23-летнего сына с известными преступниками, с которыми он, вероятно, часто проводит время. Сам Вучич понял провал своей медиастратегии, поэтому в своих последних выступлениях в СМИ он начал утверждать, что преступники больше не имеют ничего общего с политиками, а связаны с ними только офицеры и полицейские.

Затем на прошлой неделе прогремела новость о продаже конфиденциальных документов косовским албанцам. С прошлого года большое количество албанских лидеров из Косово находятся под стражей Международного трибунала по преступлениям террористической «Освободительной армии Косово» (ОАК) где они ожидают суда. Среди них бывший президент т. н. Косово Хашим Тачи и военные лидеры албанских террористов, причастные к многочисленным военным преступлениям против сербов.

Стало известно, что режим Вучича передал албанской стороне все документы, касающиеся обвинительных заключений. В Приштине оказалось 11 000 документов, и таким образом албанцы заранее узнали все основы обвинения против Тачи, Весели и других преступников. Они могли вовремя убрать доказательства и свидетелей. Месяц назад главный прокурор по преступлениям ОАК Джек Смит предупредил об организованном преследовании и запугивании свидетелей в Косово.

Один из представленных документов — полное досье на Хашима Тачи в несколько сотен страниц, собранное с 1993 года. На основании этого досье Тачи был заочно признан виновным в терроризме в 1997 году, а в 2003 году сербские судебные органы предъявили ему обвинение в геноциде.

Несколько дней назад связи между режимом Вучича и албанскими криминально-политическими структурами в Косово стали еще более ясными: стало известно, что некоторые члены албанской криминальной среды и ветераны ОАК свободно действуют в Сербии и торгуют недвижимостью как сербские граждане, на основании сербских паспортов, полученных законным образом. Все преступники в этом списке — ближайшие соратники Хашима Тачи. Таким образом, стало известно, что деловые отношения Вучича и Тачи намного более тесные, а Сербия при Вучиче стала убежищем для албанских преступников и их грязных денег.

Наконец, как гром среди ясного неба, на прошлой неделе появилось официальное подтверждение того, что сербские медицинские учреждения в 2018 году провели вскрытие Владимира Цвияна. Цвиян, известный белградский юрист, в прошлом был должностным лицом Сербской прогрессивной партии и одним из ближайших соратников Вучича, но в 2013 и 2014 годах он яростно вступил с ним в конфликт, пригрозив публично раскрыть все связи между партией и организованной преступностью. В итоге Цвиян исчез, и предполагалось, что он сбежал за границу, но теперь выяснилось, что он погиб в 2018 году, и с тех пор это скрывается. Сербские проправительственные таблоиды три года ничего не сообщали о гибели такого важного человека. Не странно ли это?

Итак, за последние недели клубок криминальных и грязных дел режима Вучича начал распутываться. Связи с черногорской и албанской мафией, исчезновения партийных соперников, тайные договоренности с косовскими преступниками… Еще несколько недель назад казалось, что Вучич будет править еще долго — что он был на пути к тому, чтобы «продать» сербам еще одну плохую новость касательно Косово и, следовательно, заручиться новой поддержкой Брюсселя, Берлина и Вашингтона. Но сегодня это уже далеко не так.

Младжан Джорджевич

Сербия. НАТО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 25 марта 2021 > № 3676675


Сербия. Косово. Евросоюз. НАТО. Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 24 марта 2021 > № 3674185 Евгений Баранов

Евгений Баранов: бомбардировки Югославии убили веру в Запад

Новый директор представительства Россотрудничества "Русский дом" в Белграде Евгений Баранов вступил в должность в 2021 году, но в Сербии его давно знают как корреспондента российского телевидения, освещавшего войну в Косово и находившегося в стране во время бомбардировок НАТО c марта по июнь 1999 года. В день годовщины начала бомбардировок Баранов рассказал РИА Новости, каково было работать под угрозой от албанских боевиков, натовских бомб и от каких иллюзий избавил его Североатлантический альянс.

— Когда вы впервые приехали в Сербию, уже ожидались бомбардировки?

— Первый раз я сюда приехал в конце 1997 года, работал тогда на канале "ТВ-6 Москва", мне было 27 лет. Потом приезжал в 1998 году в разгар косовских неприятностей. Тогда, конечно, никто не мог себе представить, что все закончится бомбардировками, хотя к октябрю 1998 года, когда югославская армия загнала сепаратистов окончательно в горы и их локализовала, было первое предупреждение об отводе частей югославской армии и полиции на базы постоянного пребывания.

В противном случае угрожали нанести ракетно-бомбовые удары. В тот момент сербы отвели войска. Шел активно какой-то процесс, какая-то логика у этого уже появлялась, устремленная на силовое решение югославского вопроса, силовое окончательно. Но не было понятно, каким образом они подведут эту историю под агрессию и под бомбардировки. В конце октября 1998 года был выдвинут ультиматум. Контроль за умиротворением боевиков Освободительной армии Косово (ОАК) должны были взять на себя наблюдатели ОБСЕ. Но эти наблюдатели, как все прекрасно понимали, осуществляли в основном разведывательные функции.

Ясно было, что миссия военных наблюдателей ОБСЕ на 80 процентов состоит из кадровых сотрудников спецслужб. Не могу этого доказать, но думаю, что размечались районы потенциального нанесения ударов, линии коммуникаций и так далее. Вместо того чтобы выполнять свои прямые функции по разведению конфликтующих сторон, по наблюдению за деятельностью террористических формирований, за их роспуском, что было основой договоренности по отводу сербских войск, ничего подобного не было. Никто никого не распускал, не отводил. Наоборот, им, так сказать, позволили перевооружиться, приоткрыли коридоры для поставок оружия из Албании. В общем, их готовили к активным боевым действиям уже не в качестве локально действующих террористических группировок, а в качестве основы возможного последующего войскового натовского вторжения на территорию.

— Насколько российские СМИ внимательно следили за происходящим на месте в Югославии?

— Здесь на тот момент находились постоянно действующие корпункты. Тут работал Вячеслав Грунский с НТВ, были оэртэшники, которые сидели здесь постоянно. Это был еще Белград югославский, то есть по наследству от СССР и Югославии оставались медийные связи, которые вполне себе работали. Затем всех отсюда вывели, за исключением информагентств, да и то агентства, по-моему, вернулись лишь спустя некоторое время. Полный вывод российских СМИ произошел по окончании войны, к сентябрю 1999 года здесь свернулись корпункты и бюро. Было ощущение, что Москва хочет как можно скорее забыть о кошмаре, который здесь творился, и меньше напоминать какое-то время, потому что понятно, что это был первый очень сильный политический удар по самой Москве.

— Где было сложнее работать: на территории Косово во время активной фазы конфликта или при бомбардировках?

— В Косово мы могли попасть редко и очень кривыми путями, потому что Косово было особой территорией ведения боевых действий. Необходимо было получать всякие согласования, пропуска, а что такое бюрократия, а еще и военная бюрократия — это отдельная тема. В основном если мы и пробирались в Косово, то пробирались косыми и кривыми путями и через каких-то людей. В целом же было событий много и здесь, ежедневное нанесение ударов.

Старались ехать туда, где горит. Удары наносились от Нови-Сада до македонской границы. Все передвижения по стране тоже должны были быть согласованы. Мы даже в какой-то момент съехали из гостиницы, потому что понимали, что здесь за всеми иностранцами, а разделения не было, приставлено наблюдение, и "уходили дворами", что называется, просто потому, что было невозможно работать. Либо ты ездишь по так называемым экскурсиям, которые организовывали военные через военный пресс-центр, который тогда находился в центре Белграда, либо ты живешь самостоятельной жизнью со всей ответственностью за риски, вплоть до высылки из страны, отъема аккредитации, что было равносильно отъезду.

Так было почти все время бомбардировок. Приехал я сюда 28 марта, на следующий день после того, как сербы сбили "самолет-невидимку". Пока мы собрались, доехали через Венгрию, получили в оперативном порядке визы для пересечения югославской границы, оказались здесь 28-го в середине дня, уже после того, как сербские ПВО сбили F-117, и тут все ликовали. Полиция нас пристраивала из машины в машину на постах и по пути докладывала о том, что происходит. Я сам был очень воодушевлен.

— У бомбардировок для вас есть какое-то свое "лицо"?

— Да, всегда у меня перед глазами один и тот же старик. Когда ударили по МВД Сербии, ночью, а мы приехали снимать утром, я его помню, этого ветерана под плащом, промозглая была погода, видны были награды на его форме. Он стоял, нам ничего не мог сказать, в голос ревел. Было понятно, что он не верит своим глазам, потому что он относился к тому поколению, тогда еще, которое прекрасно помнило (бомбардировки Югославии авиацией нацисткой Германии. — Прим. ред.) 6 апреля 1941 года и (налеты авиации союзников) 1944 года, как долбили по Белграду и во что его превратили.

Это, наверное, самый сильный образ, потому что огромное количество эмоций было связано с Косово. С бомбардировками — в меньшей степени. Было раздражение от какой-то беспомощности, в том числе и нашей беспомощности, большой страны, которая, казалось бы, должна вступиться, но не могла. Это раздражало, то есть ты злился, злился на пустом месте. А так, в какой-то момент все, как ни парадоксально, становится привычным. Как с местным населением, которое первую неделю бегало в бомбоубежища, а потом просто перестало. Если еще детей как-то уводили, то взрослые и город жили своей жизнью, и это тем более был гротеск. То есть работают кафе, магазины, люди ходят на работу, что-то происходит, к вечеру вдруг включаются сирены.

Понятно, что страна перешла в мобилизационный режим, но город при этом живет своей жизнью, а куда ему деваться? И был этот контраст между полуднем, когда все сидят в кафе, и семью часами вечера, когда начинается воздушная тревога. Бывало и днем, но редко. И спустя 30-35 минут после этой сирены, вдруг ты начинаешь чувствовать под ногами эту встряску, а когда стоишь на верхней точке и видишь вспышки тут и там — это абсурд невероятный.

Не то чтобы летали здесь и сыпали бомбы над центром города, и все же наносили удары точечно, и шанс попасть был, чему свидетельствует удар по зданию Радио и телевидения Сербии. Там были тарелки для "перегона" снятого материала, и можно было попасть под это легко. Они иногда всаживали одну ракету, а спустя какое-то время вторую, и вот здесь уже можно было попасть, потому что ты приезжаешь снимать попадание первой ракеты, а туда прилетает вторая. Так было несколько раз. Например, с Генштабом, когда пострадали в основном медики и скорая помощь, это чистой воды террористический акт. Сделано по схеме классического теракта, когда закладываются две бомбы, дожидаются приезда специалистов и служб, потом взрывают вторую.

Но все-таки значительно больше рисков и переживаний было связано с поездками в Косово, потому что там можно было попасть "под раздачу" просто на дороге, где угодно. У нас были проблемы с албанцами, но, слава богу, все обошлось. Можно было попасть и под сербский обстрел косоваров, и под бомбы. И не только на албанцев налететь, но и на каких-то отморозков, которые не имеют национальности. А главное, что ты нарушал правила военные, поэтому легко мог оказаться арестованным, высланным, что угодно.

— Как после агрессии НАТО воспринимается стремление властей Сербии к вступлению в Евросоюз?

— Мы — поколение людей, которое с открытым сердцем, как ни парадоксально, принимало все изменения, которые происходили на территории СССР, за исключением самых болезненных, кровавых, мы были открыты Западу. Нам казалось, что вот наконец, а то мы никак не можем слиться в экстазе с западными странами, в первую очередь с Европой, что это в основном наши проблемы, наши ошибки, наша дремучая "совковость". Стоит чаще приоткрыться миру, чаще начать улыбаться, как-то отстроить свои внутренние структуры в соответствии с правилами этики, морали и чего угодно, и мы немедленно будем приняты в этот чудесный мир, к которому мы, безусловно, принадлежим. И вот этот удар по Югославии моментально перевернул все с ног на голову. Я часто говорю, что первая бомба, которая упала на Белград, попала прямо мне в голову, раз и навсегда, так сказать, перестроив. Отчасти я даже, может быть, жалею, потому что с этого момента все, что происходит в международных отношениях, вижу через ту призму, которая засела у меня осколком в голове. По-другому не могу смотреть на этот цинизм, предельные, то есть не просто двойные, стандарты, я уж не знаю, сколько там пластов стандартов на ложь, на ложь в глаза, "подставы", провокации. Главное — это невероятное ощущение того, что их лучезарный улыбающийся мир вдруг может превратиться вот в эту рожу с оскалом.

Но географически Сербия — это Европа, а она на 80 процентов состоит из Евросоюза. За 12 лет после свержения в октябре 2000 года президента Слободана Милошевича из юридического механизма вхождения сделали идеологию страны. Помню, у меня в сюжете был кадр, огромный билборд стоял за мостом в Новом Белграде, там, где цыгане жили. И этим билбордом закрывался антисанитарный кошмар от, так сказать, просветленной европейской публики, которая ездила по автобану из Италии в Турцию. Огромный плакат с улыбающимся президентом Борисом Тадичем в обнимку с какими-то детьми, на нем написано: "Вступим в Европу вместе", а под этим плакатом сидел на корточках цыганенок. И в соответствии с этой идеологией они потом и выстраивали свои отношения во внутренней политике, внешней политике и в экономике.

Сербия. Косово. Евросоюз. НАТО. Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 24 марта 2021 > № 3674185 Евгений Баранов


Сербия > Миграция, виза, туризм > rg.ru, 16 марта 2021 > № 3662762

Деловая ассоциация гостиничного хозяйства Сербии

Текст: Георги Генов (директор Деловой ассоциации гостиничного хозяйства Сербии)

Деловая ассоциация гостиничного хозяйства Сербии (HORES) основана в 1932 году в Белграде.

Всего в Сербии 402 отеля разных категорий, и в Ассоциацию входят 252 из них (совокупное количество номеров - 13 705).

В HORES входят также 204 ресторана. Программа сертификации HORES под названием Clean and Safe позволила выделить отели и рестораны, где соблюдаются все санитарные нормы. На данный момент 130 отелей и 204 ресторана в самых привлекательных туристических местах прошли сертификацию.

Кроме того, HORES обеспечила обучение 7000 работников гостиничной и ресторанной отрасли.

HORES рекомендует туроператорам и туристам выбирать отели и рестораны, получившие сертификат Clean and Safe.

Сербия > Миграция, виза, туризм > rg.ru, 16 марта 2021 > № 3662762


Сербия > Миграция, виза, туризм > rg.ru, 16 марта 2021 > № 3662759

К летнему сезону готовы!

У Сербии богатая история, включая события в конце 1990-х годов. И в результате из стран, на которые распалась бывшая Югославия, наша республика позже всех начала развивать туристическую и гостиничную отрасли.

Огромная работа на национальном и региональных уровнях принесла свои плоды, и до пандемии COVID-19 несколько лет подряд туристическая отрасль Сербии била рекорды. Отдых "дома" стал довольно популярен: так, в 2019 году 60 процентов поездок по стране с ночевками совершили наши туристы.

Сербский ученый рассказал "РГ" о русском культурном наследии в Сербии

Как и в любой другой стране, в Сербии 2020 год был сложным для туристической отрасли, но усилия министерства по продвижению местного туризма и финансовая помощь, которую мы оказали отелям, ресторанам, туроператорам и другим игрокам рынка, помогла поддержать бизнес в отрасли. И теперь мы полностью готовы к летнему сезону 2021 года.

Наши границы открыты, и мы сосредоточились на повышении привлекательности страны для иностранных туристов. В этом году мы инвестируем 500 миллионов сербских динаров (100 RSD эквивалентны примерно 76 RUB) в проекты по развитию инфраструктуры с акцентом на спа и сельские местности для семейного и экотуризма.

Возможности для инвестиций есть также в регионе "Нижний Дунай", где сейчас в рамках проекта по культурно-историческому туризму, который финансирует ЕС, строится информационно-туристический центр и идет реставрация древнего дворца Галерия "Гамзиград-Ромулиана". Еще 100 миллионов RSD будет вложено в обучение персонала, чтобы поднять качество обслуживания на максимально возможный уровень.

Татьяна Матич, министр торговли, туризма и телекоммуникаций Сербии: Мы очень рады, что у нас с Россией общее культурное наследие. Наши границы открыты, и мы с нетерпением ждем возможности принять дорогих русских друзей, чтобы они могли увидеть Сербию, открыть для себя Сербию и почувствовать Сербию. Приезжайте к нам!

Туристическое предложение Сербии очень разнообразно: горнолыжные курорты, спа-зоны, небольшие деревни, где можно ощутить настоящее сербское гостеприимство и насладиться кухней и активным отдыхом на природе, оживленные города - наша столица Белград, соседний Нови-Сад, культурные и исторические достопримечательности, внесенные в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО и т.д.

Все это делает Сербию круглогодичным туристическим направлением. Поэтому неважно, в какое время года вы к нам приедете - Сербии всегда будет что вам предложить!

Сербия > Миграция, виза, туризм > rg.ru, 16 марта 2021 > № 3662759


Сербия. Россия > Миграция, виза, туризм > rg.ru, 16 марта 2021 > № 3662760

Отдых на любой вкус

До пандемии COVID-19 Россия входила в пятерку стран, откуда в Сербию приезжает больше всего туристов.

В 2019 году поток российских туристов вырос на 58 процентов по сравнению с 2018 годом. Сейчас, несмотря на спад на 60 процентов (что, конечно, связано с пандемией), российские туристы, остающиеся в стране с ночевкой, занимают по количеству третье место. Это говорит о том, как важны для нашей страны гости из России.

Мы в Национальной туристической организации всегда помним о важности местного туризма и продвигаем наши направления внутри страны, и это оказалось ключевым фактором выживания отрасли в период пандемии. Теперь, ожидая окончания кризиса, мы с нетерпением ждем возможности снова принимать иностранных туристов в еще больших количествах, предоставляя упрощенный въезд в страну: для пересечения границы не нужны ПЦР-тесты, но мы создаем безопасную среду, полностью следуя предписаниям ВОЗ. Кроме того, мы создали свою программу Clean&Safe, в рамках которой в отелях, объектах размещения и ресторанах введены дополнительные меры по поддержанию гигиены и безопасности.

Мария Лабович, директор национальной туристической организации Сербии: Мы приглашаем россиян открыть для себя нашу гостеприимную страну. Мы тепло примем вас, и вы сможете насладиться нашей культурой, историей, природой и кухней, ощутите настоящее сербское гостеприимство

Все наши достопримечательности открыты для посещения. Сербия богата термальными источниками, и мы предлагаем широкий выбор возможностей для оздоровительного и медицинского туризма в центрах мирового класса. Наша столица Белград - многонациональный город с богатой культурой, множеством развлечений, обилием ресторанов и магазинов, который прекрасно подходит как для туризма, так и для деловых поездок. У российских туристов есть уникальная возможность познакомиться в Сербии с собственным наследием: русские архитекторы Роман Верховской, Василий Баумгартнер и Николай Краснов сыграли ключевую роль в создании нового облика Белграда. Тем, кто интересуется православием или историей вообще, мы рекомендуем посетить наши монастыри. Некоторые из них входят в список всемирного культурного наследия ЮНЕСКО.

Из Москвы и Санкт-Петербурга в Белград ежедневно совершается до пяти рейсов, и мы активно работаем над улучшением связей с Россией, участвуя в двух крупнейших туристических ярмарках, организовывая шоу и презентации в России и сотрудничая с российскими авиакомпаниями и туроператорами.

Сербия. Россия > Миграция, виза, туризм > rg.ru, 16 марта 2021 > № 3662760


Сербия > Миграция, виза, туризм > rg.ru, 16 марта 2021 > № 3662761

Увидеть, узнать, испытать

Культура

Чтобы понять европейскую и мировую духовность и культуру, необходимо познать богатое культурное наследие Сербии. Следы доисторической культуры можно найти на стоянке Лепенски-Вир, которое возникло около 7000 года до н.э. и известно, как "колыбель Европы".

Сербия находилась на границе Римской империи, и на ее землях проходили сражения, которые были важны для расширения и укрепления империи. Об этом свидетельствуют многочисленные фрагменты городов и дорог, построенных за время шестивекового римского владычества, а также тот факт, что 16 римских императоров родились на территории современной Сербии. Древнеримские памятники Сербии входят в программу Совета Европы "Культурные маршруты", а останки грандиозного дворца Галерия "Гамзиград-Ромулиана" включены в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Духовная и культурная жизнь средневековой Сербии вращалась вокруг Церкви, и потому многие православные монастыри - одни из самых важных памятников той эпохи. Монастыри Стари-Рас Сопочаны, Студеница и группа монастырей в Косово и Метохии попали в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Природа

Сербская природа предлагает гостям отдых на любой вкус. Здесь можно получить удовольствие от пеших прогулок по лугам или совершить восхождение на холмы, насладиться свежим воздухом и любоваться невероятными пейзажами.

Горы Сербии, покрытые густыми лесами и изумрудно-зелеными лугами, быстрые реки и озера с кристально чистой водой - идеальное место для отдыха в любое время года. Если вы любите экстрим, то необузданные реки, текущие сквозь крутые каньоны, идеально подходят для рафтинга или плавания на каяке. По широким спокойным рекам можно отправиться в круиз на лодке или поучаствовать в регате под теплым солнцем.

Завершить путешествие можно восхождением на вершину горы. В теплые месяцы можно покататься по склонам на велосипеде или полетать на параплане, спустившись с вершины на сочные луга. Зимой - проехать по крутым заснеженным склонам на лыжах или сноуборде.

Наслаждаясь природой, гости также смогут узнать больше о флоре, фауне и биоразнообразии Сербии.

Кухня

Сербия - настоящий рай для гурманов. Аппетитные супы и бульоны, овощные и мясные блюда и выпечка, десерты, перед которыми невозможно устоять, ждут вас в ресторанах по всей стране.

Большое влияние на сербскую кухню оказали соседние балканские и другие европейские народы, и потому она богата и разнообразна.

На севере страны любят блюда из теста, например хлеб и макароны, в центральной Сербии едят пироги из теста фило и жареную свинину, на западе предпочитают солонину и блюда из баранины, а на востоке - сваренную в молоке баранину, поленту и пастушьи пироги. На юге на столы ставят жареное мясо с гарниром из местных овощей, а в Косово и Метохии едят суп бунгур, бирьяни и блюда из баранины. Для большего удовольствия сочетайте деликатесы с превосходными местными винами или ракией, попробуйте свежие соки и утолите жажду местной минеральной водой.

СПА

Сегодня сербские спа стали туристическими центрами, которые могут удовлетворить запросы путешественников всех возрастов, тут вы найдете все для отдыха души и тела. Теперь здесь созданы условия, которые позволяют не только наслаждаться дарами природы, но и приезжать в любое время года. Обычно спа находятся в долинах и бассейнах рек и на склонах холмов и гор и неизменно окружены растительностью, приглашая гостей провести здесь несколько незабываемых дней.

Города

Сербские города обладают уникальной атмосферой, побуждая возвращаться сюда снова и снова. Прогуляйтесь по улицам, посетите парки и скверы, перекусите в местном ресторане или повеселитесь в одном из клубов или в традиционных сербских кофейнях… Все, что нужно сделать, - выбрать город, который привлекает вас больше всего, и приготовиться к настоящему приключению. Оживленные крупные города, где кипит жизнь, предлагают много возможностей для отдыха и развлечений, а также часто принимают крупные спортивные и культурные мероприятия, которые привлекают в Сербию весь мир.

www.serbia.travel/ru

Сербия > Миграция, виза, туризм > rg.ru, 16 марта 2021 > № 3662761


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 12 марта 2021 > № 3678006

Главная проблема сербов — неспособность вырастить национальную элиту

Аннотация

Безоговорочная верность и сербских властей, и оппозиции выбранной стратегии евроинтеграции — ошибочна. Она вводит политиков в соблазн предать национальные интересы ради сохранения или прихода к власти. Когда жажда власти становится важнее национальных интересов, это превращается в настоящую трагедию для страны.

Недавний визит спецпредставителя ЕС Мирослава Лайчака сначала в Приштину, а потом и в Белград является лишь очередным эпизодом одного и того же сериала, который никоим образом не приблизил развязку косовской драмы.

В этом сериале все главные роли исполняют в основном одни и те же актёры. Кто они, лица этого спектакля, чей решающий акт был сыгран более двух десятилетий назад, в 1998 и 1999 году?

Надо понимать, что переговоры Белграда и Приштины — не переговоры между сербами и албанцами, в которых Запад выступает в роли посредника, как это неустанно повторяют СМИ. Запад (ЕС и США) в этом долгосрочном политическом, экономическом и культурном конфликте не посредник, а заинтересованная сторона.

Страны Запада намерены легализовать оккупацию южного сербского края, которую они совершили в результате агрессии в 1999 году. Если Сербия признает Косово как независимое государство, агрессия НАТО против Союзной Республики Югославии получит оправдание. Это суть и конечная цель всех усилий Запада в этом направлении. Их интересует не мир, евроинтеграция и т. п., а лишь вступление Косово как независимого государства в ООН. Албанцы и их представители не являются субъектом в этих переговорах, их роль марионеточная. Ошибочно думать, что у косовских албанцев есть какие-то свои независимые позиции — эта территория так же, как и ее жители, находится под управлением самых сильных государств Североатлантического альянса.

Хотя стоит допустить, что станы НАТО время от времени демонстрируют друг другу свою мощь с помощью отдельных албанских политиков. Так обстоят дела и в самой Албании. Поэтому Лайчаку не мешал албанский флаг, пока он вел переговоры с Рамушем Харадинаем в Приштине. Можно пройти на шаг дальше и сказать правду: Западу нисколько не мешает история вокруг Великой Албании, которая сформировалась бы в результате объединения Албании и оккупированного Косово — он сам является покровителем этого проекта.

Изображая посредника в урегулировании косовского конфликта, западные страны продвигают свои интересы, хоть они и кричат о том, что на первом месте для них мир и процветание населения в балканском регионе. Запад и албанцы — это одна и та же сторона косовского конфликта. Этим и объясняется то, что косовские политики до сих пор не выполнили ничего из взятых на себя обязательств, в том числе не сформировали Сообщество сербских муниципалитетов.

С другой стороны, Сербия в ложных переговорах с Приштиной за последние девять или десять лет сделала ряд уступок, не получив взамен ровным счетом ничего — сербские власти упразднили государственные органы на севере Косово, отдали управление энергоснабжением и телекоммуникациями албанцам и заставили местных сербов принимать участие в нелегальных сепаратистских выборах, наивно полагая, что Запад оставит их в покое хотя бы на время.

Ситуация тупиковая: Запад и албанцы взяли все, что могли, осталось только место для Косово в ООН. А его нельзя получить без согласия Сербии, а также без согласия Совета Безопасности, вернее, России и Китая, которые обладают правом вето. Президент Александр Вучич понимает, что сербская общественность все-таки видит, что на переговорах Сербия до сих пор ничего не получила, и что сербское общественное мнение не проглотило бы горькую пилюлю косовской независимости. Поэтому он пытается получить за эту капитуляцию хоть какую-то уступку. Позже он представил бы общественности эту уступку как «великую победу», рассчитывая (скорее всего, ошибочно), что и это «прокатит». Вот почему Вучич постоянно говорит о необходимости компромисса и ругает западных представителей, таких как Лайчак, когда они в Сербии говорят о Косове как о независимом государстве — просто сербскому обществу это приятно слышать.

Игра вокруг Косово продолжается, и карты всё ещё на столе. Запад не откажется от своей цели, он попытается методом шантажа и поблажек заставить Сербию выполнить все его требования. Тем не менее западная морковка уже не такая вкусная, как раньше — и в ЕС, и в США уже не все так радужно. С другой стороны, палка, которой грозят Сербии уже два десятилетия, потеряла прежний грозный вид — агрессия наподобие той, которая была предпринята в 1999 году, сегодня уже не представляется возможной. Запад имеет в запасе еще экономические санкции, но на этот раз под ударом оказались бы западные инвесторы в сербскую экономику. К тому же осталась еще и гражданская оппозиция, которая рада была бы оказаться на месте Вучича и Сербской прогрессивной партии, несмотря на цену, которую ей пришлось бы за это заплатить.

Учитывая тот факт, что силы Запада уже не те, Сербия объективно имеет в своём распоряжении больше возможностей на косовском направлении, чем используют сербские политики. Большинство этих политиков застряло в 90-х годах прошлого столетия, когда мощь Запада казалась безграничной, а ЕС выглядел как рай на земле.

Такого уже давно нет, но сербские политики или не понимают, или не желают понять этот факт. Безоговорочная верность и сербских властей, и оппозиции выбранной стратегии евроинтеграции сегодня является ошибочной. Она вводит в соблазн предать национальные интересы ради сохранения или прихода к власти. Когда жажда власти становится важнее национальных интересов, тогда это превращается в трагедию для страны, в которой такое происходит. Главная проблема сербского общества сегодня — это его неспособность вырастить политическую элиту, которая руководствовалась бы в своих действиях только национальными интересами. Пока у нас дела обстоят так, как сегодня, к нам постоянно будут приезжать Лайчак и другие ложные посредники, а сербское общество будет рассыпаться.

Срджан Шлюкич

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 12 марта 2021 > № 3678006


Сербия. Россия > Медицина. Внешэкономсвязи, политика > minpromtorg.gov.ru, 11 марта 2021 > № 3686534

В МИНПРОМТОРГЕ ОБСУДИЛИ ВОПРОСЫ ПОСТАВОК РОССИЙСКОЙ ВАКЦИНЫ «СПУТНИК V» В СЕРБИЮ

Министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров провел встречу с Министром по инновациям и технологическому развитию Сербии, председателем Сербской части Межправительственного Российско-Сербского комитета по торговле, экономическому и научно-техническому сотрудничеству Ненадом Поповичем.

В ходе встречи стороны обсудили вопросы поставок российской вакцины и перспектив ее производства в Сербии. Напомним, 15 декабря прошлого года с Правительством Республики Сербии был подписан контракт на поставку 2 млн доз вакцины.

Денис Мантуров отметил, что Россия постепенно увеличивает производство вакцин и, с учетом соблюдения графика вакцинации российского населения, определяет возможности экспорта«Спутника V» за рубеж.

Ненад Попович подчеркнул серьезный настрой сербского руководства в ближайшее время наладить производство «Спутника V» на своей территории. Кроме того, Сербия заинтересована в приобретении дополнительных объемов российской вакцины.

В качестве других направлений двустороннего сотрудничества стороны обсудили авиастроение, железнодорожный транспорт и городскую инфраструктуру. В частности, в настоящий момент российские компании проводят консультации о формате участия в проекте создания в сербской столице системы внутригородского пассажирского движения «Белградский диаметр».

Сербия. Россия > Медицина. Внешэкономсвязи, политика > minpromtorg.gov.ru, 11 марта 2021 > № 3686534


Сербия. Евросоюз. ВОЗ > Медицина > un.org, 6 марта 2021 > № 3659677

Здравоохранение: женщины оказывают медицинские услуги, а решения принимают мужчины

Пандемия COVID-19 усугубляет существующее гендерное неравенство и усиливает нагрузку на женщин, в том числе в секторе здравоохранения, где женщины получают меньше, чем мужчины за свою работу, а также подвергаются угрозе насилия. Женщины составляют до 70 процентов медицинского персонала, но при этом занимают лишь 25 процентов руководящих должностей.

«Пандемия негативно сказалась на правах и возможностях женщин. Многие женщины оказались в невыносимой ситуации, когда им приходится одновременно выполнять множество обязанностей и дома, и в обществе. Мы крайне обеспокоены последствиями пандемии для психического здоровья и благополучия женщин, в том числе медицинских работников», – говорит директор Отдела страновых стратегий и систем здравоохранения Европейского бюро ВОЗ Наташа Аззопарди-Мускат.

Наши коллеги из Европейского бюро ВОЗ подготовили материал, рассказывающий истории четырех женщин, которые занимают ответственные руководящие позиции и призывают к переменам.

«Нам пришлось изменить свою жизнь за один день»

Д-р Мариша Здравкович – исполнительный директор университетской клинической больницы «Бежанийска коса» в Белграде (Сербия), где она проработала больше 22 лет. Она не только имела возможность наблюдать проблемы в сфере медицинской помощи, порожденные пандемией, но и сама участвовала в их решении.

«В июне 2020 года наша больница стала принимать исключительно пациентов с COVID-19. Это был очень сложный период для всего персонала больницы и, конечно же, для меня – ее директора. Когда мы полностью переключились на работу с COVID-19, у нас было меньше 24 часов для того, чтобы перевести 248 пациентов с иными заболеваниями в другие больницы и выполнить все эпидемиологические требования для того, чтобы стать главным центром по COVID-19 для всего столичного региона страны. Но мы справились», – говорит д-р Здравкович.

Работники здравоохранения, участвующие в борьбе с пандемией, часто под воздействием стресса испытывают депрессию, тревогу и бессонницу. При этом медработники-женщины страдают от этих последствий в непропорционально высокой степени.

«Главная задача заключалась в том, чтобы оптимально организовать работу. Для этого мы ввели шестичасовые смены в обычных отделениях и четырехчасовые смены в отделениях интенсивной терапии. Нужно было сделать так, чтобы врачи и медсестры могли полностью сосредоточиться на своих пациентах, и при этом не допускать переутомления персонала, потому что мы не знали, сколько продлится эта ситуация. Нам пришлось изменить свою жизнь за один день», – рассказывает д-р Здравкович.

О похожей ситуации рассказывает и д-р Жамиля Абеуова, директор Енбекшиказахской многопрофильной межрайонной больницы в Алматинской области (Казахстан). «Пандемия создала невиданную раньше ситуацию в системе здравоохранения. За короткое время мы провели переобучение всего медицинского персонала поликлиник, больниц, центров первичной помощи и инфекционного отделения», – говорит она.

«Наша работа стала более интенсивной – мы прежде всего проводили неотложные хирургические вмешательства и более сложные операции. Ситуация менялась очень быстро, и мы постоянно учились и адаптировались к новым условиям», – отмечает д-р Дебора МакНамара, главный консультант и хирург в больнице Бомонт в Дублине (Ирландия).

«Я принимала участие в разработке медицинской политики для всей страны, которая должна была помочь хирургам в этот непростой период, обеспечив безопасность всей хирургической бригады и наших пациентов, – поделилась она. – Каждый пациент, которого я вижу, по-прежнему служит напоминанием о важности моей работы, и мне очень помогает осознание того, что я в состоянии радикальным образом изменить и улучшить их жизнь».

Уйти от стереотипов

Гендерное неравенство и патриархальная система приводят к тому, что женщины-медработники зарабатывают меньше, чем мужчины, и имеют меньше возможностей для карьерного роста. Часто это связано с тем, что их обязанности не ограничиваются работой.

Будучи председателем рабочей группы по гендерному равноправию в хирургии при Королевской коллегии хирургов Ирландии, д-р МакНамара видит множество препятствий для карьерного роста женщин в сфере хирургии, где по-прежнему преобладают мужчины. В настоящее время доля женщин среди хирургов-консультантов в Ирландии составляет лишь 7 процентов.

«Мы обнаружили, что даже у школьников есть четкое представление о том, кто такой хирург и как он выглядит, – сообщила она. – Часто они просто не представляют себе женщину-хирурга. Многие студентки даже не смеют задумываться о карьере в хирургии».

Вместе с тем д-р МакНамара отмечает: «Последние несколько лет я, к счастью, вижу, как на должности хирургов-консультантов по всей стране назначают женщин, и моя больница – не исключение. Такой прогресс очень обнадеживает, и это стало возможным в том числе и благодаря нашей работе по оценке существующих пробелов, а также нашей образовательной и просветительской деятельности».

Несмотря на прогресс, темпы достижения гендерного равноправия остаются очень медленными. «Важную роль здесь играют СМИ – они должны больше делать для того, чтобы содействовать появлению женщин-лидеров и не допускать неприемлемых и женоненавистнических комментариев. Мы должны начинать пропагандировать гендерное равенство с раннего возраста, в детских садах, школах и университетах, в том числе в процессе обучения будущих руководителей в сфере здравоохранения», – считает д-р Здравкович.

Укреплять позиции женщин-лидеров

Женщины во всем мире занимаются предоставлением услуг здравоохранения, в то время как планируют такие услуги и руководят ими мужчины. Женщины практически не вовлечены в принятие решений о мерах по борьбе с COVID-19 в своих странах и на глобальном уровне.

«Здесь [в больнице] женщин можно встретить на всех уровнях – от рядового персонала до руководителей среднего звена. Однако так дело обстоит не везде – в системе государственной службы в Казахстане женщины традиционно занимают рядовые должности, а практически все руководящие функции выполняют мужчины», – говорит д-р Абеуова.

«В нашем обществе считается, что лидерами должны быть мужчины, и из-за таких социальных норм женщинам-лидерам очень трудно заставить других прислушиваться к своему мнению, – отмечает д-р МакНамара, которая на протяжении всей своей карьеры наставляла и вдохновляла женщин-хирургов. – Очень важно, чтобы женщины-лидеры были на виду и чтобы они могли защитить своих младших коллег в трудную минуту».

«Нужно, чтобы на руководящих должностях работали и женщины, и мужчины – это позволит представлять различные мнения и опыт, – убеждена д-р Аззопарди-Мускат. – Женщины должны занимать лидерские позиции на всех уровнях управления, от местного и областного до центрального и глобального, во всех секторах. Особенно это важно в общественном здравоохранении, где каждый день мы принимаем решения, которые касаются жизней миллионов людей».

Сербия. Евросоюз. ВОЗ > Медицина > un.org, 6 марта 2021 > № 3659677


Сербия. Косово > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 6 марта 2021 > № 3678070

Слова о «компромиссе» Сербии с косовскими сепаратистами — сказки для детей

Аннотация

Любые переговоры подразумевают компромисс – вопрос только в том, где границы этого компромисса. В случае Косово и Метохии президент Сербии Александр Вучич демонстрирует, что эти границы для него находятся далеко за рамками Конституции Сербии и резолюции СБ ООН 1244. Тем не менее заключение сделки с косовскими сепаратистами в предвыборном году не смогла бы объяснить даже весьма профессиональная и успешная пропагандистская машина сербского президента.

Евросоюз не заинтересован в сохранении «статус-кво» в Косово и Метохии, а переговоры о «нормализации отношений» между Белградом и Приштиной могут закончиться в течении нескольких месяцев. Об этом заявил посредник ЕС в переговорах Мирослав Лайчак 3 марта в Белграде после встречи с президентом Сербии Александром Вучичем. Почему, несмотря на усилия западных посредников, развязка в сюжете вокруг Косово все еще не наступила, в интервью ИА REGNUM рассказал профессор факультета политологии Университета в Белграде Часлав Копривица.

Какие новые моменты в косовском урегулировании появились после визита Мирослава Лайчака в Приштину и Белград?

Визит Мирослава Лайчака в Белград не принес ничего нового. На основании того, что сказал Лайчак, а мне кажется, что это важнее того, что сказал на совместной пресс-конференции президент Александр Вучич, Евросоюз желает «раз и навсегда» решить косовский вопрос, так как объединенная Европа «не заинтересована в сохранении статус-кво» в Косово. Иными словами, Евросоюз здесь выступает не так, как он хочет, чтобы о нем думали другие — как нейтральный посредник, а как сторона в переговорах, у которой есть определенные интересы. Лайчак, приезжая из Словакии, не выступает с позиций своего государства, которое не признало независимость Косово — он приезжает как чиновник ЕС, который уже «проявил» себя во время подготовки референдума об отделении Черногории. Референдум был проведен с нарушением всех возможных юридических норм, а ЕС в этом мероприятии сыграл крайне необъективную роль, помогая Мило Джукановичу оторвать Черногорию от совместного с Сербией государства, вопреки воле большинства черногорцев.

Какое компромиссное решение Лайчак готов предложить Сербии, чтобы она решилась сменить «статус-кво», который не подходит Евросоюзу, на «юридически обязывающее соглашение» с Приштиной?

Когда Лайчак говорит, что он против «статус-кво», это значит, что Брюссель понимает простой факт — время не на его стороне, и поэтому надо как можно скорее завершить все долгосрочные геополитические процессы, которые начались несколько десятилетий назад. Относительно недавно Лайчак заявил о том, что косовская проблема не может быть решена, если не будут приняты изменения в конституциях и Сербии, и Косово. Конституция так называемого Косово — это ничего не значащий документ, только косовские албанцы могут считать, что она кого-то к чему-то обязывает. Но зато Конституция Республики Сербии предельно ясно определяет, кому принадлежат Косово и Метохия и каковы могут быть рамки для достижения компромисса по данному вопросу.

С другой стороны, Брюссель настаивает на признании независимости Косово Белградом. Это называется «всеобъемлющая нормализация отношений», которая, как заявил Лайчак, должна «раз и навсегда» решить этот вопрос. Иными словами, Сербия раз и навсегда должна отказаться от своей территории. В соответствии с тем, что предлагают Евросоюз и США, Сербия не может рассчитывать на решение, которое соответствовало бы Конституции Сербии и резолюции 1244 СБ ООН. Другие международно-правовые рамки для урегулирования косовского вопроса не существуют, все остальное, что было подписано за годы переговоров между Белградом и Приштиной, выходит за эти рамки, включая Брюссельское соглашение. Злосчастная формулировка «всеобъемлющая юридическая нормализация» — не что иное, как криптоним, скрывающий за собой признание Косово со стороны Сербии или безвременный отказ Белграда от нормальных, разумных и юридически оправданных претензий на интеграцию временно отторгнутой территории Косово и Метохии в конституционное и правовое поле Республики Сербии.

Тем не менее президент Сербии Вучич настаивает на компромиссном решении. Что Запад мог бы все-таки предложить Сербии под видом этого компромисса, необходимого для окончания переговорного процесса?

В любых переговорах речь идет о компромиссе, но вопрос только, в каких границах. Я не знаю, какой вариант Запад попробует найти, но без всякого сомнения их цель — легализация фактического положения дел, вызванного насильственным отделением и противоправным признанием сепаратистского образования под названием «Республика Косово». Запад хотел бы из этого «правового инцидента» создать новую международную реальность. Очень симптоматично, что в коммуникации с представителями России сербские власти, в первую очередь, президент, постоянно забывают подчеркнуть, что резолюция 1244 СБ ООН не может быть предметом торга. Вучич постоянно действует так, как будто этой резолюции не существует. Его формулировки, высказывания о каком-то компромиссе, в результате которого каждая сторона должна быть «одинаково недовольна» — это все сказки для маленьких детей, это какая-то ложная мудрость. Такой риторикой президент Сербии пытается завуалировать то, в чем нет сомнений — компромисс по поводу Косово и Метохии, который он лично мог бы принять, выходит за рамки внутреннего и международного права.

Перед поездкой в Сербию Лайчак упомянул необходимость формирования Сообщества сербских муниципалитетов, что албанская сторона обязалась сделать еще в 2013 году, но не сделала до сих пор. Может ли этот момент в будущем соглашений быть использован как компромисс?

Насколько я помню, президент Сербии ранее говорил о том, что Сообщество сербских муниципалитетов, создание которого давно было оговорено и, которое, добавлю от себя, не дает сербскому народу в Косово и Метохии никаких рычагов исполнительной власти, нельзя еще раз сделать предметом переговоров. Нельзя делать новые уступки албанской стороне в обмен на формирование Сообщества сербских муниципалитетов, так как его создание — это её обязательство, которое должно быть выполнено. С другой стороны, в середине прошлого года западные посредники, в первую очередь, Германия, заговорили о том, что все, что было подписано с самого начала брюссельского процесса, должно быть реализовано только после подписания всеобъемлющего договора. Это крайне наглая конструкция, которая никак не соответствует базовым представлениям о том, что такое право и международные договоры. К тому же, Сербия в рекордные сроки выполнила все, что было подписано в Брюсселе, несмотря на то, что это было не в ее интересах. Вучич и его команда запросто демонтировали конституцию Сербии на территории южного края. Теперь оказалось, что Евросоюз, который является союзником албанских сепаратистов, ищет толкование договоренностей, которое позволило бы косовским албанцам не оформить Сообщества сербских муниципалитетов, но сделать это так, чтобы это не считалось нарушением прежних соглашений.

Сколько времени Брюссель выделил на подписание соглашения между Белградом и Приштиной? Сам Лайчак говорит, что переговоры могут закончиться в течение нескольких месяцев.

Да, Запад сейчас об этом мечтает. Если бы они могли так сделать, это уже было бы сделано. Я хотел бы напомнить вашим читателям, что вся кампания Вучича по так называемому разграничению Косово началась в июле 2017 года, непосредственно после его избрания на должность президента Сербии. Для него, вернее, для тех, кто диктует Вучичу повестку дня, это было оптимально, так как любому лидеру проще решить неприятные вопросы в начале четырехлетнего срока. Но уже 2021 год на дворе — четвертый год президентского срока Вучича. Не в его интересах достичь соглашения с Приштиной именно сейчас, при этом в тех рамках, на которые он согласился, подписав Брюссельское соглашение. Какой бы сильной ни была пропаганда Вучича, президент все-таки понимает, что любой компромисс, выходящий за рамки конституции Сербии и резолюции 1244, может реально навредить его имиджу и авторитету в год выборов.

До избрания нового патриарха Сербской православной церкви в СМИ шла бурная дискуссия на тему, зависит ли от личности патриарха отношение СПЦ к Косово и Метохии. Мнение церкви — один из тех факторов, которые президент Вучич тоже должен учитывать, принимая решение о подписании соглашения с Приштиной. Может ли СПЦ в обозримом будущем поменять позицию, согласно которой Косово является неотъемлемой частью Сербии?

Избрание патриарха сербские СМИ представили как настоящую предвыборную кампанию, хотя это абсолютно неприемлемый подход, когда речь идет о церковных вопросах. Тем не менее, надо сказать, что властям было не все равно, кто из архиереев займет патриарший престол.

Внутреннее церковное устройство таково, что патриарх не может идти против архиерейского собора. Мы знаем, что в предыдущие годы архиерейский собор уже дважды четко высказал позицию по поводу недопустимости отчуждения Косово и Метохии. В недавнем интервью патриарха Порфирия сербскому телеканалу РТС мы могли услышать о том, что Косово — это духовная колыбель Сербии, и что эта территория не может быть разменной монетой в каких бы то ни было сделках. С другой стороны, пока патриарх Порфирий был митрополитом Загребацко-Люблянским, он проявлял вызывающую беспокойство склонность поддерживать позицию властей, хотя она и противоречила Конституции Сербии, международному праву и мнению большинства представителей СПЦ. Я надеюсь, что после того, как он занял престол сербских патриархов, это изменилось, и что патриарх Порфирий теперь будет защищать позицию, в рамках которой территорию Косово и Метохии нельзя отделить от Сербии.

Татьяна Стоянович

Сербия. Косово > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 6 марта 2021 > № 3678070


Сербия. Китай. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 марта 2021 > № 3678073

Будущее Сербии в чистилище между ЕС, Россией и Китаем

Аннотация

XIX век был эпохой объединений наций в большие национальные государства, XX был веком столкновения идеологий, а наше столетие пройдет под знаком двух процессов – интеграции и регионализации. Сербия должна будет интегрироваться в какой-то блок, и лично мне бы хотелось, чтобы этот блок представлял славянскую, православную цивилизацию и отражал традиционные ценности, которые разделяет большинство граждан Сербии. Но пока такого блока нет.

Косовский вопрос и процесс евроинтеграции как две отправные точки внутренней и внешней политики Сербии, роль России в Балканском регионе, расстановку сил на внутриполитической сцене страны и вероятность нового «майдана» в Сербии в интервью ИА REGNUM анализирует политолог, ассистент кафедры сравнительной политологии ФГСН РУДН Александр Джокич.

Недавно официальный представитель МИД России Мария Захарова напомнила западным партнерам, играющим в переговорах Белграда и Приштины роль посредника, о принципах, на которых должно основываться решение косовского вопроса. По ее словам, оно должно базироваться на резолюции 1244 СБ ООН и быть одобренным не только СБ ООН, но и общественностью. По вашему мнению, какова текущая роль России в косовском урегулировании? Почему сербская сторона так и не попросила Москву выступить в роли посредника?

Переговоры о статусе Косово изначально велись под эгидой ООН, а переведены под юрисдикцию ЕС они были благодаря решению, принятому во время правления бывшего президента Сербии Бориса Тадича. Тадич утерял свои позиции после того, как перед президентскими выборами выразил неготовность подписать в Брюсселе договор, который фактически устанавливал границу между Сербией и Косово (и который впоследствии подписали Вучич и социалист Ивица Дачич в 2013 году). После этого немецкий канцлер Ангела Меркель поддержала Томислава Николича и Александра Вучича. Сербская прогрессивная партия в 2012 году получила власть именно таким путём, когда уже было ясно, что у неё есть поддержка Запада, чтобы сместить правящую на тот момент коалицию, созданную вокруг Демократической партии. Брюссельский процесс переговоров о статусе Косово полностью курируется Германией при поддержке США.

Так было все время до прихода к власти в Вашингтоне администрации Трампа, попытавшейся начать параллельный процесс переговоров (кульминацией здесь стало подписание абсурдного Вашингтонского соглашения, в рамках которого Сербия согласилась на признание независимости Косово Израилем) и добиться от Вучича быстрого признания независимости Косово посредством разного вида сделок типа обмена территориями, обещаний американских инвестиций в регион и т. д. Администрация Байдена вернула происходящее в обычную колею: процессом снова будет руководить Германия, все параллельные переговоры сворачиваются.

Парадоксально, но поражение Трампа — для Сербии хорошая новость, потому что он что-то предлагал в обмен на признание независимости Косово, а Байден ничего не готов предложить. Это значит, что вопрос признания независимости откладывается на неопределенный срок.

Из сказанного выше понятно, что Запад контролирует весь процесс вокруг Косово, и тут нет места для России, поэтому Вучич и не приглашает ее к столу переговоров. Если бы он это сделал, Запад тут же поддержал бы либеральную часть сербской оппозиции и сверг режим Вучича, а потом переговоры в Брюсселе продолжились бы уже с участием новых сербских властей. В такой ситуации российским властям не остается другого выбора, кроме как повторять принципиальную позицию Кремля, ссылаясь на резолюцию 1244 Совбеза ООН, по которой Косово является неотъемлемой частью Сербии.

Сербские аналитики, особенно близкие к оппозиции, часто уделяют слишком много внимания формулировкам российского Министерства иностранных дел, которые касаются Косово. Эти аналитики ожидают, что Россия в какой-то момент начнет откровенно критиковать Вучича из-за его косовской политики. Россия выступает с четкой и всем известной принципиальной позицией, которая опирается на международное право. Конечно, резолюция 1244 всегда упоминается, и вполне ожидаемо, что приводятся слова о сербской общественности. Но разве эта общественность не выбирала Вучича президентом и разве Россия не признает итоги этих выборов? И может ли российский МИД заявить, что Россия поддерживает решение косовской проблемы, с которым не согласно сербское общество?

Спецпредставитель ЕС по переговорам Белграда и Приштины Мирослав Лайчак на днях посетил Белград и Приштину, а затем и Подгорицу. Перед его визитом сербские СМИ писали о своего рода ультиматуме, который он везет сербской стороне и который касается признания независимости Косово. Как Вы оцениваете итоги его визита? В каком направлении в ближайшее время будет развиваться процесс косовского урегулирования?

Сербские СМИ, особенно те, которые поддерживают режим президента Вучича, регулярно пишут о западных ультиматумах Сербии по статусу Косово. Обычно это значит, что Вучич собирается подписать очередной договор, который лишит Сербию той или иной функции или института в Косово, и поэтому нужен театр с ультиматумами, чтобы его очередная уступка выглядела как настоящий триумф. Иногда никакого ультиматума и даже договора нет, а нарратив об ультиматуме просто подчеркивает непоколебимый патриотизм сербского президента. Сам Мирослав Лайчак достаточно противоречивая фигура, и его профессионализм как переговорщика под большим вопросом. Он любит пиарить себя, ему импонируют обещания, которые он никак не может выполнить, но которые в свою очередь создают имидж великого дипломата. Лайчак один из тех политиков, которые очень непопулярны в своей собственной стране, но которые больше всего заинтересованы в продвижении по лестнице евробюрократии.

Вопреки энтузиазму Лайчака, не стоит ожидать какого-то окончательного прорыва в процессе переговоров о статусе Косово, особенно если иметь в виду, что Косово, вероятнее всего, снова будет возглавлять популист Альбин Курти, который не является сторонником ни компромисса, ни переговорного процесса. Курти — кандидат албанского общества в Косово, в отличие от предыдущих косовских лидеров, которых контролировал Вашингтон. Это означает начало периода внутренней политической нестабильности в Косово, что замедлит процесс Брюссельских переговоров.

Хашим Тачи был фаворитом США в Косово до тех пор, пока не поддался влиянию Трампа и не согласился участвовать в параллельном вашингтонском процессе переговоров, после чего был отправлен в Гаагский трибунал как политический лидер, вышедший из употребления. В отличие от Тачи или Рамуша Харадиная, которые совершали военные преступления против сербов и албанцев, преданных Сербии, Курти не участвовал в войне 1998−1999 годов и его руки не запятнаны кровью граждан Сербии. Это лишь означает, что его нечем шантажировать, как это можно было делать с преступниками вроде Тачи и Харадиная.

Поэтому можно ожидать, что Курти будет блокировать любые компромиссные решения в Брюсселе, и что это серьезно затормозит этот процесс. Это в интересах Сербии, лидер которой Александр Вучич, наоборот, слишком склонен к компромиссам и уступкам в процессе переговоров.

Недавно Сербская православная церковь получила нового предстоятеля. Сама процедура избрания патриарха вызвала ряд вопросов и, как следствие, сомнения по поводу того, что там не обошлось без активного лоббирования со стороны Александра Вучича. Правда ли, что ему был нужен «послушный» патриарх, который успокоит общественность в случае признания Косово Белградом?

Сербская православная церковь располагает самым большим кредитом доверия со стороны граждан Сербии по сравнению со всеми остальными общественными и государственными институтами, поэтому логично, что любая политическая власть хотела бы ее контролировать. СПЦ распространяется не только на Сербию, но и на другие государства, где проживает значительное число сербов, — Боснию и Герцеговину и Черногорию. Например, СПЦ в Черногории никак не может контролироваться сербскими властями, поэтому епископы оттуда часто критикуют прозападную политику Вучича, особенно его участие в процессе переговоров о статусе Косово в Брюсселе, в рамках которых продвигается процесс построения независимости Косово. Епископы из БиГ, наоборот, положительно высказываются о Вучиче, некоторые из них зашли так далеко, что начали сравнивать критику Вучича с распятием Иисуса Христа — конкретно речь идёт о епископе Бихачско-Петровачском Сергии (Карановиче).

Позиция сербских епископов из БиГ такова, потому что режим Вучича в Белграде и режим Милорада Додика в Баня-Луке находятся в политическом союзе и оказывают друг другу поддержку. Конечно, епископы СПЦ из Сербии всячески хвалят Александра Вучича, он даже получал высокие церковные награды за то, что он якобы защищает сербские интересы в Косово.

Я бы подчеркнул, что СПЦ никак не сможет официально и публично согласиться с признанием Косово, если это произойдет, но при этом она может не оказывать Вучичу активного сопротивления в этом вопросе, как это случилось в 2013 году, когда режим Вучича подписал Брюссельское соглашение, которое предполагало полную ликвидацию институтов власти Республики Сербии в Косово. Ожидать в Сербии активного сопротивления властям под руководством церкви, как это было в Черногории, не стоит в любом случае.

Спикер парламента Сербии Ивица Дачич 1 марта пригласил все партии, и парламентские, и внепарламентские, принять участие в дебатах о том, какие изменения нужно внести в выборное законодательство, чтобы обеспечить условия для равноправного участия в следующих парламентских выборах. Ожидаете ли Вы, что сербские власти и оппозиция придут к взаимоприемлемому решению? Можно ли ожидать еще одного бойкота выборов со стороны оппозиции?

В данный момент сербская оппозиция разделена на три группы: умеренно-консервативную, которую представляют Народная партия Вука Еремича и «Двери» Бошко Обрадовича; леволиберальную (Партия свободы и справедливости Драгана Джиласа и фракция Демократической партии, которую возглавляет Зоран Лутовац) и либеральную во главе с Социал-демократической партией, лидером которой является бывший президент Сербии Борис Тадич. В переговорах участвуют и партии, которые в прошлом доказали, что они являются лояльной оппозицией, то есть в неофициальном порядке сотрудничают с режимом Вучича. Среди них Демократическая партия Сербии Милоша Йовановича и Движение свободных граждан Сергея Трифуновича. В СМИ появилась информация, что представители реальной оппозиции, которая бойкотировала предыдущие выборы, согласовали совместную платформу для переговоров, но еще не выбрали представителей в данном процессе. В качестве возможных представителей упоминались Боян Пайтич, либерал и бывший глава администрации автономного края Воеводина, и Слободан Самарджич, консерватор и бывший министр в правительстве Сербии.

В реальности трудно ожидать, что режим Вучича как по волшебству согласится на проведение выборов в демократической и свободной обстановке, так как именно Вучич и создал теперешнюю атмосферу страха и гонений на оппозицию. Вряд ли его к этому принудят и представители Евросоюза, раз они признавали все предыдущие избирательные циклы демократическими и не ставили легитимность Вучича под вопрос. Но это вовсе не значит, что оппозиция снова пойдет на бойкот выборов, потому что слишком долгое отсутствие во всех органах власти, даже на местном уровне, сильно подрывает членскую базу партий и снижает их рейтинг. В целом я ожидаю, что переговоры не будут успешными, в том смысле, что условия для проведения выборов никак не улучшатся, а оппозиции будет очень тяжело оставаться объединенной вокруг решения не выходить на выборы. Режим Вучича на это и надеется.

Летом 2020 года в Сербии вспыхнули первые в Европе «коронавирусные» протесты после того, как президент Вучич попытался вернуть комендантский час для борьбы с распространением инфекции. Тогда некоторые российские СМИ писали о том, что в Сербии налицо попытка организовать «майдан». Можно ли говорить об опасности новой цветной революции после той, которая произошла в октябре 2000 года?

Данные протесты действительно были массовыми и спонтанными, а значит опасными для власти. В них приняли участие в основном молодые антизападные сербские националисты, которые сегодня составляют большинство сербской молодежи. Власти очень жестко подавляли эти протесты, так как боялись, что к ним подключатся и оппозиционные движения. Главным доказательством, что это не было процессом свержения власти, организованным извне, является вялая реакция и пассивность сербской оппозиции, которая изначально активно не подключилась к протестам, а когда подключилась, приложила все усилия к тому, чтобы сделать их пассивными. Последствием жестких действий режима и неготовности оппозиции в открытую подержать свержение действующей власти через протесты стало быстрое угасание демонстраций.

Стоит добавить, что ни о каком «майдане» в Сербии, с её явно прозападной ориентацией внешней политики и неолиберальной экономикой, направленной на получение прибыли западными, в основном немецкими, корпорациями, речи быть не может. В Югославии уже прошёл «майдан» 5 октября 2000 года, а все сербские правительства с тех пор ставили перед собой стратегическую цель — вступление Сербии в Евросоюз и экономическую нацеленность на европейский рынок.

Кстати, нельзя забывать, что пока развивалась активная фаза протестов, СМИ, близкие к сербской власти, обвиняли в попытке свержения власти в Белграде Россию и ФСБ, тем самым посылая ясные сигналы Западу, что режим Вучича всегда лоялен своим «партнерам». Только потом, когда опасность миновала, и Запад, очевидно, не поддержал протесты, аналитики, стоящие на службе сербских властей, сменили дискурс на «майданный».

Как Вы оцениваете текущее состояние сербской политической сцены? Какие оппозиционные партии могут рассчитывать на поддержку избирателей на следующих выборах? Какая доля сербского населения реально поддерживает Сербскую прогрессивную партию Александра Вучича?

Самый большой успех Александра Вучича, если можно так выразиться, состоит в зачистке политической сцены от оппозиции. Даже во времена 90-х, когда политическая система в Сербии была полуавторитарной, партийная система Сербии не базировалась на одной-единственной доминирующей партии. Выходит, что режим Слободана Милошевича, которого коллективный Запад называл тираном, был более демократичным, чем режим Вучича, который Запад всяческий поддерживает. Используя тактику постройки зонтичной партии по примеру венгерского «Фидеса», а также существенно расширяя контроль над разного рода СМИ в Сербии — начиная с радио и печатных изданий и заканчивая ТВ-каналами, Вучичу удалось успешно маргинализировать сербскую оппозицию. Дискурс его Сербской прогрессивной партии намеренно противоречивый: в ней есть и проамериканские, и пророссийские лидеры, есть консерваторы и либералы, есть даже ковид-диссиденты и сторонники общего локдауна.

В условиях тотальной пропаганды прорежимных СМИ большинство избирателей, которые готовы участвовать в избирательном процессе, видят в СПП единственную партию, которая может победить на выборах, а так как большинство граждан Сербии вне больших городов живет очень бедно и зависит от финансовой помощи властей, ясно, что у них нет возможности пойти против партии, которая доминирует на политической сцене Сербии. В данный момент шансы сербской оппозиции против режима Вучича низкие. СПП овладела правой частью политической сцены, а большинство граждан Сербии придерживаются правых взглядов, здесь ситуация похожа на другие восточноевропейские общества — венгерское, польское, словацкое, болгарское… Если сербская оппозиция будет фокусироваться на либеральной части электората, она всегда будет проигрывать. Проблема в том, что единственные СМИ в Сербии, которые неподконтрольны режиму, подконтрольны американцам, а они готовы поддерживать только либеральную часть оппозиции. Таким образом США держат Вучича у власти до тех пор, пока они считают это выгодным для себя и пока они не используют его до конца, как использовали Мило Джукановича в Черногории.

Российская Федерация в Сербии фактически работает лишь с одной политической силой — действующей властью. Многие российские и сербские СМИ трудятся надо созданием для Вучича образа пророссийского политика. Какова степень реальной «пророссийскости» Вучича и где находятся её границы?

Многие уже забыли, что и предшественник Вучича и Томислава Николича на посту президента Сербии Борис Тадич также проводил политику так называемых «четырех столпов» — поддерживать хорошие отношения с США, ЕС, Россией и Китаем. Политика Вучича в отношении России не сильно отличается от описанной политики Тадича, за исключением публичной риторики, в рамках которой Вучич представляется как небывалый русофил и близкий друг президента РФ Владимира Путина. Но он также позиционирует себя как доверенное лицо немецкого канцлера Ангелы Меркель, председателя КНР Си Цзиньпина, а также любого американского президента (пока он дружил с тремя американскими президентами — Обамой, Трампом и Байденом). Как и предыдущие сербские администрации после «майдана» 5 октября 2000 года, Вучич в первую очередь ведет прозападный курс на евроинтеграцию и при этом поддерживает экономическое сотрудничество с Россией. Это обусловлено тем фактом, что большинство граждан Сербии являются русофилами, и любое сербское правительство должно это учитывать.

Очевидно, что российское руководство должно поддерживать хорошие отношения с любой сербской администрацией, политика которой не противоречит российским интересам на Балканах, но поддерживая слишком близкие отношения с режимом Вучича, во многом легитимизируя его в глазах его собственного электората, Россия рискует связать свой положительный имидж в Сербии с судьбой одного политического режима, который рано или поздно все равно потерпит поражение.

Поэтому для России было бы полезно не позволять режиму Вучича втягивать себя во внутриполитические разборки в Сербии, а это возможно только через развитие каналов коммуникации и сотрудничества с той частью сербской оппозиции, которая в дальнейшем заинтересована в сотрудничестве с Россией. К примеру, ЕС и США работают и с сербским режимом, и с сербской оппозицией, они все время угрожают Вучичу тем, что в любой момент могут отказать ему в поддержке. Сам Вучич это прекрасно понимает, поэтому он знает, кто его друг для фото в инстаграм-профиле, а кто реально располагает влиянием в Сербии. И это не президент России и, к сожалению, не граждане Сербии.

Какова, по Вашему мнению, эффективность политики России в Сербии и на Балканах в целом? На кого она могла бы опереться в регионе, помимо действующих сербских властей?

Эффективность политики определяется достижением ее целей. Если бы цель российской внешней политики в Сербии и на Балканах состояла в политическом, экономическом и военном контроле над данным регионом, как это было во времена Российской и советской империй, тогда политика России выглядело бы совершенно неудовлетворительно. Но если учитывать, что цели России на Балканах намного прозаичнее упомянутых и сводятся к получению прибыли в сделках на финансовом рынке и рынке энергоносителей, тогда российская политика на Балканах является успешной. Понятно, что есть люди и на Балканах, особенно среди сербов, и в России, которые бы хотели видеть победоносное возвращение Москвы в регион, но это практически невозможно осуществить в данный момент, когда полуостров уже почти полностью интегрирован в ЕС и НАТО.

Современная Россия со своим политическим, военным и экономическим потенциалом вряд ли смогла бы вытеснить Запад с Балкан, да и вопрос, зачем это делать, как это сделает экономику России сильнее. Она сегодня опирается в основном на Сербию и пытается создать благоприятные условия для сотрудничества с Болгарией, в чем ей очень сильно препятствуют США. У нее полностью успешные деловые отношения с Хорватией и Словенией, о чем сербские СМИ предпочитают умалчивать, так как между хорватами и сербами существует острая неприязнь, сравнимая с той, которую мы видим между армянами и азербайджанцами. С Румынией Россия не может сотрудничать эффективно, так как интересы этих двух государств сталкиваются в Молдавии. Похожая ситуация с Грецией, которая входит в сферу интересов Запада постоянно, начиная с первой половины XIX века (это даже видно из сегодняшнего конфликта на уровне поместных православных церквей, в котором греческие церкви единым фронтом выступают против РПЦ).

Если Белград в обозримой перспективе всё же признает независимость Косово, как поведёт себя в этой ситуации Москва? Одобрит ли она произошедшее, ссылаясь на то, что такой вариант устраивает Сербию? К чему может привести подобное решение РФ, если учитывать, что оно будет идти вразрез с волей и убеждениями подавляющего большинства сербов?

Москва не может не согласиться с решением Белграда признать независимость Косово, если это произойдет. Россия таким шагом Сербии была бы недовольна, потому что это означало бы, что целый Балканский полуостров будет интегрирован в ЕС, а вполне возможно и в НАТО. Наверное, говорить о прямом признании независимости Косово со стороны Белграда не очень реалистично. Все-таки Запад пытается протолкнуть смягченный вариант косвенного признания независимости Косово, так, чтобы оно стало членом Организации Объединенных Наций. Политика Москвы должна сосредоточиться на периоде, предшествующем решению, которое мог бы принять Белград, иначе потом будет слишком поздно.

Честно говоря, влияние России на этот процесс заметно ниже, чем у ЕС и США, но нет такого сербского политика, включая Вучича, который бы просто так, без какой-либо компенсации согласился на вступление Косово в ООН. Под этим подразумевается не какая-то коррупция, хотя это тоже может быть частью сделки, а конкретное вознаграждение Сербии как государства за принятие такого решения. Это может быть обмен территорией с Косово, что изначально пытался продвинуть Трамп, с чем согласились Вучич и тогдашний президент Косово Хашим Тачи, или какой-то «план Маршалла» для Сербии, или, наконец, вступление Сербии в ЕС, что в данный момент невозможно себе представить, учитывая все проблемы, с которыми сталкивается сам ЕС.

Проще говоря, не Россия удерживает Сербию от косвенного признания Косово, а неготовность и неспособность Запада предложить Белграду что-то конкретное взамен.

Всё-таки, где, по Вашему мнению, лежит будущее Сербии? Действительно ли «евроинтеграция» не имеет альтернативы, особенно учитывая, что её условием является окончательный отказ от Косово и, по всей видимости, вступление в НАТО?

В среднесрочной перспективе, в следующие пять-десять лет будущее Сербии — это пребывание в чистилище между ЕС, Россией и все более сильным Китаем. Под этим подразумевается, что она не станет частью ни одного интеграционного блока — ни ЕС, ни ЕАЭС, ни НАТО. Это, по-моему, и есть самый большой шанс для Вучича, чтобы сохранить власть в перспективе. Я бы сказал, что XIX век был эпохой объединений наций в большие национальные государства, XX был веком столкновения идеологий, а наше столетие пройдет под знаком двух процессов — интеграции и регионализации. Сербия должна будет интегрироваться в какой-то блок, и лично мне бы хотелось, чтобы этот блок представлял славянскую, православную цивилизацию и отражал традиционные ценности, которые разделяет большинство граждан Сербии. Но пока такого блока нет, а ЕАЭС слишком ориентирован на Азию и не способен интегрировать Балканы. Если никакой альтернативы либеральному западному блоку ЕС не возникнет, Сербия в какой-то момент в будущем должна будет вступить в Евросоюз.

Татьяна Стоянович

Сербия. Китай. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 марта 2021 > № 3678073


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 26 февраля 2021 > № 3691630

Единство православия во многом будет зависеть от нового сербского патриарха

Аннотация

Нового патриарха Сербского Порфирия ожидают многочисленные испытания, связанные как с политикой сербских властей, так и с действиями коллективного Запада, Ватикана и Фанара.

Сербская православная церковь (СПЦ) 18 февраля избрала нового патриарха — им стал митрополит Загребацко-Люблянский Порфирий. Уже 19 февраля в Белграде прошла церемония его интронизации. Новый глава СПЦ во время церемонии в Соборном храме обратился к верующим. Своими первостепенными задачами на высшей церковной должности он назвал заботу о православных сербах в Косово и Метохии, сохранение единства церкви, налаживание мостов между народами. Подробнее о приоритетах нового патриарха Сербской православной церкви в интервью ИА REGNUM рассказывает эксперт по церковному праву, профессор юридического факультета Университета в Крагуеваце (Сербия) Зоран Чворович.

В своем первом обращении к верующим патриарх Сербский Порфирий заявил, что его главная забота — это сербы, проживающие в Косово и Метохии. Он сказал, что Косово для сербов — не только миф, и что это сердце сербского национального бытия. Но при этом он использовал довольно обтекаемую фразу «мы в Косово, и Косово в нас». Ожидаете ли Вы, что позиция Сербской православной церкви по косовскому вопросу изменится при новом патриархе?

Современный человек часто проецирует на церковь светские понятия об устройстве государства и подсознательно сравнивает патриарха с президентом или премьер-министром, а от его первого обращения ожидает чего-то наподобие программы работы правительства в течение ста дней. К тому же современный человек не понимает до конца положение патриарха в поместных православных церквях. Церковь имеет свою программу, которая существует уже 2000 лет, а Сербская православная церковь имеет программу, которой уже 800 лет. Патриарх всего лишь первый среди равных, а высший орган, который определяет позицию церкви по разным вопросам — это собор всех епископов.

Имея в виду все это, можно сказать, что та часть обращения патриарха Порфирия, где упоминается Косово и Метохия, довольно размытая. Хотя он дал понять, что отношение сербов к Косово и Метохии священное, так как это то место, где сербский народ заключил завет с Богом (Косовский завет — по преданию, сербский князь Лазарь Хребелянович перед битвой на поле Косово в 1389 выбрал «Царствие небесное», т. е. верную смерть в неравном бою с турками, так как «лучше избрать смерть в подвиге, чем жить со стыдом» — ИА REGNUM), все-таки его слова о том, что «Косово в нас, в наших святынях и в кириллице» в некотором смысле оставляют впечатление недосказанности. Эти слова делают относительным территориальный аспект косовского вопроса.

Пожалуйста, уточните, что Вы имеете в виду, когда говорите о том, что на основании этих слов патриарха невозможно понять его отношение к территориальной стороне косовской проблемы.

Мы, сербы, связываем с Косово и Метохией не только Косовский завет, который со своей стороны является кровавым подтверждением Святосавского завета — выбора сербского народа в пользу веры Христовой. Косово — это и наш земной Иерусалим. Сербы выбрали Царствие небесное не в каком-то вакууме, а на косовско-метохийской земле, на которой находятся и самые значимые сербские средневековые монастыри. Значительной частью этой земли в правовом смысле владеет Сербская православная церковь. Сербская церковь точно так же, как и сербский патриарх, не должна ставить под вопрос территориальную составляющую косовско-метохийского вопроса.

Я боюсь, что слова патриарха Порфирия оставляют возможность для разночтений. Он четко дал понять, что Косово является частью сербской национальной идентичности, но не столь четко дал понять, что любой ценой надо защищать позицию, согласно которой Косово и Метохия являются неотъемлемой частью Республики Сербии.

Также я хотел бы добавить, что в речи патриарха особо бросается в глаза его призыв брать пример с одного из его предшественников, сербского патриарха Германа, когда речь идет о его мудрости. Странно, что новый патриарх СПЦ призывает к мудрости патриарха Германа, который возглавлял церковь во время коммунистического режима, когда любая мудрость, проявленная сербскими епископами, была «мудростью поневоле». Православная церковь тогда находилась в условиях, которые буквально можно назвать рабскими. Немного странно это звучит в условиях, когда каждому гражданину гарантирована свобода вероисповедания, чего не было при коммунизме, и не только это — отношения сербской церкви и сербского государства сегодня определяются как весьма гармоничные.

Патриарх Порфирий много говорил о единстве внутри церкви. Почему он говорил о том, что это единство нарушено?

Единство внутри Сербской православной церкви в последние несколько десятилетий под влиянием разных факторов подвергалось испытаниям. Один из этих факторов — иностранный, и давайте будем более точными — западный. Влиятельные страны Запада понимают, что Сербская православная церковь является единственным институтом, объединяющим всех сербов после развала Югославии. Они заинтересованы в дополнительной децентрализации Сербской православной церкви. Но не будет слабой церкви, если не будет раздора между сербскими епископами. Поэтому Запад только усиливал несогласия, существующие между сербскими епископами, одновременно требуя от церкви реформировать свою внутреннюю структуру и привести границы своих епархий в соответствие с границами государств, сформировавшихся на развалинах Югославии.

Второй фактор, который повлиял на ослабление внутрицерковного единства — это сербские власти. В последние 20 лет они находились под сильным иностранным давлением. Вместе с Западом государство вмешивалось в церковные дела, а когда государство пытается влиять на кадровую политику церкви, это неукоснительно ведет к внутренней конфронтации.

Мы были свидетелями того, как экс-президент Борис Тадич пытался повлиять на выборы патриарха тогда, когда был избран покойный патриарх Ириней. В наши дни режим Александра Вучича старался любой ценой создать впечатление, что для него очень важно, кто возглавит СПЦ.

Как церковь может этому противостоять?

Сербские епископы должны настаивать на том, что церковь отделена от государства, потому что церковь укрепляет свое единство тогда, когда влияние государства на внутрицерковные дела ослабевает. Существуют области, где координация между церковью и государством естественна. Это образование, национальная и культурная политика, демографическая политика. Но мы в Сербии не видим, что здесь есть обоюдное сотрудничество, мы видим, что режим использует церковь в своих целях и не консультируется с ней по главным вопросам, которые возникают в этих сферах общественной жизни.

Режим в Сербии авторитарен, и он пытается контролировать все институты общества, в том числе и самый авторитетный, а по всем опросам общественного мнения это Сербская православная церковь. Власти особенно заинтересованы в том, чтобы установить контроль над сербской церковью в год, который, по мнению многих, является годом «развязки косовского узла».

Новый патриарх может сделать свой вклад в сохранение единства церкви, если он будет настаивать на принципе отделения церкви от государства, если он укрепит роль собора всех епископов как ее верховного органа. О том, что государство сильно вмешивается в церковные дела, свидетельствует, например, тот факт, что в мае прошлого года из-за эпидемии коронавируса не заседал священный архиерейский собор, а второе обязательное по канонам осеннее заседание собора не проходит уже годами. Вместо этого церковью управляет синод из пяти участников. Пятиместный синод государство сможет контролировать легче, чем собор, в котором 43 места. Если патриарх Порфирий желает усилить единство церкви, он тогда, уважая дух соборности, должен опереться на сотрудничество со всеми епископами, и как председательствующий синодом и собором он мог бы созвать не только регулярное майское заседание, но и осеннее.

Патриарх в своей речи упомянул и связи с православными верующими в других странах бывшей Югославии. Как вы оцениваете значимость единства Сербской православной церкви на всей территории Балкан, на которой проживают ее верующие?

Я надеюсь, что патриарх Порфирий осознает тот факт, что он сидит на троне святого Саввы, находясь во главе церкви, которая является не только телом Христовым, но и институтом сербского народа, который объединял всех сербов и в те периоды его истории, когда он находился под турецкой, венецианской и австрийской властью. Сербский патриарх не может не знать об этой объединяющей роли Сербской православной церкви, особенно в условиях, когда у сербов уже нет ни одного другого национального института, который действовал бы на всем пространстве, на котором сербы жили и живут по сей день.

Со временем станет понятно, сможет ли сербская церковь отстоять свое право выполнять эту национальную объединяющую роль. Этому сопротивляются прежде всего глобалистские и модернистские круги как вне самой церкви, так и внутри ее.

Модернистские круги, близкие к Фанару, всегда особенно выступают против национального характера церквей. Но церкви на православном Востоке возникли как автокефальные поместные церкви, как национальные церкви болгар, русских и сербов. В средневековье Фанар был против национальных автокефальных церквей, а в настоящее время он занимается распространением модернистских учений под предлогом осуждения ереси этнофилетизма. Но хотя Фанар пользуется влиянием среди некоторых сербских владык и богословов, я верю, что в итоге возобладает святосавский дух, который смотрит на сербскую православную церковь не только как на тело Христово, но и как на национальный институт сербов.

Как, по Вашему мнению, будут развиваться отношения между Сербской и Русской православными церквями при патриархе Порфирии? Может ли СПЦ в будущем поменять позицию по поводу признания раскольнической украинской церкви?

Русская православная церковь поздравила митрополита Порфирия с избранием на место 46-го патриарха Сербского. При этом заместитель председателя Отдела внешних церковных связей Московского патриархата протоирей Николай Балашов довольно сдержано прокомментировал избрание митрополита Порфирия главой СПЦ. Он сказал: «Мы исходим из убеждения в сохранении преемственности курса Сербской православной церкви во всем, что касается верности святоотеческому пониманию единства Церкви». Этот сдержанный тон протоиерея Балашова мы сможем понять, если вспомним опыт Московского патриархата с Кипрской церковью, от которой меньше всего ожидалось, что она пойдет за константинопольским патриархом и признает раскольническую украинскую церковь. Этот опыт учит, что подобное может случиться и с другими церквями. До сих пор в славянских православных церквях ничего подобного не происходило. И действительно, Сербская православная церковь как самая влиятельная славянская православная церковь после РПЦ является ключевым звеном в защите канонической организации и единства православной церкви. Этому единству угрожает решение патриарха Варфоломея подарить томос об автокефалии раскольникам на Украине.

Я надеюсь, что патриарх Порфирий, несмотря на его прежнюю близость к Константинополю, понимает, что от СПЦ во многом зависит сохранение единства православия, которому угрожает восточный папизм и произвол Константинопольской патриархии. Патриарх Порфирий, занявший трон святого Саввы, должен знать то, что знал и святой Савва — восточный папизм в такой же степени, как и западный, опасен для единства Православной церкви, особенно когда речь идет о сохранении автокефального статуса поместных церквей. Константинопольские епископы, в том числе и патриарх Варфоломей, давно уже хотели бы быть «папой на Востоке» и сделать из автокефальных церквей обыкновенные епархии, на которые будет распространяться их папская власть.

В каких вопросах патриарх Порфирий, учитывая его опыт, может больше всего сделать для сербской церкви и ее верующих?

Мне кажется, что повестку дня будущих заседаний собора, а этим самым и повестку служения патриарха Порфирия в основном будут навязывать внешние обстоятельства. Это будет для патриарха большим испытанием, так как в этой повестке будут животрепещущие вопросы. Прежде всего это сохранение единства Сербской православной церкви. После провалившейся попытки принятия нового Устава СПЦ в 2018 году этот вопрос был всего лишь отложен, но не снят с повестки дня. Тут надо остановить процесс дальнейшей конфедерализации СПЦ.

Потом в 2021 году патриарх Порфирий скорее всего столкнется с попытками государства сделать церковь более покладистой по отношению к косовскому вопросу. Церковь должна четко высказать свою позицию по поводу возможного подписания так называемого юридически обязывающего соглашения с лжегосударством Косово.

Потом Константинополь может усилить давление на Сербскую православную церковь с целью заставить ее пересмотреть ее позицию по отношению к украинским раскольникам. Следующий момент — некоторые круги в Ватикане из-за прежней близости нового сербского патриарха с некоторыми римско-католическими епископами попробуют воспользоваться этим обстоятельством, чтобы договориться о возможном визите папы Римского в Белград. Давление в этом направлении, скорее всего, будет оказывать и режим Александра Вучича. Не надо забывать, что визит папы в Сербию должен подготовить почву для прозелитистских устремлений Римско-католической церкви в сторону русских земель. Это могло бы стать подготовкой визита папы в Москву.

Это все искушения, с которым столкнется Сербская православная церковь под давлением иностранного фактора и сербского государства. Поэтому я боюсь, что и патриарх Порфирий, и собор не будут выбирать темы по собственному усмотрению — они будут отвечать на вызовы. Но я верю, что патриарх Порфирий, осознавая важность позиции, на которой он находится, будет руководствоваться голосом большинства в СПЦ. А так как большинство составляет верующий народ и клир, голос большинства понятен: неприемлема любая ампутация Косово и Метохии, неприемлема любая ревизия позиции по отношению к украинскому расколу, неприемлем визит папы по приглашению Сербской православной церкви, так как между СПЦ и Ватиканом стоит не розарий, а Ясеновац (католический архиепископ Алоизий Степинац был близок к главе хорватских усташей Анте Павеличу и одобрял зверства, которые совершались по отношению к сербам в концлагере Ясеновац и других концлагерях в Независимом Хорватском Государстве в годы Второй мировой войны — ИА REGNUM). И в конце концов, Сербская православная церковь должна сохранить единство, так как она является последним национальным институтом всех сербов.

Татьяна Стоянович

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 26 февраля 2021 > № 3691630


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 25 февраля 2021 > № 3691645

Сербия: пять вызовов для нового патриарха

Аннотация

Вопрос внутрицерковного единства, Косово, отношения с поместными церквями и Ватиканом, а также раскол сербского общества – вот те проблемы, с которыми столкнётся новый глава Сербской православной церкви

Новым патриархом Сербской православной церкви (СПЦ) с 18 февраля стал митрополит Загребско-Люблянский Порфирий. По общему мнению, избирательный архиерейский Собор Сербской православной церкви прошел быстро, эффективно и без видимых неудач.

К сожалению, сомнения в честности выборов патриарха вызвали действия нынешнего режима президента Сербии Александра Вучича, который пытался навязать себя в качестве ключевого игрока, принимающего решения в этом процессе. Манера, в которой проводилась кампания (оскорбления желтой прессы в адрес некоторых епископов), выбор места проведения Собора (впервые не в здании патриархии), отсутствие епископа Лаврентия, внезапно госпитализированного накануне заседания, открытое лоббирование со стороны главы МИД Сербии Николы Селаковича и даже самого Вучича интересов некоторых епископов — все это подпортило процесс избрания Его Святейшества. Само то, что все три кандидата в патриархи были избраны в первом туре, и что СМИ за три дня до Собора опубликовали их имена, уже доказывает факт лоббирования.

К счастью, в ходе Собора не произошло раскола между владыками, который пыталось навязать правительство. Митрополит Порфирий, очевидно, даже не нуждался в поддержке властей на выборах. По общему мнению, новый патриарх — очень способный и умный человек, зарекомендовавший себя на высоких должностях и имеющий контакты в различных сферах, он — профессор и доктор наук. Кроме того, он был избран патриархом в очень молодом возрасте, что гарантирует церковную стабильность на ближайшие десятилетия. Режиму не стоило вмешиваться в его избрание. Своим вмешательством Вучич принёс новому патриарху больше вреда, чем пользы, и попытался навязать новое разделение сербскому обществу.

Новому патриарху предстоит большая работа, которая отражена в пяти ключевых задачах.

Первая и самая важная задача для церкви — это укрепление церковного единства. Прежде всего, через заполнение вакансий глав митрополии Черногорско-Приморской, митрополии Загребско-Люблянской и епархии Вальевской. Есть большие надежды на то, что на процесс повлияет общественная поддержка и достижения определенных епископов, и таким образом происходящее будет способствовать укреплению церкви, а не поддаваться политической конъюнктуре. Фактически это будет первое большое испытание и индикатор курса нового патриарха. Также важно, как патриарх отнесется к актуальным скандалам в церкви — от секретаря блаженно почившего патриарха Иринея Деяна Накича и его возможных финансовых злоупотреблений, связанных со строительством храма Святого Саввы, до викария патриарха епископа Стефана (Шарича) и скандала с прелюбодеянием, портящих репутацию церкви. Ожидается, что патриарх также подтвердит важность Собора, который согласно канонам и обычаям должен заседать два раза в год, хотя в предыдущие годы это правило игнорировалось. Таким образом будет продемонстрирована соборность в принятии важных решений, о чем в своей первой речи говорил и сам патриарх Порфирий.

Еще одна проблема, которая может возникнуть уже в этом году — это позиция церкви по Косово и Метохии. Мы уже являемся свидетелями того, что новая американская администрация будет настойчиво требовать юридически обязывающего соглашения между Белградом и Приштиной, и что режим Вучича как всегда уступит. Для этого СПЦ должна быть на его стороне, из-за чего давление на церковь будет расти. Последние три заседания Собора ясно дали понять, что церковь никогда не поддержит признание, раздел, разграничение Косово или его членство в ООН. Сам новоизбранный патриарх заявил, что без Косово и Метохии нет сербского народа. Режим Вучича ожидает от нового патриарха сотрудничества, но глава Сербской православной церкви не обязан этого делать — его обязывают решения Собора и восемь веков существования сербской Церкви, которая является хранителем сербской идентичности. Поэтому сейчас есть прекрасная возможность пересмотреть перенос патриаршего престола в историческую столицу — город Печь. Такой шаг станет сильным символическим сигналом для международного сообщества, сербских властей и сербского народа в Косово и Метохии.

Третий вопрос — отношения с поместными церквями в контексте нарастающего конфликта между Вселенским патриархатом и Русской православной церковью. Патриарх Порфирий — мудрый человек с многочисленными контактами и, безусловно, он может способствовать восстановлению связей внутри православия, учитывая интересы Сербии в отношении канонически непризнанных церквей: в первую очередь, речь идёт о Македонии, но также и о других местах, где существует опасность подобной политизации религии.

Четвертая проблема касается отношения к страданиям сербов во Второй мировой войне и в этом контексте взаимоотношений с Ватиканом. Дело в том, что между Сербской православной церковью и Ватиканом в настоящее время хорошие отношения, отчасти из-за его твердой позиции по Косово, а также из-за отсутствия в римской иерархии кадров, агрессивных по отношению к православию. Нужно подчеркнуть, что хорошие отношения с Ватиканом — это не объединение или экуменизм, а вопрос церковной дипломатии. Поскольку патриарх Порфирий долго служил в Загребе, он осознает сложность и важность этих отношений.

Однако мы не должны упускать из виду твердую позицию не только церкви, но и всего нашего народа в отношении роли архиепископа Алоизия Степинаца и хорватского католического духовенства в геноциде сербов и других народов в Независимом Государстве Хорватия. Возможные уступки в виде визита папы в Сербию, безусловно, должны быть обусловлены признанием сербских жертв.

Наконец, Сербия сегодня — это разделенное общество, в котором правительство создает враждебную атмосферу по отношению ко всем иным мнениям. Своим авторитетом патриарх может способствовать снижению социальной напряженности. У святейшего есть хорошие связи во всех структурах общества, он чрезвычайно образован и понимает современные коммуникации — все это хорошие предпосылки для обращения к лицам, принимающим решения в Сербии. Порфирий — молодой человек, и с Божьей помощью он будет возглавлять церковь несколько десятилетий. Поэтому, конечно, не в его интересах «унаследовать» сломанное и разделенное общество после ухода нынешнего режима. В конце концов, церковь должна остаться неподвластной режиму, который пытается подчинить все институты своей воле, а на данный момент СПЦ — один из немногих институтов в Сербии, сохранивших свою независимость. Для церкви и общества, а также для национальных интересов Сербии важно, чтобы она такой осталась и в будущем. Поэтому перед новым патриархом стоит огромная задача сохранить и защитить церковь от влияния властей.

СПЦ играет не только религиозную, но и историческую, и социальную роль, и является опорой идентичности для всего сербского народа. Перечисленные вызовы свидетельствуют об огромной ноше, которая ложится на плечи патриарха Порфирия. Молюсь, чтобы у него было достаточно мудрости и способности успешно справиться с этими задачами.

Младжан Джорджевич

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 25 февраля 2021 > № 3691645


Сербия. США. Косово > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 17 февраля 2021 > № 3697479

Вучич подарит Байдену полную независимость Косово

Аннотация

В поздравлении, которое президент США Джо Байден направил президенту Сербии Александру Вучичу по случаю Дня государственности, американский лидер предлагает Сербии всестороннюю помощь в нелегком деле признания Косово. То, что Вашингтон плотно работает с Приштиной над созданием второго албанского государства, на Балканах давно ни для кого не секрет. Интереснее понять роль официального Белграда в этом процессе.

Президент США Джозеф Байден направил президенту Сербии Александру Вучичу поздравительное письмо по поводу Дня сербской государственности, в котором, помимо прочего, указал на оказываемую Вучичу поддержку «в предпринимаемых тяжелых шагах к достижению определенной цели — включая проведение необходимых реформ и достижение всеохватывающего соглашения о нормализации с Косово, которое фокусируется на взаимном признании». Не кто иной, как сам президент США четко и недвусмысленно подтвердил, что усилия Вучича связаны именно с заключением соглашения с Косово, которое фокусируется именно на взаимном признании Сербии и сепаратистского образования. Реформы, которые упоминает Байден, могут относится только к одному из последних внутренних бастионов, препятствующих обретению приштинскими сепаратистами полной международной независимости, — Конституции Сербии, провозглашающей край её составной частью. Вучич никак не опротестовал, не подверг критике и не опроверг положения, высказанные американским президентом. Следовательно, на сохранение территориальной целостности страны и государственного суверенитета над Косово и Метохией усилия Вучича не направлены.

Приштинские сепаратистские власти горячо приветствовали обращение Байдена. Министр иностранных дел «Республики Косовы и диаспоры» Мелиза Харадинай-Стубла указала, что «Косово непоколебимо намерено заключить финальное соглашение с Сербией безусловным признанием независимости Косово при соблюдении неизменных принципов унитарного характера, территориальной целостности и конституционного порядка», само собой разумеется, «Республики КосовЫ». Поразительно, но политическая риторика не Александра Вучича, а представителей клана Харадинай демонстрирует высокий уровень государственного и правового сознания. Сознания, которому позволили развиться на собственной территории коммунистические и неоколониальные власти Сербии .

Албанская сторона перехватила стратегическую инициативу у Вучича в 2013 г. после подписания им (совместно с Ивицей Даичем) Брюссельского соглашения, в рамках которого добровольно, в одностороннем порядке, и, главное, абсолютно беспрецедентно часть территории Сербии была передана в распоряжение «Республики КосовЫ», а сербский суд, армия, полиция и спецслужбы уничтожены на всей территории края, включая недоступный ранее даже нацистам сербский север Космета. Тогда в «косовской партии» бывшие главари Армии освобождения Косово (АОК), ранее игравшие исключительно краплеными картами, легитимно получили даже не козыри, а сплошные джокеры. Решение косовского вопроса после заключения Брюссельского соглашения вошло в терминальную стадию, когда Приштина в результате нелегитимных переговоров с Белградом получила в свое распоряжение границу, таможню, оформила территориальную целостность (закрыт вопрос с границей на севере), в 2018 г. создала армию, в 2019 г. получила от Вучича крупнейший в крае горно-металлургический комбинат Трепчу, в 2020 г. — независимую энергосистему. Других результатов у этих переговоров нет.

Примечательно, что еще в период формирования Сербской прогрессивной партии (СПП) в 2008 г., вскоре полностью перешедшей под контроль Александра Вучича, дипломатические источники США извещали, что «по косовскому вопросу контакты в СПП убеждают нас, что партия поддерживает раздел Косово». Очевидно, что далее Вашингтон попросту проигнорировал содержание мыслительного процесса представителей СПП по косовской проблеме, сделав конкретной платой за приход к власти подписанное Вучичем в 2013 году Брюссельское соглашение и давая понять, что любые фантазии о собственных проектах косовского урегулирования («разграничение», «обмен» и т.п.) недопустимы. По злой иронии Вучич сам себе заблокировал всяческие «разграничения» собственноручным заключением Брюссельского соглашения. На этом фоне все рассуждения о чудесном возврате севера КиМ (оставим пока в стороне незаконную постановку подобного вопроса) выглядят нелепой утопией.

По сравнению с политикой сербского президента албанская сторона предстаёт недосягаемой громадой-государственником, которая, получив от сербской стороны все атрибуты государственности, кроме последнего — членства в ООН, с трудолюбием муравья неустанно продолжает институциональное оформление своего «государства» на сербской территории.

Однако было бы более чем наивным полагать, что планы и интересы трех сторон, действующих согласованно в одном направлении (американской, албанской и кабинета Вучича), остановятся. Так, председатель «косовской партии» «Социал-демократическая инициатива» (НИСМА) Фатмир Лимай не только приветствует письмо Байдена, но и отмечает наступивший переломный момент, когда «Косово выберет достойных лидеров, которые будут бороться за албанский национальный интерес в предстоящей дипломатической войне, в которой Сербия должна признать Косово, но не при условии замалчивания и отрицания геноцида». Речь идет о следующем пункте приштинской повестки дня — привлечении к ответственности Сербии за «геноцид албанцев».

14 февраля 2021 г. в «Республике КосовЕ» состоялись внеочередные парламентские выборы, вторые за неполные два года. Нынешние были назначены в связи с провозглашением «Конституционным судом Косово» правительства Авдуллаха Хоти нелегитимным из-за незаконного поведения одного из депутатов, Этеми Арифи, голосовавшего будучи уже осужденным на тюремный срок за аферы с субвенциями.

На данных выборах на 120 мест «косовского парламента» претендовали 28 партий и объединений, среди которых три сербских (им «косовская конституция» гарантирует 10 депутатских мандатов): «Сербский список» (ставленники Белграда, является фракцией в «косовском парламенте») и две группы — «Гражданская инициатива за свободу, справедливость и сохранность» и «Сербский демократический союз» — практически никому не известные организации, созданные для видимости альтернативы «Сербскому списку». Несмотря на то, что, по данным Всемирного банка, численность населения Космета составляет 1 800 000 чел, избирательный список Приштины это число явно превышает. Но это никого не смущает и не вызывает никаких официальных протестов и проверок. Ряд высокопоставленных главарей АОК (Хашим Тачи, Кадри Весели, Якуп Красничи и Реджеп Сельими) наблюдали за выборами из камер Специального суда в Гааге, что не помешало «Демократическому союзу Косово» (ДСК) Хашима Тачи, ныне руководимому Энвером Ходжаем, претендующим на пост премьера, принять в них участие. Равно как и «Альянсу за будущее Косово» Рамуша Харадиная, в последнее время активно продвигающего идею проведения в «Косове» референдума по поводу ее присоединения к Албании. Самому популярному косовскому политику, бывшему премьеру Альбину Курти «косовским судом» запрещено принимать участие в выборах, однако его движение «Самоопределение» — в игре.

Абсолютно все албанские участники избирательного процесса горячо и последовательно отстаивают идею полного международного оформления независимости «Республики Косовы» и намереваются заставить Белград согласиться с членством «Косовы» в ООН. Так, Энвер Ходжай подчеркивает необходимость взаимного признания Сербии и «Косовы». Курти настаивает, что темами диалога могут быть только открытые вопросы между двумя независимыми государствами. Харадинай угрожает «Великой Албанией», и избежать подобного сценария, по его словам, можно только предоставлением «Республике Косове» полной независимости. Авдуллах Хоти, действующий премьер и кандидат от ДСК на этот же пост, отмечает, что его партия намеревается и далее придерживаться принципов диалога, в ходе которого можно говорить только о признании двух сторон без возможности обсуждения территориальной целостности. Хоти ясно указал, что обращение Джо Байдена, направленное в адрес Сербии, «подтверждает, что мы были правы по поводу принципов диалога». Следовательно, курс, взятый Байденом — это два главных аспекта: оперативное ускорение оформления «косовской государственности» (членство в ООН) и заключение всеохватывающего соглашения Белграда с Приштиной, включающее пункт о взаимном признании.

Республика Сербия не только не проводит собственных выборов в КиМ, но и оказывает давление на сербское население края, шантажируя его и стремясь заставить принять участие в нелегальных выборах по законам Приштины. Подчеркнем, что признание Сербией законности косовских выборов является одним из краеугольных камней «косовской» независимости.

Магистральный путь к обретению «Косовой» членства в ООН проложило Вашингтонское соглашение Вучич-Хоти «О нормализации экономических отношений» от 4 сентября 2020 г. Это соглашение, помимо прочего, содержало пункт о международном признании «Косовы» Израилем (взаимном признании), обязательство Сербии перенести свое посольство из Тель-Авива в Иерусалим, развитие газовой инфраструктуры между Сербией и Болгарией, создание новых направлений и источников поставок газа (ради уменьшения зависимости от России — А.Ф.). И самой важной для косовского вопроса ст. 15 соглашения, вводящей «однолетний мораторий на выдвижение Приштиной требований о членстве в международных организациях». 3 февраля на встрече Александра Вучича с президентом Франции Эммануэлем Макроном обсуждался «инновационный план Макрона», в котором, по сообщениям СМИ, речь идет о вхождении «Косовы» в ООН без признания Сербией ее как государства. Александр Вучич по поводу просочившейся информации хранит стоическое молчание.

Итак, вот этапы славного пути:

— намерение нынешнего сербского режима разделить КиМ еще в 2008 г.;

— Брюссельское соглашение 2013 г., отсекающее эту бессмысленную со всех точек зрения конструкцию;

— ход переговорного процесса, в результате которого Приштина получила именно от Вучича все атрибуты суверенности, кроме членства в ООН;

— Вашингтонское соглашение, вводящее годовой мораторий на постановку вопроса об обретении «Косовой» членства в ООН на мировую повестку дня, однако тем самым ставящее мировое сообщество перед необходимостью и неизбежностью постановки данного вопроса через год;

— очередные (внеочередные) выборы в «Республике Косове», лейтмотивом в которых со стороны всех албанских политиков звучит обретение «Косовой» членства в ООН и вынуждение Белградом сербского населения края к участию в них;

— экономические проекты и соглашения с участием Сербии, оформляющие создание «Великой Албании» в том или ином виде.

И всё это указывает на единственно существующее направление косовской политики Александра Вучича — предоставление сепаратистам членства в ООН, т. е. завершение международно-правового оформления «Республики Косовы».

Джозеф Байден в бытность свою сенатором от штата Делавэр, выступая 4 марта 2008 г. в Сенате США по поводу признания Вашингтоном косовской независимости, ясно дал понять, что «любые попытки Белграда посеять хаос в Северном Косово или боснийской Республике Сербской будут иметь дело с быстрой и решительной реакцией Европейского союза и НАТО». Т.е. в сложившейся много лет назад политической парадигме Байдена и его команды ключевым пунктом является недопущение влияния Сербии именно на севере Космета.

Представляется, что давление США по косовской проблеме на Сербию при Байдене не будет существенно усиливаться. Дело не в количестве атмосфер в американских челюстях, а в содействии американскому бульдогу, подбирающемуся к сонной артерии жертвы. Политика Трампа и Байдена — это политика континуитета, что подтверждает и нынешний госсекретарь США Энтони Блинкен, в январе 2021 г. от имени нового президента поддержавший «работу прежней администрации Дональда Трампа по нескольким направлениям, включая усилия спецпосланника Трампа Ричарда Гренелла по нормализации экономических отношений между Косово и Сербией». Далее, по словам Блинкена, «нам следует сделать определенные шаги, чтобы помочь Косово двигаться дальше, и также Сербии двигаться дальше». Однако согласие в том, что именно следует предпринять для «движения Косовы дальше», царит в рамках не дуэта Вашингтон-Приштина, а в совместном концерте, исполняемом трио Вашингтон-Приштина-Белград.

Анна Филимонова

Сербия. США. Косово > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 17 февраля 2021 > № 3697479


Сербия. США > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 17 февраля 2021 > № 3697478

Президент Сербии отдал Балканы в полное распоряжение США

Аннотация

Александр Вучич, который годами задабривает сербскую общественность своим ложным русофильством, так и не пригласил Москву присоединиться к переговорам вокруг Косово и Метохии, несмотря на то, что представители России неоднократно высказывали готовность помочь Сербии в решении косовского вопроса. Но каждый раз, когда кто-то из представителей России упоминал Резолюцию 1244 или ссылался на неё, Вучич реагировал как ошпаренный.

Президент Сербии Александр Вучич и представитель параллельных структур власти в Приштине Авдуллах Хоти подписали 4 сентября в Вашингтоне так называемое Соглашение о нормализации экономических отношений между Сербией и Косово. Этот документ был подписан в Белом доме в присутствии президента США Дональда Трампа, использовавшего его впоследствии для своей предвыборной кампании.

Подписанию соглашения предшествовала дипломатическая активность официальных лиц сербского государства, которые всячески старались привлечь внимание администрации американского президента. Переговоры по Косово и Метохии, которые глава Сербии, не обладая при этом соответствующими конституционными полномочиями, ведет под эгидой Брюсселя, зашли в серьезный тупик после того, как Приштина в ноябре 2018 года ввела стопроцентные пошлины на сербские товары. Надо подчеркнуть, что подобного не могло произойти, если бы руководство Сербии на основании Брюссельского соглашения, подписанного в 2013 году, не установило границу на собственной территории, отделив Косово от остальной территории Сербии.

Вместо того, чтобы демонтировать границу, ввести аналогичные меры против Приштины или хотя бы выйти из формата брюссельских переговоров, государственное руководство Сербии направило всю свою энергию на лоббирование плана разграничения Косово. Такой «гениальный» план не мог бы придумать даже бывший президент Хорватии Франьо Туджман, воевавший в 1990-е годы против сербского населения, если бы был сегодня в живых. Месяцами сербская общественность слушала, как президент Вучич неугомонно твердит о том, что Сербия не может отдать все, чтобы взамен не получить ничего.

План разграничения подразумевал, что Сербия отдаст 15% своей территории, вернее, весь южный край Косово и Метохия и вдобавок несколько населенных пунктов на юге Центральной Сербии, а взамен получит три деревни на севере Косово. Благодаря этим трем деревням сербские власти могли бы полную капитуляцию представить как достижение и победу. Президент Сербии упорно повторяет, что у Сербии «в Косово ничего нет», и что любое «приобретение» надо считать большим успехом. Чтобы избежать недоразумения, территория Косово и Метохии по международному праву и действующей Резолюции 1244 СБ ООН принадлежит Республике Сербии. В соответствии с действующей Конституцией Республики Сербии, Косово и Метохия являются неотъемлемой ее частью. Но по всей видимости, Вучич не берет во внимание конституцию и международное право. Так, он неоднократно говорил о «вредности» Резолюции 1244 для Сербии, хотя это единственный документ, который гарантирует территориальную целостность его страны.

Когда в ноябре 2018 года Приштина ввела стопроцентные пошлины против Сербии, у сербского руководства был идеальный шанс, чтобы провозгласить крах брюссельских переговоров и вернуть обсуждение косовской проблемы под эгиду ООН. Вместо этого депутаты парламента от правящей Сербской прогрессивной партии Александра Вучича стали выдвигать требования подключить к переговорному процессу США. Если бы это не было так грустно, то могло бы даже показаться забавным — США являются главным спонсором косовской независимости и государством, которое все время помогает найти обходные пути для того, чтобы проект независимого Косово был завершен.

В начале марта 2020 года, до того, как в стране было введено чрезвычайное положение из-за пандемии коронавируса, Александр Вучич оказался на ежегодной конференции Американо-израильского комитета по общественным делам в Вашингтоне. Тогда он в своей привычной манере озвучил неточную информацию о сербско-израильских отношениях, чтобы понравиться хозяевам этого собрания. Его ключевой тезис о том, что Сербия и Израиль всегда были в отличных отношениях, на самом деле неверен.

Общеизвестно, что во время СФРЮ внешняя политика страны была направлена на развитие хороших связей с исламским миром. На территории Югославии даже находились лагеря для обучения палестинцев, а Югославия поддерживала формирование палестинского освободительного движения. Только после развала СФРЮ отношения с Израилем стали развиваться по нарастающей. Сначала при Слободане Милошевиче, в период войн на пространстве бывшей Югославии, а потом во время Бориса Тадича. Вучич в этом зашел дальше своих предшественников.

На упомянутой конференции Александр Вучич заявил следующее: «В 2016 году мы стали первым государством во всей Европе, которое приняло Закон о реституции имущества жертв Холокоста, даже если у них нет наследников — когда мы находим имущество без живых наследников, мы возмещаем его стоимость еврейским общинам. До нынешнего дня мы выплатили еврейским общинам в Сербии более 30 миллионов евро, особенно в Белграде, в Нови Саде и в Суботице». Это только одна из мер, которую ввел режим Вучича.

Учитывая то, что Александр Вучич через Американо-израильский комитет по общественным делам добивался встречи с Дональдом Трампом, главным бенефициаром Вашингтонского соглашения является как раз Израиль. На самом деле то, что Вучич подписал в Вашингтоне, скорее можно назвать Израильско-палестинским соглашением, а не Соглашением о нормализации экономических отношений Сербии и Косово. Сербия будет единственным европейским государством, которое, вопреки Резолюции 478 СБ ООН, перенесет посольство из Тель-Авива в Иерусалим. За это Израиль отблагодарил Белград признанием лжегосударства Косово.

Александр Вучич согласился с тем, что Сербия не будет возражать против вступления лжегосударства Косово в международные ассоциации (включая ООН) по истечении одного года с момента подписания соглашения. Этим он молчаливо признал легализацию так называемой косовской независимости.

Резолюция 1244 СБ ООН по Косово и Метохии даже не упоминается в Вашингтонском соглашении. Тем более, подписанием этого документа Сербия нарушает и Резолюцию 478 СБ ООН. Отличный пример для страны, которая должна была бы соблюдать международное право во имя защиты собственной территориальной целостности.

Суть в том, что Александр Вучич и депутаты от Сербской прогрессивной партии, которые годами задабривают сербскую общественность своим ложным русофильством, так и не пригласили Москву присоединиться к переговорам вокруг Косово и Метохии, несмотря на то, что представители России неоднократно высказывали готовность помочь Сербии в решении косовского вопроса. Но каждый раз, когда кто-то из представителей России упоминал Резолюцию 1244 или ссылался на неё, Вучич реагировал как ошпаренный.

На самом деле президент Сербии искал способ убедить российскую сторону отказаться, будучи постоянным членом СБ ООН, от соблюдения международного права и позволить части сербской территории войти в ООН. Конечно, всё время при этом он клялся в братской любви к России.

Поведение Александра Вучича ставит под вопрос не только территориальную целостность Сербии и сербско-российские отношения, но и присутствие России на Балканах, а также открывает и дополнительные вопросы. Мы знаем, что президент Черногории Мило Джуканович в свое время отвернулся от России, привел свою страну в НАТО и ввел санкции против РФ. Но он не заходил настолько далеко, чтобы создавать России проблемы на Ближнем Востоке, провозглашая её союзников террористами, как это сделал Вучич с «Хезболлой». Подписав Вашингтонское соглашение, Сербия изменила свою позицию по отношению к Ближнему Востоку, показав, что Россия не может положиться на неё как на союзника. Американско-израильские интересы прямо противоположны усилению китайского и российского влияния на Балканах, и после подписания этого документа США будут решать, в какой степени другие страны смогут расширять свое влияние на этой территории.

В итоге президент Сербии обиделся, увидев комментарий Марии Захаровой, которой удалось одной фотографией обрисовать всю политику Александра Вучича. Но затем он продолжил действовать в типичной манере и позвонил президенту России Владимиру Путину, чтобы заявить о том, как Сербия защищает принципы своего военного нейтралитета и остается искренним партнером России. Кто поверит президенту государства, который не защищает целостность даже собственной страны, несмотря на то, что к этому его обязывает конституция?

Авторы: Драгана Трифкович

Сербия. США > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 17 февраля 2021 > № 3697478


Сербия. Босния и Герцеговина. Косово > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 февраля 2021 > № 3697507 Александр Павич

Республика Сербская не сдастся до тех пор, пока не сдастся Сербия

Аннотация

Республика Сербская — не суверенное государство, и поэтому она приговорена к тому, чтобы во всем следовать за позицией официального Белграда. Баня-Лука не всегда так поступала, в 1990-е годы она противилась давлению сербских властей. Для Республики Сербской очень важно, чтобы сербы с обеих сторон реки Дрины были едины во всем. Но власти в Баня-Луке не могут просто так согласиться с решением косовского вопроса, которое не подразумевает какого-то решения для статуса Республики Сербской.

Препятствием для продвижения переговоров о будущем Косово и Метохии в настоящее время является отказ Приштины выполнить обязательства по Брюссельскому соглашению и сформировать Сообщество сербских муниципалитетов. Посредник Евросоюза в переговорах по Косово Мирослав Лайчак недавно посетил и Приштину, и Белград. Президент Сербии Александр Вучич согласился с тем, что переговоры надо продолжить, но при этом напомнил о необходимости формирования ассоциации сербских муниципалитетов на территории Косово и Метохии. Тем временем в Президиуме Боснии и Герцеговины прошло голосование о признании независимости Косово. Благодаря голосу представителя сербов Милорада Додика предложение было отвергнуто.

Как связаны между собой вопросы признания Косово Белградом и дальнейшей судьбы Республики Сербской в составе Боснии и Герцеговины, ИА REGNUM рассказывает сербский политолог, экс-советник президента Республики Сербской Биляны Плавшич Александр Павич.

Президиум Боснии и Герцеговины недавно провёл голосование по поводу признания Косово, и результат был отрицательным. При каких условиях БиГ могла бы признать Косово? Насколько важен в Президиуме этой страны голос Милорада Додика, если мы знаем, что кроме него в этом коллективном органе управления состоят еще один представитель хорватов и один — бошняков?

Республика Сербская препятствует признанию сепаратистского Косово Боснией и Герцеговиной. Решения в Президиуме БиГ принимаются на основании консенсуса, и если нужно, можно задействовать клаузулу под названием «Насущный национальный интерес». Этой клаузулой Додик как раз и угрожал двум другим членам Президиума. Он требовал повторить голосование. Если бы он во второй раз проголосовал против признания Косово, тогда этот вопрос был бы вынесен на голосование в парламенте Республики Сербской, который, скорее всего, тоже был бы против.

По этой причине член Президиума БиГ от бошняков Шефик Джаферович и не захотел повторно вынести вопрос признания Косово на повестку дня — он знал, что Додик опять проголосует против, и что парламент Республики Сербской поддержит его. Додик настаивал на повторном голосовании, потому что он хотел, чтобы Босния и Герцеговина заняла позицию официального непризнания Косово, и он в итоге этого добился. И пока позиция сербского члена Президиума отражает общественное мнение в Республике Сербской, которое против признания лжегосударства Косово, нет никаких шансов на то, что Босния и Герцеговина признает это сепаратистское образование.

При каких условиях Республика Сербская могла бы поменять позицию по поводу статуса Косово и Метохии?

Это могло бы произойти, только если бы к власти в Республике Сербской пришла какая-нибудь оппозиция, готовая к сотрудничеству с Западом. Хотя там сложно найти политика, который был бы готов признать так называемое Косово. Такой человек может появиться только после какого-то сильного потрясения. Фактически в Президиум Боснии и Герцеговины от сербов должен был бы войти открытый предатель.

Единственный другой способ — это если Сербия признает независимость Косово. Тогда это с большой долей вероятности сделал бы и сербский член Президиума БиГ.

Пока президент Сербии Александр Вучич повторяет, что его страна не отдаст Косово, не получив ничего взамен. Тем не менее, кажется, что Евросоюз и США в последнее время предпринимают усиленные попытки окончательно закрыть косовский вопрос. Об этом свидетельствуют и итоги недавнего визита спецпредставителя ЕС Мирослава Лайчака в Белград и Приштину. Как разные варианты решения косовской проблемы могут повлиять на судьбу Республики Сербской, так как сам Додик неоднократно говорил о том, что эти два вопроса нельзя рассматривать по отдельности?

Додик не поддержит решение по Косово и Метохии, которое не подразумевало бы решения по Республике Сербской. Но проблема в том, что Республика Сербская, к сожалению, не суверенное государство — она приговорена к тому, чтобы во всем следовать за позицией официального Белграда. Баня-Лука не всегда так поступала: в 1990-е годы она противилась давлению Белграда — в частности, она не захотела подписать некоторые мирные соглашения, которые для нее были менее выгодны, чем Дейтонское. Республика Сербская выстояла, но был и период, когда она находилась под санкциями Белграда. Это был просто позор. Так что возможно все, но какой ценой.

Если у Баня-Луки не будет поддержки Белграда, сложно ожидать, что ее подержит какое-то другое государство. Я не верю, что даже Москва захотела бы в таком случае пойти против Белграда. Поэтому Республика Сербская выступает в том числе против вступления Боснии и Герцеговины в НАТО, пока Сербия находится вне этого военного союза.

Для неё очень важно, чтобы сербы с обеих сторон реки Дрины были едины во всем. Но тем не менее власти в Баня-Луке не могут просто так согласиться с решением косовского вопроса, которое не подразумевает какое-то решение для Республики Сербской.

А насколько близко это решение?

Я не думаю, что решения косовского вопроса можно достичь в ближайшем будущем. Если бы это было решение по модели, задуманной Западом, — Белград просто признает независимость Косово без каких бы то ни было уступок — тогда в Сербии сложилась бы такая же ситуация, как в Черногории. В итоге и в Сербии тоже произошла бы смена власти. Мне кажется, что каждый политик в Сербии хорошо знает, почему он все еще не признал Косово.

С другой стороны, Мирослав Лайчак во время последнего визита показал, что у Евросоюза нет рычагов, которые он мог бы задействовать, чтобы надавить на Приштину. Правда, Евросоюз за все годы косовского кризиса и не оказывал какого-то решающего давления на Приштину ни по какому вопросу.

Приштина уважает только авторитет Вашингтона, но даже при этом сепаратисты ждут выборов в США и надеются на победу Джо Байдена. Поэтому сейчас и Приштина тормозит процесс переговоров, надеясь на эту победу. Если этого не произойдет, у приштинских сепаратистов будет небольшая проблема, так как у Дональда Трампа нет особой эмоциональной связи с этим лжегосударством.

Лайчак не в состоянии заставить Приштину сформировать Сообщество сербских муниципалитетов, и Белград за это схватился как за спасительную соломинку. Дай Бог, чтобы Вучич остался в этом непоколебим — это могло бы быть поводом для нового замораживания переговоров, хотя бы до конца этого года. А потом вопрос, что будет дальше, учитывая выборы в США. Но это уже отдельная тема.

Вы говорили о том, что Республика Сербская против вступления БиГ в НАТО. Сможет ли признание Косово повлиять на то, чтобы Сербия, а потом и Республика Сербская поменяли свою позицию по поводу членства в НАТО?

По моему мнению, если бы Сербия признала Косово и если бы оно вошло в ООН, не пришлось бы долго ждать его вступления в НАТО. Косово даже могло бы избежать всей процедуры присоединения к альянсу — оно могло бы просто объединиться с Албанией.

Но если бы Сербия признала независимость Косово, это вызвало бы такое потрясение в самой Сербии, после которого страна уже никогда не была бы прежней. Объединяющие силы, которые действуют внутри страны, были бы утеряны, и Сербия стала бы легкой добычей для НАТО. Произошел бы раскол между Сербской православной церковью и властями, страна потеряла бы уважение своих друзей, которые не поддерживают независимое Косово, а это прежде всего Россия. Это дестабилизировало бы не только Сербию, но и Республику Сербскую. Для Сараево это стало бы сигналом, что наступила пора активизировать все амбиции по поводу создания унитарного государства.

Пока Белград не признает лжегосударство Косово, Баня-Лука находит силы сопротивляться централизации Боснии и Герцеговины. Пока там у власти находятся те политические силы, которые выступают за суверенную Республику Сербскую, а это прежде всего Милорад Додик, процесс централизации БиГ не будет развиваться. К тому же очевидно, что теперь существует взаимопонимание между сербами и хорватами в БиГ, поэтому Сараево в данный момент не может навязывать концепт централизации государства. Додик и Драган Чович (член президиума БиГ от хорватов — ИА REGNUM) усилили сотрудничество как раз на почве сопротивления этому процессу и заручились при этом поддержкой Белграда и даже Загреба. Но все это будет функционировать, только если позиция Сербии по поводу Косово останется твёрдой.

Вы говорите о твёрдой позиции Белграда по поводу признания Косово. Но тем не менее, хотя Лайчак заявил о том, что Сообщество сербских муниципалитетов будет сформировано только после подписания окончательного соглашения, Вучич упорно продолжает участвовать в переговорах на условиях ЕС. Можно ли его позицию по поводу непризнания Косово действительно называть твёрдой?

Позиция Белграда по поводу Косово и Метохии при Вучиче твёрдая только в том смысле, что у него пока нет храбрости признать сепаратистское Косово. С другой стороны, его позиция весьма нестабильна, так как он постоянно говорит, что Сербия должна получить что-то в обмен на Косово, и этим отрицает резолюцию 1244 СБ ООН.

Я внимательно слушал, о чем он говорил после последнего визита Мирослава Лайчака в Белград. Вучич настаивал на том, что сначала необходимо сформировать Сообщество сербских муниципалитетов, а Лайчак, со своей стороны, сказал, что вопрос устава этой ассоциации окажется на повестке дня следующего раунда переговоров в Брюсселе. Я понял позицию Вучича по этому конкретному вопросу следующим образом: Белград готов вести переговоры, но для того, чтобы обсуждать окончательное соглашение, необходимо сначала реализовать пункт о создании Сообщества сербских муниципалитетов.

Вучич уже пошел на антиконституционные уступки в 2013 году, когда согласился на подписание Брюссельского соглашения, на основании которого органы власти Республики Сербии перестали действовать в южном крае. У Вучича в руках осталось только это Сообщество сербских муниципалитетов, и если он упустит и его, вся его позиция рухнет. Вучич тогда потеряет авторитет, которым он пользуется у своих избирателей.

Не секрет, что за него голосуют те, кто когда-то голосовал за Сербскую радикальную партию, и они считают, что он тоже радикал, который переиграл Запад. Если бы он открыл карты и заявил о том, что Сербия признает Косово, это уничтожило бы его позицию, какой бы сильной она сейчас ни казалась. Это же произошло и с Мило Джукановичем в Черногории в тот момент, когда он пошел на конфликт с Сербской православной церковью.

Во время последнего визита в Белград Лайчак заявил о том, что конституция отдельно взятой страны не Библия и что ее нужно менять. Намекает ли европейский посредник в том числе и на то, что преамбулу конституции Сербии, в которой говорится, что Косово является неотъемлемой частью Сербии, тоже следует изменить?

Если Лайчак говорит, что конституция не является Библией для одной стороны, это относится и к другой. Для Запада важно лишь то, чтобы Сербия признала независимость Косово. Им все равно, что написано в нашей конституции. Но для нас в защите Косово и Метохии главные козыри — конституция Сербии и Резолюция 1244 СБ ООН. Пока мы придерживаемся этих документов, и пока у нас есть поддержка России, сепаратистское Косово не сможет получить место в ООН. Это фундамент защиты Косово и Метохии в составе Сербии. Что бы ни говорил Лайчак про нашу конституцию, это наше дело — решать, как мы будем относиться к Основному закону нашей страны и является ли он для нас Библией или нет.

К сожалению, Вучич почти никогда не упоминает Резолюцию 1244, и это большое упущение, так как это подрывает сербскую позицию в переговорах вокруг Косово. Если Сербия не ссылается на этот документ, тогда тем более этого не будет делать Мирослав Лайчак.

Авторы: Татьяна Стоянович

Сербия. Босния и Герцеговина. Косово > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 февраля 2021 > № 3697507 Александр Павич


Сербия. Россия > Агропром > agronews.ru, 11 февраля 2021 > № 3644385

Экспорт молочной продукции в Сербию обсудили на площадке Союзмолоко

10 февраля Союзмолоко организовал переговоры компании “Млекопродукт” с участниками объединения, выбранными в качестве возможных экспортёров молочной продукции в Сербию.

В офисе Союза прошла встреча генерального директора сербской компании “Млекопродукт” Андрея Беслача с представителями “Кампины”, PepsiCo и “ЭкоНивы”. Участники ознакомились с актуальным состоянием российской молочной отрасли и узнали о деятельности Союзмолоко по поддержке экспорта. Андрей Беслач, занимающий также пост председателя Комиссии по АПК Национального альянса по местному экономическому развитию (NALED) Республики Сербия, рассказал о большом интересе сербских компаний к импорту из России ряда категорий молочной продукции. Руководители экспортных направлений присутствующих компаний представили свои производственные возможности и продукцию, предлагаемую к экспорту. Встреча завершилась серией двусторонних переговоров.

Мероприятие на площадке Союзмолоко стало продолжением встречи сопредседателей Рабочей группы по сотрудничеству в области сельского хозяйства Межправительственного Российско-Сербского комитета по торговле, экономическому и научно-техническому сотрудничеству заместителя министра сельского хозяйства Российской Федерации Сергея Левина и государственного секретаря Министерства сельского, лесного и водного хозяйства Республики Сербии Богдана Игича. В совещании заместителей министров участие в режиме ВКС принял генеральный директор Союзмолоко Артём Белов. Стороны отметили большой потенциал по наращиванию двусторонней торговли молочной продукцией и договорились о поддержке экспортных проектов.

Автор: Союзмолоко

Сербия. Россия > Агропром > agronews.ru, 11 февраля 2021 > № 3644385


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > rg.ru, 9 февраля 2021 > № 3633303

На главу Сербии готовилось покушение

Текст: Юрий Когалов

Сербская полиция предотвратила покушение на президента республики Александра Вучича. Как передает ТАСС со ссылкой на начальника управления криминальной полиции Богдана Пушича, нападение должно было состояться 27 января, в день открытия памятника основателю средневекового сербского государства Стефану Немане в Белграде.

По словам Пушича, для защиты главы государства в тот день было привлечено свыше 850 спецназовцев. А на прошлой неделе полиция задержала 17 членов преступной группы, маскировавшихся под футбольных болельщиков. В квартирах злоумышленников были обнаружены две снайперские винтовки. По данным стражей порядка, задержанные также причастны к жестоким убийствам, похищениям, торговле наркотиками. Отмечается, что угроза жизни президента республики возникла после того, как в прошлом году он объявил войну мафии.

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > rg.ru, 9 февраля 2021 > № 3633303


Сербия. Черногория > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 февраля 2021 > № 3626093

Сербия, Черногория и Республика Сербская должны стать одним государством

В начале декабря Черногория может получить новое правительство, сформированное по итогам парламентских выборов 30 августа. На основании договоренности, которой представители политических сил, победивших на выборах, достигли еще до начала голосования, это будет экспертное правительство, в котором не будет лидеров самых многочисленных партий правящей коалиции.

О компромиссах, на которые должны были пойти лидеры просербских партий в процессе формирования кабинета министров, о будущем статусе Сербской православной церкви в Черногории, о перспективах объединения сербского народа в единое союзное государство ИА REGNUM рассказывает сербский историк, высший научный сотрудник Института новейшей истории Сербии (Белград) Александр Ракович.

Как Вы оцениваете процесс формирования правительства в Черногории? Можно ли говорить об окончательной победе оппозиции, прежде всего, той ее части, которая выступает за улучшение сотрудничества с Сербией?

Несомненно, на последних парламентских выборах в Черногории победил сербский народ. Но эту победу ему не удалось подтвердить в ожидаемой форме (участием в составе правительства). Однако вопреки всему из 13 членов нового народного правительства восемь будут сербами. У Черногории не будет другого пути, кроме как выстраивать лучшие из возможных отношений с Сербией. Когда будет сформировано такое, я бы сказал, экспериментальное, а не экспертное правительство, тогда «Демократический фронт» как самая сильная и подчеркнуто просербская политическая коалиция в Черногории станет хозяином ситуации. Сейчас Здравко Кривокапич, кандидат на должность премьера, который формирует правительство, ставит условия «Демократическому фронту». Это привело к тому, что ни одного лидера данного политического объединения в новом кабинете не будет. Но после того, как оно будет сформировано, одного голоса депутата от «Демократического фронта» будет достаточно, чтобы правительство Кривокапича ушло в отставку. Так что Кривокапич просто обречен на сотрудничество с «Демократическим фронтом», и они также обречены на сотрудничество с ним.

Главная задача нового правительства состоит в том, чтобы подготовить условия к новым выборам. В следующем году необходимо провести перепись населения, упорядочить избирательные списки, и в какой-то разумный срок нужно провести новые выборы, на которых Демократическая партия социалистов президента Мило Джукановича потерпит еще более сильное поражение.

Когда у вас парламент из 81 места, в котором 37 мест принадлежит депутатам сербской национальности, нельзя ожидать, что сотрудничество с Сербией и Республикой Сербской не будет находиться на должном уровне. Это невозможно. Надо быть оптимистом, несмотря на трудности в процессе формирования правительства.

Непосредственно по окончании выборов между коалиционными партнерами начались дискуссии о том, нужно ли включать лидеров «Демократического фронта» Андрию Мандича, Милана Кнежевича и Небойшу Медоевича в состав правительства или следует составить кабинет из одних экспертов. Как был решен этот спор?

К сожалению, он был решен таким образом, что никто из лидеров «Демократического фронта» не окажется в будущем правительстве, и я считаю это плохим решением. Но так как главная цель здесь демонтаж Демократической партии социалистов, то «Демократическому фронту» пришлось смириться с этим. Они нашли способ преодолеть эту ситуацию, и теперь они станут ключевым звеном в планировании будущих шагов правительства, так как, контролируя парламент, они смогут влиять и на работу министров. При этом Кривокапич протянул руку «Демократическому фронту», заявив, что в глубине государственного аппарата будут приниматься на работу служащие из рядов коалиции «За будущее Черногории» и «Мир — это наша нация». «Демократический фронт» и остальные партии, чьих лидеров нет в правительстве, смогут влиять на его работу через государственных служащих. Это очень важный слой управленцев, который называется «глубинное государство». Этот аппарат важен, так как функционеры приходят и уходят, а «глубинное государство» остается.

Результат парламентских выборов в Черногории в значительное степени предопределил народный бунт против закона о свободе вероисповедания, ущемляющего интересы Сербской православной церкви. Отменит ли новое правительство в итоге этот закон?

Сербская православная церковь, без всякого сомнения, победила в Черногории, но не только церковь, но и сербский народ. Церковь не может существовать без сербского народа. К сожалению, меньшинство в будущем коалиционном правительстве, которое возглавляет лидер партии УРА Дритан Абазович, выступает не за полную отмену закона, а за изменение его спорных статей. Для сербского народа в Черногории лучше всего было бы, если бы закон был отменен, так как народу нужна символическая победа над Демократической партией социалистов Мило Джукановича, которая в основном и продвигала спорный закон. Но если это нельзя сделать, так как УРА, будучи самой немногочисленной партией в будущей правящей коалиции, имеет при этом огромные возможности для шантажа, тогда нет другой возможности, кроме как изменить спорные статьи закона и закрепить за Сербской православной церковью право пребывания на ее канонических территориях, на которых она присутствует уже 800 лет.

Сербские партии в Черногории годами выступали сначала против вступления страны в НАТО, а затем за выход из этого военного блока. Насколько такая перспектива реальна?

Мы видели, как трудно было Великобритании выйти из Евросоюза. При этом Британия — это империя. Вы можете себе представить, что творилось бы вокруг Черногории, если бы она попыталась покинуть НАТО? К тому же надо понимать, что весьма сложно определить, после какого периода страна — член альянса имеет право начать процедуру выхода из этого военного союза. Кто-то говорит, что речь идет о каких-то 20 годах, и что соответствующее положение содержит договор о присоединении к НАТО. Кто-то толкует положения этого договора по-другому.

В любом случае для сербов в Черногории не главное, выйдет ли теперь страна из альянса или нет. На некоторое время она точно останется в НАТО, и с этим все сербы должны смириться. Знаете, и в Косово находятся оккупационные войска НАТО, Черногория была втянута в блок против воли народа, в Республике Сербской тоже ведутся споры вокруг вступления в НАТО. Это то, с чем сербы должны научиться жить.

В Сербии, кроме Косово и Метохии, нет сил НАТО, и не будет никогда, но какой-то компромисс в данной ситуации нужен. А Черногория — это шанс достичь этого компромисса, если он возможен. Черногория остается в НАТО, но российский капитал в этой стране будет присутствовать и местами играть важную роль, и Черногория к тому же будет сербской по своему характеру. Это шанс показать, как на небольшом пространстве можно достичь компромисса во благо черногорских граждан. Здесь мы говорим о компромиссе Запада, России, Сербии и сербского народа в целом.

Вы упомянули Косово. Черногория среди первых признала независимость сепаратистского образования на территории Сербии. За последние несколько лет многие государства — члены ООН отменили признание Косово. Реально ли ожидать, что и Подгорица сделает это, учитывая то, что Сербия успела подписать Вашингтонское соглашение, в котором взяла на себя обязательство не требовать от других государств отмены признания сепаратистского Косово?

Это сложный вопрос. После выборов в Черногории лидеры трех коалиций — Здравко Кривокапич, Алекса Бечич и Дритан Абазович — подписали соглашение, в котором среди прочего значится, что Черногория не будет пересматривать решение о признании Косово. Это в некотором смысле был удар ножом в спину сербскому народу и Сербии. В таком соглашении не было надобности. Сербия понимает, с какими проблемами столкнется новое черногорское правительство и какое давление будет на него оказано.

Если мы говорим о том, отзовет ли Черногория признание Косово или нет, то следует сказать, что правительство Кривокапича имеет такую возможность — там сербы в большинстве. Само правительство ближе к концу срока может принять решение и отозвать признание Косово. Ему не нужен парламент, так как его никто и не спрашивал, когда было принято решение о признании сепаратистского Косово. Правительство Кривокапича само должно подумать о том, что ему надо делать. Но мне кажется, что они не отменят признание, тут подключатся другие факторы. В конце концов, Кривокапича обязывает и коалиционное соглашение, которое он сам подписал. Механизм существует, признание можно отменить, но произойдет ли это, я не знаю.

С другой стороны, есть то, что Черногория могла бы сделать. Она могла бы вывести свои оккупационные войска с территории Косово и Метохии. Там символическое количество черногорских военных, насколько я знаю, речь идет о двух офицерах. Но они являются частью оккупационного аппарата в Косово и Метохии. Так что Черногория могла бы подобным жестом показать, что она не намерена участвовать в оккупации сербской территории.

Вы часто выступаете в СМИ с тезисом о необходимости объединения Сербии, Черногории и Республики Сербской, так как на этих территориях проживает большинство сербов. Можете ли Вы рассказать более подробно о принципах, на которых должно произойти это объединение?

Когда я примерно десять лет назад начал возвращать в сербский мейнстрим мысль об объединении сербов (а это нам завещали наши предки, объединившись в 1918 году), было не так много людей, которые были готовы это выслушать и принять. Сегодня всё по-другому. Сегодня сотни тысяч, если не миллионы сербов верят в это. Поменялись обстоятельства, и очень важно то, что идея снова вошла в наш мейнстрим.

Идея, согласно которой Сербия, Черногория и Республика Сербская как три государства сербского народа должны быть едины, абсолютно естественна — лучше всего, если это будут части одного союзного государства. Осуществление этой идеи зависит не только от нас, оно зависит и от международных факторов, но мы над этим должны работать. Наши предки двести лет работали над тем, чтобы стало возможным то, что произошло в 1918 году, когда благоприятные международные обстоятельства привели к объединению всех сербов в одно государство. Мы не будем ждать так долго — может, 10 или 20 лет, я не могу сказать точно. Надо дождаться того, чтобы соотношение сил на международной арене было благоприятным для нас. Но мы должны подготовить почву, подготовить общественность и разработать модели этого объединения. Я уверен, что в таком случае мы достигнем данной цели.

На Ваш взгляд, насколько действующее руководство Сербии, Черногории и Республики Сербской готово работать над подготовкой общества к реализации подобной идеи?

Общественное пространство в Сербии и сербские СМИ полностью открыты для обсуждения идеи объединения сербов. Когда у государства нет такой возможности, интеллектуальная элита берет на себя роль носителя подобной идеи. Серьезные народы всегда так делают. Если что-то не может сделать государство, тогда это делает церковь, если не может церковь, тогда это делает интеллектуальная элита. В Республике Сербской Милорад Додик является главным сторонником объединения. В Черногории ситуация была другой, но там народ объединился как раз вокруг сербской идентичности. А Сербская православная церковь, со своей стороны, является единственным связующим звеном, которое объединяет все сербские территории. Так что и среди народа в Черногории живет идея объединения сербов.

Вы видите это объединение с Косово и Метохией или без?

Только с Косово. Это не обсуждается. Но Косово и Метохия не вернутся в состав Сербии дипломатическим путем. Это невозможно. Есть другие способы реинтеграции Косово и Метохии. Я допускаю, что объединение сербских земель произойдет при неопределённом статусе Косово и Метохии, а потом вопросом статуса займется эта сербская федерация.

Вы не сторонник быстрого решения косовского вопроса посредством диалога с сепаратистами в Приштине, после которого Белград потерял бы возможность работать над реинтеграцией южного края в правовое поле Сербии?

Именно. Если нельзя найти справедливое решение, тогда это решение нужно искать потом. В данный момент такое решение найти невозможно — любой предлагаемый вариант несправедлив по отношению к Сербии и сербам. Следует дождаться лучших времен. Надо ждать. Мы должны оставить нашим потомкам шанс решить эту проблему на более справедливых основаниях.

Косовский вопрос — это вопрос всех поколений сербов: и предыдущих, и нынешних, и будущих.

Тем не менее президент Сербии Александр Вучич заявляет о том, что косовский вопрос ни в коем случае нельзя оставлять будущим поколениям…

Я допускаю, что президент всего лишь играет хорошую игру на площадке для настольного футбола — вот такое у него пространство для маневра. Я уверен, что Вучич знает о том, что он не сможет решить эту проблему, так же, как и Джо Байден или любой другой человек. Косовский вопрос не решили османы, не решило его Королевство Сербия, не решила Австро-Венгрия, не решило Королевство Югославия, не было он решен и после того, как фашисты попытались создать «Великую Албанию» на Балканах. Не решил его Йосип Броз Тито, а после него Слободан Милошевич и Билл Клинтон. Косово — это иерусалимский вопрос в Европе. Так что надо набраться терпения и ждать — однажды наступят лучшие времена для его рассмотрения.

Татьяна Стоянович

Сербия. Черногория > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 февраля 2021 > № 3626093


Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 февраля 2021 > № 3639146

Факти (Болгария): геостратегия России направлена на возвращение на Балканы через Белград

По мнению болгарского эксперта, российская стратегия восстановления своего политического и экономического влияния на Балканах связана с Белградом. Если София не предпримет никаких шагов, соответствующих сложившейся ситуации, Болгария обречена на то, чтобы стать балканской провинцией.

Факти.бг, Болгария

Геостратегия России направлена на возвращение на Балканы через Белград. Об этом сообщил радио «Фокус» политический обозреватель Боян Чуков. Он напомнил, что в настоящее время Сербия — государство, не входящее ни в ЕС, ни в НАТО. «Белград — основная российская фигура на балканской шахматной доске. Именно поэтому [20 января 2021] в Софию прибыл министр иностранных дел Сербии, чтобы все проконтролировать, и Белград стал дистрибутором российского газа для стран бывшей Югославии. Сербам невыгодно вступать в конфликт с Болгарией. Вероятно, 20 процентов трубопровода будет заполнено сжиженным газом, который будет поступать в Александруполис и подниматься вверх, то есть будет диверсификация. К сожалению, у Болгарии нет стратегии в отношении транспортных коридоров на Балканах, и почти все они обходят нас. Мы остаемся в стороне», — объясняет журналист.

По словам Бояна Чукова, транспортный коридор № 4 (Видин — София — Салоники) — самый короткий путь между Средиземным морем и Дунаем — до недавнего времени был неважен. К тому же Болгария уже 20 лет не в состоянии что-либо сделать с коридором №8.

Оказывается, чтобы попасть из Болгарии в Македонию, придется ехать в объезд по шоссе из Софии в Белград, а дорога из Кюстендила (болгарский город в 23 км от границы с Македонией, часть транспортного коридора №8 — прим. пер.) в Македонию в очень плохом состоянии. Аналитик настаивает на том, что необходимо построить шоссе до болгарской границы с Республикой Северная Македония: «Мы находимся в ситуации, когда для связи с Македонией нам нужен посредник в лице Белграда. Сербия становится центром, восстанавливающим горизонтальную интеграцию в области энергетики, промышленности и экономики, существовавшую на территории бывшей Югославии».

Если так будет продолжаться и дальше, Болгария станет балканской провинцией, считает обозреватель.

Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 февраля 2021 > № 3639146


Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 30 января 2021 > № 3626129

«Великая Албания»: капкан для Сербии и России

Первая часть: Страх Балкан: что такое «Великая Албания»

Конституция Албании (1998) говорит о возможности объединения албанцев, исходя из тезиса о «многовековых устремлениях албанского народа к созданию национальной идентичности и единства». Но первыми документами, обозначившими вектор развития общественно-политической мысли в направлении великоалбанского проекта, стали «Меморандум» Форума албанских интеллектуалов Косово от 26 октября 1996 г. и «Платформа решения албанского национального вопроса» Албанской академии наук от 1998 г. В этих двух документах содержалось одно весьма незатейливое утверждение: поскольку албанцы оказались разделенными между пятью государствами, то единственным способом решения албанского вопроса является их объединение в одном государстве.

В июле 1998 г. пресс-секретарь Армии освобождения Косово (АОК) Якуп Красничи заявил, что «цель АОК — объединение всех земель, на которых проживают албанцы». Политическая декларация АОК от 31 декабря 1998 г. содержала требование «объединения албанцев, свободы и независимости Косово». После подписания Кумановского соглашения (1999) последовала новая фаза активизации албанских диверсионно-террористических подразделений в виде Освободительной армии Прешево, Медведжи и Буяноваца (юг центральной Сербии), Освободительной национальной армии (ОНА) в западной части Македонии и Албанской национальной армии (АНА) с целью «реализации идеи о конечном связывании всех территорий, на которых в большинстве проживают албанцы».

Сразу отметим, что во всей «великоалбанской истории» главным является то, что албанские лидеры просто и грубо подменяют суть: сепаратизм, направленный на разрушение территориальной целостности других государств, выдается за единственно возможный способ решения албанского национального вопроса (посредством объединения территорий, на которых проживают албанцы).

Но, во-первых, албанского национального вопроса как международной проблемы не существует, поскольку статус и права любого национального меньшинства, проживающего на территории другого государства, детально и исчерпывающе прописаны, например, в Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 18 января 1992 г. («Декларация о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам»). Во-вторых, современное международное право не знает способов решения национальных вопросов путем предоставления национальным меньшинствам чужих территорий, на которых зафиксировано проживание оных меньшинств.

Прологом к началу горячей военной фазы косовского конфликта, неразрывно связанного с «великоалбанской» проблематикой, стали события в Албании 1997 г., когда социально-политические потрясения, вызванные кризисом финансовых пирамид, наступивший распад госуправления, анархия и хаос позволили АОК получить в свое распоряжение фактически оставшийся без какой бы то ни было власти север Албании. Здесь был создан ряд центров обучения и лечения боевиков АОК. Так была создана единая криминально-террористическая логистическая линия Косово — север Албании.

После окончания военной агрессии НАТО против СРЮ, подписания Кумановского соглашения и принятия Резолюции СБ ООН №1244 (июнь 1999 г.), казалось бы, международному сообществу следовало сосредоточиться на решении вопроса статуса албанского нацменьшинства в границах Республики Сербии, как о том говорят положения данной резолюции. Однако ряд процессов и событий, последовавших в регионе после бомбардировок НАТО, стал указывать на принципиально новое измерение общеалбанской политики на юге Балкан. Относилось оно к двум направлениям: бывшей югославской республике Македонии (ныне Северная Македония) и югу центральной Сербии. Рассмотрим «македонское» и «южносербское» направление детальнее.

Относительно Македонии отметим, что последняя релевантная перепись 2002 г. (перепись 2011 г. провалилась на финальной стадии, о проведении новой в настоящее время нет даже упоминаний) показывает, что от общего количество населения в 2 022 547 человек македонцы составляли 64,18%, албанцы — 25,17% (509 083 человека). Однако в ходе проведения переписи международные наблюдатели отмечали, что невероятным образом в процедуре смогли принять участие лица без документов, без гражданства, а также проживающие за рубежом. Проживают албанцы компактно, в основном вдоль границы с Косово, здесь они составляют около 90% населения.

Последовательность действий албанских сепаратистов в Македонии заключалась в следующем: бойкот переписи населения 1991 г., непризнание независимости Македонии, непризнание конституции Македонии (1991 г.), демонстративное использование флагов и других государственных символов Республики Албании. В январе 1992 г. албанские лидеры организовали в Македонии нелегальный референдум о предоставлении культурной и территориальной автономии северо-западной части Македонии, названной «Республика Илирида». В феврале 1992 г. председатель первой албанской партии в Македонии (Партия демократического процветания, ПДП) Невзат Халили потребовал от македонской власти признать указанную автономию албанцев, а также государственность независимого Косово.

17 февраля 1994 г. был открыт частный албанский университет в Тетово (Stuhl University), финансируемый албанской диаспорой из Германии, Швейцарии и других западных стран, ставший рассадником албанского сепаратизма. В январе 1997 г. Македония приняла закон о легализации обучения на албанском языке в Скопье. В 1998 г. начались массовые демонстрации албанцев в поддержку АОК с требованиями интервенции НАТО. В 2000 г. Мендух Тачи, вице-президент (с 2007 г. — лидер) Демократической партии албанцев в Македонии, рассказал о целях своей партии: «Нашими главными политическими целями является независимое Косово…, чтобы албанцы в Македонии стали государствообразующим народом ради создания шиптарско-македонской федерации при всеохватывающей интеграции всех албанцев на этих пространствах в рамках объединенной Европы».

Далее начались первые акции Освободительной национальной армии (ОНА) — по аналогии с действиями АОК она развернула диверсионные операции против армии и сил безопасности Македонии. ОНА являлась прямым филиалом АОК, ее «южным флангом», который создали ветераны АОК. Пресловутый Косовский защитный корпус, в состав которого беспрепятственно перекочевали главари и боевики АОК, на протяжении всего времени боевых действий оказывал прямую поддержку своим подельникам в Македонии. Целью действий ОНА были этнические чистки, убийства, грабежи, уничтожение имущества, т. е. создание этнически однородной албанской территории.

Самую масштабную многомесячную диверсионно-террористическую операцию ОНА (февраль-июль 2001 г.) возглавил Али Ахмети, сообщивший 22 марта 2001 г. о целях операции следующее: «Борьба, которую мы ведем, осуществляется с одной целью — выдавить словенские силы с территории, которая традиционно является албанской». Ахмети впоследствии стал лидером македонской партии «Демократический союз интеграции», являющейся многолетним коалиционным партнером правящей партии ВМРО-ДПМНЕ. Немногим ранее, 16 марта, будущий лидер оппозиционной Демократической партии албанцев Мендух Тачи заявил, что «албанцы начинают вооруженную борьбу с целью освобождения их территорий».

Последствиями диверсионных операций ОНА стали гибель 70 македонских полицейских и военнослужащих, бегство в Косово нескольких тысяч албанских семей и расселение 70 тысяч македонцев. Подписанное по окончании столкновений Охридское соглашение содержало, помимо прочего, пункт о создании территориальной автономии албанцев по этническому принципу.

В июле 2008 г. в Македонии был принят закон об использовании языка, по которому албанский хоть и не становился вторым официальным языком Македонии, но тем не менее мог использоваться при выступлении албанцев-глав парламентских комиссий. Материалы парламента должны были переводиться на албанский язык, официальная коммуникация с государственной администрацией на всей территории Македонии должна была осуществляться на двуязычной основе, и даже полиция во время задержания албанцев была обязана говорить на албанском языке. В целом Закон о языке 2008 г. — это одна из ключевых мер в направлении федерализации Македонии.

Следующее ключевое событие произошло в Албании. 30 октября 2010 г. в Тиране состоялась знаковая конференция «в поддержку Природной Албании», организованная политической партией «Список природной Албании» (СПА). Годом ранее «Платформа Природной Албании» была опубликована в количестве 50 тыс. экземпляров, переведена на несколько языков и отправлена международным адресатам. Автором платформы, содержащей около 200 страниц, является Кочо Данай — не только кабинетный ученый, директор научно-исследовательского учреждения, но и бывший советник трех албанских премьеров. Из всего сочинения Даная особое внимание следует обратить на следующие положения:

— албанский вопрос необходимо подвергнуть тотальному реформированию и реконфигурации;

— албанцы не выполнили свою главную миссию: дело Призренской лиги осталась незавершенным, как и восстание албанцев 1911—1912 гг.;

— независимость Албании достигнута и лишь на одной части албанских территорий;

— остальные части албанских территорий остались в рамках соседних государств или были аннексированы;

— так называемая Народно-освободительная борьба в ходе Второй мировой войны 1939−1945 гг. тоже не была завершена;

— неоконченной осталась и борьба албанцев в Косово, начатая в 1998 г., так как она привела лишь к отделению края от Сербии, но не достигла второй части цели — его объединения с национальным ядром — Албанией;

— та же участь постигла и борьбу албанцев в Македонии в 2001 г.: она началась как освободительная, а закончилась тем, что албанцы приняли чужое государство как своё отечество.

Процесс реализации проекта «Природной Албании» предполагает следующие фазы:

— инициирование соответствующих конституционных процедур по объединению на основе конституции Албании;

— формирование Конфедерации Албания — Косово, федерализация Македонии; объединение в единое государство. При этом отмечается, что «межалбанское объединение — это европеизация», «мир и стабильность в регионе».

Итак, цель «Природной Албании», по словам ее автора, одна — «решение албанского вопроса путем создания единого албанского государства».

Конференция примечательна также тем, что в ее работе приняли участие политические представители албанцев из общин юга центральной Сербии Прешево и Буяновац, выразившие поддержку требованиям СПА «объединить части территорий соседних государств, в которых албанцы составляют большинство населения» и создать единое албанское государство, охватывающее земли Сербии, Македонии, Черногории и Греции.

Последствия решений, принятых на конференции в Тиране 2010 г., практически сразу проявили себя в Македонии. В западной части страны, где рычаги местного управления оказались у албанцев, началась искусственная и форсированная албанизация. В органах местного самоуправления, предприятиях и организациях, во главе которых оказались албанцы, происходила смена кадрового состава с македонского на албанский, водружались албанские флаги, шла агрессивная замена топонимики с македонской на албанскую. Албанские чиновники всех уровней начали осуществлять коммуникацию исключительно на албанском языке, не озадачиваясь переводом на македонский даже на мероприятиях государственного значения. Электронные порталы государственных служб общин на западе Македонии стали доступны только на албанском языке, для непонятливых следовало весьма краткое объяснение — «ну это же албанские общины».

Весной 2012 г. Невзат Халили опубликовал «Заключения руководства Илириды», главными пунктами которых были формирование «функционального союза Илириды и Македонии, признание за Республикой Илиридой право основывать свои правовые и демократические органы как выражение политической воли большинства албанцев, выраженной на референдуме 1992 г.

В 2014 г. в центре Скопье около памятника албанскому национальному герою Скендербегу Халили провозгласил основание албанской «Республики Илириды», потребовав от тогдашнего премьер-министра страны Николы Груевского начать процедуру федерализации Македонии. Комментируя это событие, председатель Национального фронта по защите прав и свобод человека Идриз Синани, вошедший в состав «руководства новой республики», недвусмысленно предупредил македонцев, что в случае, если они не поддержат этот проект, «проблема может быть решена мирно, мы за мир, но если они хотят войны, они могут выбрать то, что хотят».

«Македонская схема», введенная в действие с 1991 г., отличалась своей спецификой: акцент ставился не столько на боевые действия (хотя они были составной, но тактической частью). Стратегия заключалась в усилении политических позиций албанских партий в Македонии, которые должны легитимным путем добиться обретения албанцами статуса государствообразующего народа (выйти из статуса нацменьшинства), чтобы на первом этапе создать «албано-македонскую федерацию». На последующих этапах должно произойти в той или иной форме объединение с Албанией, «Республикой КосовоЙ», к которым присоединится «Прешевская долина» (юг центральной Сербии), и частью Черногории. В случае реализации великоалбанских целей Македония как государство перестанет существовать.

По не менее драматичному сценарию с помощью «великоалбанского арсенала» осуществлялись процессы подрыва государственного суверенитета на юге Сербии.

Этот регион представляет собой стратегически важное пространство, поскольку здесь проходит железнодорожное сообщение по линии север — юг, а также Коридор 10, связывающий Грецию и Центральную Европу. Несмотря на подписание в 2001 г. международными представителями «Кончульского соглашения» с главарями Освободительной армии Прешево, Медведжи и Буяноваца, периодические нападения боевиков на гражданских лиц сербской национальности, армию и полицию продолжились.

Тогда сербская власть пошла на весомые уступки: она изменила закон о местных выборах, ввела пропорциональную систему представительства и открыла путь к формированию албанского большинства в системе местной власти. В результате местных выборов 2002 г. в Прешево, Буяновце и Медвежье победили албанские партии, которые сформировали парламент и органы местного управления. Несмотря на то, что албанцы составляют этническое большинство только в Прешево — более 90%, в то время как в Буяновце их не более 60%, а в Медвежье — менее 30%, местные парламенты этих трех общин 14 января 2006 г. приняли платформу, в которой выдвигаются требования проведения децентрализации Сербии высокой степени и предоставления албанцам территориальной автономии. В августе 2009 г. албанские политические группировки юга Сербии выдвинули тезис о выделении особого региона «Прешевская долина», особо акцентируя внимание на создании исключительно этнически албанских структур управления этим регионом.

Конференция в Тиране 2010 г. стала отправной точкой решительного наступления албанского сепаратизма. Главы общин Прешево и Буяновац сформировали движение «За природную Албанию». Власти в Тиране ввели единые программы образования для албанцев соседних государств — в Медведже были открыты экономический и юридический факультеты Нишского университета, преподавание на которых ведется на сербском и албанском языках (хотя албанская молодежь в основном получает образование в албанских университетах Приштины, Тетово и Тираны). В Прешево документы заседаний парламента общины перестали переводится на сербский язык под предлогом того, что подавляющее большинство депутатов — албанцы, а несколько сербов из числа парламентариев и так знают албанский язык.

Председатели общин Прешево и Буяновац Рагми Мустафа и Йонуз Муслию на конференции в Тиране 2010 г. поддержали идею формирования «Великой Албании», в состав которой, кроме Косово и Метохии, вошли бы части центральной Сербии, Черногории, Македонии и Греции. Заместитель председателя общины Прешево Орхан Реджепи по этому поводу заявил, что «всю жизнь я боролся за то, чтобы Прешево и Буяновац были составной частью Косово, а тем самым — и Албании», а «Прешевская долина — самая оккупированная часть албанских территорий».

У великоалбанского проекта в арсенале есть не только политические платформы и терроризм. «Республика КосовА» в настоящее время уже располагает полноценной собственной армией, созданной в декабре 2018 г. при молчаливом согласии Сербии. Однако еще до её официального формирования на базе АОК Приштина в 2013 г. заключила военный договор с Албанией, согласно которому «армии двух стран» могут дислоцировать свои подразделения на территории друг друга. Таким образом, возникает возможность сложить военные потенциалы Албании и «Республики Косовы» и объединить инфраструктурные проекты Тираны и Приштины, чтобы получить внушительный боевой потенциал. Учитывая всех резервистов, совместные силы, вероятно, могут насчитывать порядка 120 тыс. чел. Противостоять им не сможет ни одна армия стран региона.

Следует учитывать и логистический сегмент. В настоящий момент главным инфраструктурным проектом Сербии, которому присвоен статус национального приоритета, является автомагистраль Тирана — Приштина — Ниш. Примечательно, что шельмуемый нынешней сербской властью как «ультрапрозападный политик» бывший президент Борис Тадич от этого проекта в свое время отказался.

Автомагистраль Тирана — Приштина — Ниш не имеет для Сербии никакого экономического смысла. Но она имеет смысл для переброски сил южного крыла НАТО в центр Европы (и далее к границам России) и связывания «Республики Косовы» и американской базы «Бондстил» с албанскими портами на Адриатическом море. Сербия, взяв кредит в 3,7 млрд евро, строит свой участок магистрали — от Мердара до Ниша, албанцы свой участок от Драча до границы уже построили, Приштина строит свою часть от границы с Албанией до Мердара. Это значит, что «великоалбанский проект» инфраструктурно и логистически связывает не только «Косову» с Албанией, но и Топличский округ с Нишем (центральная Сербия), создавая основу для утверждения албанского присутствия в моравско-вардарской долине, главном пути из Азии в Европу.

Но при этом в первую очередь следует держать в фокусе не интересы Албании, экономика которой ничтожна, а интересы НАТО, которое получает два недостающих звена в сухопутном логистическом пути (автотрассу и железную дорогу) в свое распоряжение. Альянс таким образом сможет связать албанские порты на Адриатике с глубинной территорией Балкан.

Двумя следующими фундаментальными основами развития «великоалбанского проекта» являются события, происходящие на наших глазах. Это, прежде всего, Вашингтонский договор между сербскими властями и косовскими сепаратистами от 4 сентября 2020 г., по которому, помимо прочего, предусматривается строительство железнодорожной инфраструктуры Ниш — Приштина — Драч, а также присоединение Приштины к инициативе «мини-Шенген» (выдвинута в 2019 г. Сербией, Албанией и Северной Македонией). По этому поводу албанский премьер Эди Рама заявил, что «этот региональный проект позволит трансформировать … и вопрос признания Косово со стороны Сербии».

После подписания Вашингтонского договора 2 октября 2020 г. в Тиране состоялось очередное заседание двух правительств (Албании и «Косовы»), на котором с целью реализации положений указанного договора о строительстве железнодорожной инфраструктуры Белград — Приштина и порта на Адриатическом море были подписаны четыре соглашения и два протокола (и еще пять меморандумов). Совместные заседания правительств Албании и «Косовы» проводятся с 2014 г., за этот период между «двумя странами» было подписано 70 договоров (о таможенных льготах, сотрудничестве в области безопасности, образования, здравоохранения и т. д.). Кроме того, на последнем заседании был подписан договор об основании совместного фонда поддержки Прешевской долины. По этому поводу премьер «Косовы» Авдуллах Хоти заявил, что «нашим устремлением является устранение границы между Албанией и Косово». По словам премьера Албании Эди Рамы, достигнутое соглашение о таможенных льготах позволит превратить порт Драч и в косовский порт (!).Обратим на это особое внимание: порт Албании превращается в порт «Косовы», Албания и «Косова», по сути, в заявлениях первых лиц по умолчанию преподносятся как единое целое. Учитывая, что соглашения охватывают, помимо налоговой и инфраструктурной, ешё и электроэнергетическую область, следует единственно возможный вывод: подписанные на совместном заседании от 2 октября договоры носят многоуровневый стратегический характер и направлены на объединение Албании и «Косовы» в тот или иной вид государственного формирования.

По поводу принятых на совместном заседании заключений относительно ликвидации границы между Албанией и «Косовой» (заседание проходило под лозунгом «Вместе без границ») Белград направил Тиране официальную ноту протеста. Что не мешает правительству Сербии выступать и далее главным инициатором «экономической интеграции» региона. В конце октября и Северная Македония в лице премьер-министра Зорана Заева высказалась за присоединение к проекту «мини-Шенген». Как отмечает сербский исследователь генерал Митар Ковач, «подобные меры Албании носят открыто враждебный характер по отношению к Сербии. Печально, что власти Сербии как будто ничего не замечают, как будто ничего не происходит. Сербия говорит пустые слова о добрососедстве, мире и сотрудничестве, в то время как албанские экстремисты из Албании и Космета отнимают у нас на глазах нашу святую землю. Невероятно это молчание власти Сербии, отсутствие реакции, то, что она не предупреждает ЕС, НАТО и ООН о том, что не только у всех на глазах, но и с их помощью реализуется проект т. н. Великой Албании при доминирующем векторе выстраивания великодержавного исламского проекта в духе т. н. Призренской лиги».

Таким образом, на наших глазах, не просто при молчаливом одобрении, но при активном участии официального Белграда происходит формирование нового геостратегического центра силы на Балканах — «великоалбанского полюса», который будет лишь наращивать свой потенциал. Для Сербии, равно как и для России, это двойной капкан. С одной стороны, сербский президент Александр Вучич сдал Приштине абсолютно все, что можно было сдать, кроме прямого признания независимости. Вашингтонский договор содержит лукавую формулировку, согласно Приштина обязуется в течение года воздерживаться от требований предоставления ей членства в международных организациях. Это означает, что через год Приштина вольна выставлять требование о вступлении в любую международную организацию, включая ООН. Напомним, что под этим документом стоит подпись сербского президента. Вучич все глубже увязает как в «Великой Албании», так и в пособничестве сепаратистам. Финальный итог, к которому ведут все его действия — государственная измена, соучастником которой неизбежно станет поддерживающая Вучича Россия.

Кроме того, все весьма результативные усилия по реализации «великоалбанского проекта», как бы схоластически изощренно он не камуфлировался в терминологии, грубейшим образом нарушают основополагающие акты международного права, касающиеся территориальной целостности и суверенитета государств. Закрывать глаза на этот факт, игнорировать его и дальше для Российской Федерации, значит явно отрицать международное право, демонстрировать практику двойных стандартов, двойной морали и самое страшное и опасное — отсутствие принципов.

Россия, которая усиленно не замечает великоалбанские усилия Вучича, таким образом позволяет ему и дальше маскировать как его роль в реализации «великоалбанского проекта» (точнее, исторических и стратегических устремлений Ватикана — Австрии — Великобритании — США в регионе), так и провал сербской национальной политики. И рано или поздно искусная иллюзия «фольклорного русофильства» Вучича разобьется вдребезги о рифы «Великой Албании», погребая под собой саму возможность восстановления российско-сербского доверия, не говоря уже о российском присутствии на Балканах.

Анна Филимонова

Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 30 января 2021 > № 3626129


Сербия. Косово > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 29 января 2021 > № 3626139

Сербия должна объявить об оккупации Косово и ждать условий для его возврата

Незадолго до церемонии инаугурации нового президента США Джозефа Байдена исполняющая обязанности президента сепаратистского Косово Вьоса Османи заявила о необходимости пересмотра ранее достигнутых с Белградом договоренностей при помощи новой вашингтонской администрации. Как смена власти в США повлияет на ход переговоров Белграда и Приштины, ИА REGNUM рассказал профессор факультета политологии Университета в Белграде Часлав Копривица.

На днях состоялась инаугурация нового президента США Джо Байдена. Незадолго до выборов в Вашингтоне при посредничестве Дональда Трампа было подписано соглашение между президентом Сербии Александром Вучичем и премьером сепаратистского Косово Авдуллой Хоти. Что будет с Вашингтонским соглашением теперь, когда к власти пришел Байден?

Как уже было заявлено, одним из тех достояний администрации Дональда Трампа, которые новые американские власти оставят в силе, является и так называемое Вашингтонское соглашение. Это значит, что новая администрация США правильно считает, что этот документ был полезен как для незаконных властей в Приштине, так и для продвижения американских интересов на Балканах. Конечно, из этого следует, что соглашение шло в ущерб сербским интересам в Косово и Метохии.

К тому же, если мы знаем, что Джо Байден уже десятилетиями является одним из ведущих защитников албанских интересов в американском истеблишменте, равно как и то, что он уже анонсировал возвращение в администрацию некоторых людей, которые в 1990-е годы были архитекторами американской политики по отношению к Сербии, то мы можем ожидать, что американская политика в вопросе Косово и Метохии станет только жестче. Они будут оправдывать целесообразность одного из главных геополитических достояний американской политики 1990-х годов — агрессии против Союзной Республики Югославии и оккупации Косово и Метохии.

Как это отразится на процессе переговоров Белграда и Приштины о «нормализации отношений», в котором США играют важную роль хотя бы из-за своего влияния на албанскую сторону?

Мы можем ожидать, что США будут менее благосклонными к Сербии, если они вообще когда-то были такими. Скорее всего, они не будут давать надежду на достижение какого-то видимого «компромисса», как на самом деле более «мягко» именуется сдача Косово и Метохии в руки «Великой Албании», над чем работают сербские власти во главе с президентом Александром Вучичем. Новая администрация США будет требовать неукоснительного выполнения американской геополитической повестки дня. Иными словами, она будет требовать от Сербии де-юре признать то, что с помощью агрессии и одностороннего провозглашения независимости так называемого Косово был создан corpus separatum. США, так же как и Германия, будут настаивать на том, что Белград просто должен признать отделение Косово.

На днях один из лидеров албанских террористов в Косово, а потом и премьер-министр сепаратистского образования Рамуш Харадинай заявил, что если Косово в обозримом будущем не будет принято в евроатлантические структуры, оно проведет референдум о присоединении к Албании. Как надо относиться к этому заявлению с учетом того, что в данный момент в Косово идет предвыборная кампания?

У сербского общества есть такое характерное свойство — когда с других сторон сыплются недружественные заявления, оно пытается смягчить эти заявления, объясняя себе, что они являются частью какой-то кампании. Нет, речь идет о настоящем преступнике, о человеке, который принадлежит к этому преступному проекту отделения Косово и Метохии уже довольно долго, еще до 1999 года. Но на основании этого заявления мы можем выделить несколько моментов.

Во-первых, косовские албанцы были недовольны уровнем поддержки, которую им оказывали предыдущие власти США. Они привыкли к безусловной поддержке, которой пользовались, пока в администрации сидели люди Билла Клинтона. Теперь они не без основания ожидают, что со сменой администрации эта поддержка усилится. Во-вторых, они привыкли вести себя как «сверхдержава в миниатюре», которой всегда удается выбить для себя уступки политикой свершившегося факта и насилия.

Албанцы поняли, что стоит им пригрозить применением насилия, то UNMIC (миссия ООН в Косово — ИА REGNUM), в составе которого всегда доминировали чиновники из тех стран, которые в 1999 году совершили агрессию против СР Югославии, пойдет навстречу их нелегитимным, а порой и неразумным требованиям. Если бы международные структуры так же относились к исламскому миру, России, Китаю, можно было бы сказать, что они боятся реальной силы. Но тут они изображают немощь перед мнимой албанской силой, однако в реальности просто ищут алиби для того, что уже заранее было оговорено. Запад ожидает от албанцев, чтобы они создали проблему, а потом используют эту проблему для дальнейших уступок этим же албанцам.

Надо отметить, что и косовские албанцы, и Албания ничего не делают, не советуясь предварительно с США и теми кругами в Америке, которые принадлежат к так называемому глубинному государству. Даже во время администрации Трампа они поддерживали отношения с представителями «глубинного государства», которые в это время находились в тени.

Можно ли считать, что заявления косовских сепаратистов стали более жесткими после того, как президент Сербской академии наук и искусств (САНИ) Владимир Костич заявил о том, что «у Сербии ничего нет в Косово»?

Своими скандальными заявлениями председатель САНИ Владимир Костич показал, что он фактически занимает такую же позицию, как и Рамуш Харадинай, только для Харадиная это идеал, а для председателя САНИ — якобы реальность, с котором сербы должны смириться. Но, по сути, их видение политической реальности в Косово и Метохии совпадает. В ситуации, когда сербское общество находится в серьезном моральном отступлении, когда у вас проблема донести до граждан то, что позиция Костича неприемлема хотя бы потому, что исходит от председателя САНИ, можно предположить, что косовские албанцы просто увидели в этом удобный момент, чтобы выступить с радикальными и максималистскими требованиями. И эти требования с одной стороны абсолютно неприемлемы с точки зрения международного права, а с другой — они ставят Сербию в такое положение, когда она не сможет устоять перед соблазном и пойдет всеми существующими способами возвращать свою насильственным путем отторгнутую территорию, которую планирует аннексировать другое государство.

Относительно недавно в сербских СМИ появилась новость о том, что так называемые Силы безопасности Косово на основании решения парламента будут участвовать в заграничных миротворческих миссиях в составе Национальной гвардии американского штата Айова. Со стороны официального Белграда бурной реакции на такое решение замечено не было. Почему?

Чтобы проиллюстрировать отношение сербских властей к этому неслыханному событию — преобразованию Сил безопасности Косово в полноценную армию, я напомню тот факт, что единственным условием президента Сербии для возобновления переговоров о «нормализации отношений» с незаконными властями в Приштине была отмена стопроцентных пошлин на сербские товары, которые они ввели, но при этом ни одним словом не упоминалось о приостановке процесса формирования армии так называемого Косово. Это одно из доказательств того, что действующие сербские власти уже годами молчаливо способствуют процессу «суверенизации» сепаратистского Косово.

С другой стороны, то, что США готовы включить с точки зрения международного права незаконные паравоенные формирования в свои миротворческие миссии, указывает на простой факт: и предыдущие, и теперешние американские власти все время придерживались того же курса на «суверенизацию» Косово. Трамп этот курс не менял, и это было видно по ключевым пунктам Вашингтонского соглашения, которые сербские власти подписали с незаконными структурами в Приштине. В связи с этим мы можем предположить, что Запад продолжит воспроизводить весь ряд событий, которые должны заставить официальный Белград опустить руки и под давлением «новой реальности» заявить о том, что «мы тут ничего не сможем сделать», после чего признать независимость Косово, свалив при этом всю вину на предыдущие сербские власти.

Когда Сербии угрожают референдумом о присоединении так называемого Косово к Албании, это ставит страну в такое положение, при котором она или смирится с этим, или сделает юридически обоснованный шаг, который стал бы единственным решением в подобной ситуации — объявить об оккупации части своей территории и ждать благоприятных условий для возвращения отторгнутого края в собственное конституционно-правовое поле.

Татьяна Стоянович

Сербия. Косово > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 29 января 2021 > № 3626139


Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 28 января 2021 > № 3626083

Пандемия — шанс России вернуть свои позиции в Сербии и на Балканах

«И не думайте, чтоб это было всё так невинно и бесстрашно для нас; о, нам нужен отпор, и скорей, скорей! Надо, чтобы воссиял в отпор Западу наш Христос, которого мы сохранили и которого они и не знали! Не рабски попадаясь на крючок иезуитам, а нашу русскую цивилизацию им неся, мы должны теперь стать пред ними, и пусть не говорят у нас, что проповедь их изящна, как сейчас сказал кто-то…»

«Идиот» Ф. М. Достоевский

По смелой оценке главы Всемирной продовольственной программы [1], бедствие «библейских масштабов» под названием «пандемия коронавируса» сказалось на всех без исключения странах мира, на первый взгляд, сместив на второй план политическую повестку дня и обнажив экономическую проблематику. Безусловно, особенно остро пандемия сказалась на наиболее уязвимых странах Восточной и Юго-Восточной Европы, в том числе на Сербии. Такие социально-экономические проблемы, как снижение уровня платёжеспособного спроса, безработица и замедление темпов структурных реформ, являются лишь частью давно назревших проблем, которые усугубил коронавирус. Однако за ширмой обострившегося кризиса прояснилась внешнеполитическая ситуация на Западных Балканах, которые так рьяно стремятся вступить в Европейский союз. В этот непростой период для мировой экономики ЕС обманул ожидания западно-балканских стран на прогресс в процессе вступления, создав неопределённость в переговорах с Сербией, Северной Македонией [2] и Албанией [3]. Этот факт вызвал резкий рост скептицизма, особенно в Сербии, являющейся лидером по этому показателю среди стран Западных Балкан [4]. И финансовая помощь в борьбе с эпидемией не помогла вернуть доверие граждан Сербии, которые всё чаще посматривают на Восток. Настало время разобраться, как пандемия коронавируса повлияла на внешнеполитическую ориентацию Сербии. Есть ли смысл Белграду продолжать терпеть диктат Брюсселя, который под предлогом демократических реформ отнимает последние ресурсы у государства в пользу европейских частных компаний [5] и игнорирует целостность страны, пытаясь заставить Сербию признать Косово? Откажется ли Сербия, осознав после пандемии истинные намерения Брюсселя и бесперспективность евроинтеграции, от проевропейской ориентации, примкнув к России в деле «отпора Западу»?

В 2020 году Сербии не удалось открыть ни одной главы в переговорах с ЕС. «Отрицательную оценку дали Нидерланды, Бельгия, Дания, Швеция, Финляндия, Германия и Болгария, сославшись на недостатки и задержки в проведении реформ в области верховенства права и недавний ежегодный отчет Европейской комиссии. Согласно правилам переговоров Сербии и ЕС, прогресс в открытии глав 23 и 24 по верховенству закона также определяет темпы прогресса по всем другим главам. Страны-члены могут замедлить или даже приостановить переговоры по вступлению в ЕС» [6]. Хотя в этом году в сентябре Сербия пошла на уступки по косовскому вопросу, заключив с США Вашингтонское соглашение о нормализации отношений с Приштиной. Европейский союз, видимо, опасаясь перехода основной посреднической роли в процессе урегулирования косовского вопроса в руки США, не оценил по достоинству этот шаг сербского руководства, что ставит под сомнение истинные намерения Брюсселя. Кроме того, Белград внезапно, вспомнив о своём статусе военно-нейтральной державы, отказался принимать участие в совместных с Белоруссией и Россией военных учениях «Славянское братство — 2020», что одобрили официальные лица ЕС, которые в очередной раз напомнили Сербии о необходимости «выстраивать свою политику в отношении третьих стран в соответствии с политикой и позициями, принятыми Европейским союзом» [7]. Но на деле Сербия по-прежнему далека от членства в ЕС, и в Европейской комиссии публикуют пост, в котором Вьоса Османи подписана как «исполняющая обязанности президента Республики Косово», что подвергает сомнению точку зрения Брюсселя по этому вопросу и демонстрирует пренебрежительное отношение к переговорным позициям Белграда.

Что происходит в самом ЕС? В ЕС европейская солидарность проиграла испытание на прочность перед лицом глобального кризиса: Брексит, закрытые границы, отсутствие финансовой взаимовыручки, заборы на границах, попытки перенести груз ответственности за решение проблем друг на друга. А тот факт, что грузы с гуманитарной помощью Италии ещё на заре эпидемии в Европе перехватывались французскими властями, говорит о возврате в «тёмные века европейской истории», когда безумные монархи, скрываясь в своих неприступных замках, думали лишь о собственной выгоде и безопасности.

В данном контексте вполне релевантны слова президента Сербии Александра Вучича о конце «европейского мифа» [8]. Распрощавшись с надеждой на помощь Евросоюза, Вучич поспешил вызволять страну из кризиса собственными усилиями. В Сербии был введён режим ЧС, закрыты границы, перенесены парламентские выборы, введён комендантский час, в том числе и в новогодние праздники. А российские и китайские самолёты с гуманитарной и медицинской помощью встретили наивысшие государственные лица страны: премьер-министр Сербии Анна Брнабич и сам президент. Позднее сербское руководство успешно завершило переговоры с Россией и Китаем о поставках вакцин от коронавируса. Сербия активно прививает население китайской вакциной, а председатель парламента этой страны, что показательно, одним из первых высокопоставленных чиновников в Европе привился российской вакциной «Спутник V», поставки которой в Сербию многократно превышают закупки американской вакцины [9]. Однако такой разворот на 180 градусов во внешней политике Сербии вызван больше не отсутствием необходимой поддержки в кризисный момент или отсутствием долгожданного прогресса в процессе вступления в ЕС, а скорее постоянной критикой закономерных во время эпидемии действий Сербии, развязыванием «войны вакцин» через попытку очернить репутацию российской вакцины от коронавируса [10]. Принцип «друзья познаются в беде» дал понять Сербии, кто её истинные партнёры и помощники. По хлёсткому замечанию спикера парламента Сербии Ивицы Дачича, ЕС напрасно читает лицемерные нотации о необходимости соблюдения принципов демократии при том, что практически все страны Европы ввели не менее жёсткие ограничения из-за распространения коронавируса. «Тем более лицемерно винить Сербию в том, что она приняла помощь Китая и России и предала какую-то европейскую концепцию, которая развалилась в первый же день, когда начались массовые смерти в Италии», — подметил Дачич. А министр обороны Сербии Александр Вулин практически напрямую назвал ЕС тем самым «другом, который в беде оказался вдруг». «Своих друзей мы выбираем сами, а о неприятелях беспокоиться не стоит. В этом ужасе эпидемии стало ясно, кто нам друг, как себя ведут товарищи в беде и как нам было важно вовремя получить помощь от Китая, России, Турции» [11], — пояснил Вулин.

Тем временем Сербия 1 января 2021 года дала старт поставкам газа по новой ветке газопровода «Балканский поток», который будет иметь как экономическое, так и политическое значение для Белграда. Не туманная европейская перспектива, а экономический интерес в реализации крупномасштабных газовых проектов с Россией мог бы способствовать нормализации отношений между балканскими государствами. Многолетнее посредничество ЕС в диалоге Белграда и Приштины, Сараево и Баня-Луки оказалось лишь переливанием из пустого в порожнее и малоэффективным инструментом давления на сербов с целью побудить их пойти на дальнейшие уступки. Такие западно-балканские страны, как Северная Македония и Босния и Герцеговина, разочаровавшись в европейском будущем, последуя примеру Сербии, могут также развернуть свои взоры на своего славянского брата — Россию, предлагающую ясную перспективу решения противоречий на экономической основе. А России, спасая своих славянских братьев «от крючка иезуитов» и «нашу русскую цивилизацию им неся», в свою очередь, нельзя упустить этот момент своего долгожданного и триумфального возвращения в Сербию и в целом на Балканы, зону своего традиционного влияния.

1. Миру предрекли голод «библейских масштабов» из-за пандемии коронавируса [Электронный ресурс] // ИА REGNUM — Режим доступа: https://regnum.ru/news/3043423.html

2. Болгария снова заблокирует переговоры о вступлении Македонии в ЕС — Рот [Электронный ресурс] // ИА REGNUM — Режим доступа: https://regnum.ru/news/polit/3136465.html

3. Переговоры о вступлении Албании в ЕС не начнутся до конца года — Меркель [Электронный ресурс] // ИА REGNUM — Режим доступа: https://regnum.ru/news/polit/3129167.html

4. Сербия полнится евроскептиками: ЕС всё меньше привлекает сербов [Электронный ресурс] // ANNA NEWS — Режим доступа: https://anna-news.info/serbiya-polnitsya-evroskeptikami-es-vsyo-menshe-privlekaet-serbov/

5. Эксперт: Уже ясно, что Сербия никогда не вступит в Евросоюз [Электронный ресурс] // ИА REGNUM — Режим доступа: https://regnum.ru/news/polit/3138528.html

6. Сербия впервые не откроет ни одной главы переговоров о вступлении в ЕС // ИА REGNUM, Режим доступа: regnum.ru/news/polit/3136248.html ↑

7. Евросоюз похвалил Сербию за отказ от учений в Белоруссии [Электронный ресурс] // ИА REGNUM — Режим доступа: https://regnum.ru/news/polit/3059708.html ↑

8. Вучич: коронавирус показал, что европейской солидарности не существует [Электронный ресурс] // РИА новости — Режим доступа: ria.ru/20200315/1568643531.html ↑

9. Президент Сербии решил привиться китайской вакциной [Электронный ресурс] // ИА REGNUM — Режим доступа: regnum.ru/news/3167114.html ↑

10. В Сербии указали на попытки Запада очернить российскую вакцину [Электронный ресурс] // ИЗВЕСТИЯ — Режим доступа: https://iz.ru/1112743/2021−01−17/v-serbii-ukazali-na-popytki-zapada-ochernit-rossiiskuiu-vaktcinu ↑

11. Евросоюз недоволен самостоятельностью Сербии [Электронный ресурс] // РИА Новый день — Режим доступа: https://newdaynews.ru/balkans/690010.html ↑

Руслан Суточкин

Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 28 января 2021 > № 3626083


Сербия. Китай > Медицина > remedium.ru, 20 января 2021 > № 3618139

На прошлой неделе Сербия получила 1 млн доз вакцины от коронавируса разработки китайской компании Sinopharm. Страна стала первым европейским государством, одобрившим массовую вакцинацию китайской вакциной, пишет Reuters.

Сейчас в Сербии вакцинацию проходят полицейские, учителя и военнослужащие. В прошлом месяце программа иммунизации стартовала в стране с вакцинации пожилых людей, проживающих в домах престарелых и медицинских работников, для этого были использованы вакцина компании Pfizer и Спутник V.

К настоящему моменту от коронавируса привиты более 20 тыс. жителей Сербии. Несколько дней назад президент Александр Вучич заявил, что в ближайшее время ожидаются поставки еще 250 тыс. доз Спутник V и 20 тыс. доз вакцины Pfizer.

Сербия. Китай > Медицина > remedium.ru, 20 января 2021 > № 3618139


Сербия. Косово > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 января 2021 > № 3614442

После Вучича Сербии уже нечего будет сдавать в Косово

Президент Сербии Александр Вучич в эфире сербского телеканала Prva недавно заявил о том, что Белград ни в коем случае не признает независимость Косово до апреля 2022 года, вернее, до проведения очередных президентских выборов. Что будет потом — это будет решать сербский народ, отметил он.

Александр Вучич любит повторять слова о том, что «на его веку» признания независимости Косово не будет, ведь сербская общественность не должна ни на минуту об этом забывать. К тому же надо напомнить гражданам, что произойдёт, если на выборах в 2022 году они проголосуют неправильно и выберут какого-нибудь оппонента Вучича из рядов «демократической оппозиции». Действующий президент редко упускает шанс рассказать о том, что многие оппозиционные лидеры ранее занимали посты в правительстве демократов и непосредственно участвовали в сдаче Косово и Метохии, и теперь в случае их возвращения к власти они просто довершат свое мрачное дело и подпишут формальное признание независимости южного сербского края.

Никто не знает, как повели бы себя оппозиционные политики, если бы кто-то из них по итогам выборов 2022 года оказался во главе государства. Но в данном случае вряд ли Вучич произнес заветные слова о непризнании Косово, ориентируясь на президентскую кампанию, которая, к тому же, пока не началась. Скорее всего, ему нужно было отвлечь внимание общественности от другого события, которое слабо освещалось в сербских СМИ, подконтрольных государству, так как оно могло бы привести граждан к мысли о том, что прозападной оппозиции после 2022 года мало что останется сдавать в Косово и Метохии в случае победы на выборах, так как нынешние власти уже и так о многом позаботились.

Речь идет о переходе компании-распределителя электроэнергии Косово KOSTT под контроль албанского оператора OST, о чем 14 декабря сообщил премьер-министр Албании Эди Рама. По его словам, в единый с Албанией энергоблок вошла электросеть севера Косово и Метохии, населенного преимущественно сербами, которую ранее обеспечивал электроэнергией сербский оператор «Электросеть Сербии». Условия для этого перехода были созданы еще в 2013 году, когда сербская сторона при посредничестве Евросоюза подписала в Брюсселе ряд соглашений с косовскими сепаратистами, в том числе об управлении электроэнергетической инфраструктурой. Тогда Белград обязался поддержать вступление оператора сепаратистского Косово в Европейскую сеть распределителей электроэнергии (ENTSO-Е). Этим сербские власти фактически признали существование независимой косовской системы распределения электроэнергии, чем позже воспользовались и Приштина, и Тирана, подписав в конце 2019 года соглашение о создании косовского контрольного энергетического блока в Тиране. При этом надо напомнить, что Брюссельские соглашения подписывали именно действующие сербские власти — Александр Вучич тогда занимал должность министра обороны и первого вице-премьера, а также лично участвовал в переговорах с Косово при посредничестве ЕС и присутствовал при подписании документа в бельгийской столице.

В этом же 2013 году было подписано и дополнительное соглашение, которое регулирует отношения Белграда и Приштины в области энергетики. Было оговорено, что Сербия в соответствии с законами сепаратистского Косово создаст две дочерние компании, которые будут управлять электросетью на севере края, но эти договоренности Приштина просто проигнорировала, как и большинство других своих обещаний сербской стороне. С 2013 по 2020 год прошло довольно много времени, и Александр Вучич имел достаточно возможностей для того, чтобы добиваться выполнения данного соглашения. Но он предпочитает повторять, что Сербия никак не сможет заставить США и Евросоюз изменить свою позицию по поводу Косово, которое для них является независимой страной. Достаточно очевидно, что любому лидеру, придерживающемуся такой позиции, сложно было бы участвовать в переговорах по такому болезненному и сложному вопросу, как сецессия части территории своей страны, и тем более добиваться чего-то, исходя из национальных интересов.

После того, как электроэнергетическая система Косово и Метохии, по словам Эди Рами, полностью перешла в руки Албании, Вучич в Белграде встретился с представителями косовских сербов. По итогам встречи была запланирована пресс-конференция, но Канцелярия правительства Сербии по Косово и Метохии ограничилась всего лишь официальным сообщением, в котором было сказано, что подробности переговоров станут известны общественности в течение 72 часов после проведения консультаций с представителями международного сообщества.

О подробностях встречи в администрации президента сербская общественность до сих пор ничего не знает, хотя прошло уже намного больше времени. Но зато в этот трехдневный срок Вучич успел заявить о том, что он не признает Косово до следующих президентских выборов. И, по всей видимости, это обещание он выполнит, хотя бы по той причине, что на днях сепаратистское Косово полностью лишилось власти. В начале ноября, перед тем, как предстать перед судом в Гааге по обвинению в военных преступлениях и преступлениях против человечности, в отставку ушел президент Хашим Тачи. На днях конституционный суд Косово принял решение о том, что процедура голосования в пользу Авдуллаха Хоти на должность премьера была незаконной, и поэтому правительство уйдет в отставку, а в Косово пройдут внеочередные парламентские выборы. Политический кризис, который назревал уже давно, очевидно, не позволит сепаратистам в Приштине заняться подписанием «всеобъемлющего договора о нормализации отношений» с Белградом, и поэтому президент Сербии, может быть, даже и не подозревая об этом, назвал вполне вероятные сроки своего непризнания Косово.

Но, несмотря ни на что, Евросоюз не даст Вучичу длительной передышки. Уже 23 декабря пресс-служба ЕС заявила о том, что Брюссель наблюдает за событиями в Косово, связанными с проведением внеочередных парламентских выборов, и что даже в этих условиях диалог между Белградом и Приштиной продолжится. Очевидно, что Евросоюз спешит выбить у Белграда признание Косово, выдвигая «нормализацию отношений» между Сербией и ее южным краем в качестве обязательного условия для продвижения на пути евроинтеграции. Правда, это продвижение для Сербии весьма тернисто — мало того, что от нее требуется отказаться от части своей территории, но еще и конечная цель крайне туманная, учитывая позицию ведущих стран Евросоюза по поводу приема новых стран, особенно из региона так называемых Западных Балкан.

Но пока балканские страны добиваются вступления в Евросоюз, в регионе усиливает свои позиции вторая евроатлантическая структура — НАТО. В отличие от целесообразности расширения ЕС, о целесообразности расширения Североатлантического альянса западные политики особо не задумываются, и в последние три десятилетия он принял в свои ряды почти все государства Балкан. Остались всего лишь Сербия и Босния и Герцеговина, которая не может вступить в НАТО как раз из-за позиции боснийских сербов. Отделение Косово от Сербии играет очень важную роль в планах расширения НАТО на всю территорию Балкан, так как с Косово, находящимся в составе НАТО, Сербии будет еще более сложно отстаивать свой военный нейтралитет. Примечательно, что косовский министр иностранных дел Мелиза Харадинай-Стубла 17 декабря в ходе онлайн-заседания комиссии по партнерству организации Адриатической хартии заявила о том, что Косово решительно встало на путь евроатлантической интеграции, и что «регион не будет завершенным», пока Косово не присоединится к Адриатической хартии и НАТО. С этой целью, подчеркнула она, Приштина продолжит преобразование своих сил безопасности в полноценную армию.

Стоит напомнить, что в гостях у Алескандра Вучича, буквально за два дня до его громкого заявления о том, что Сербия не признает Косово до 2022 года, побывал министр иностранных дел России Сергей Лавров. В рамках балканского турне он прибыл с визитом в Сербию, посетил мемориал освободителям Белграда и храм Святого Саввы, в украшении которого участвовали российские художники. Также он провел переговоры с сербским коллегой Николой Селаковичем и с президентом Вучичем. Лавров в Белграде очередной раз заявил о том, что Россия выступает за сохранение территориальной целостности Сербии и за компромиссное решение косовского вопроса в рамках Резолюции 1244 СБ ООН.

Глава российской дипломатии и на этот раз сказал все то, что мы давно и хорошо знаем о позиции Москвы по косовскому вопросу. Но в очередной раз напрашивается вопрос, почему Сербия, которой известна принципиальная позиция России по поводу соблюдения ее территориальной целостности, упорно отказывается просить о более активном участии российской стороны в переговорах по Косово и Метохии. Ответ на вопрос, каковы ожидания официального Белграда от Москвы в процессе косовского урегулирования, предельно точно озвучила главный редактор Sputnik. Serbia Любинка Милинчич. Комментируя в эфире государственного телеканала РТС итоги визита Лаврова в Сербию, Милинчич заявила: «То, что Россия поддерживает Сербию в Совете безопасности и постоянно уверяет нас, что эту позицию она не изменит, для нас очень важно. Пока мы не хотим признавать Косово, Россия будет нам обеспечивать комфортные условия для действий, поскольку в Совете безопасности она будет голосовать так, как мы того хотим».

За все время пребывания у власти Александр Вучич показал, что он умеет делать лучше любого другого сербского политика — покупать время. Пока Вучичу не хочется признавать Косово и пускать албанских сепаратистов в ООН. К этому не готова в первую очередь сербская общественность, а в 2022 году предстоят президентские выборы, и поэтому сейчас не лучший момент для признания — так же, как и перед парламентскими выборами в июне этого года. Но у Запада есть своя повестка, и поэтому он усиливает давление на действующего президента Сербии. Благо есть российская дипломатия, которая «держит тыл» сербскому президенту и «обеспечивает комфортные условия для действий». Правда, непонятно, будет ли Россия, когда наступит этот момент, голосовать в СБ ООН так, как хочет Александр Вучич, или кто-то, кто сменит Вучича на этом посту, как он сам об этом упомянул в эфире сербского телеканала.

Татьяна Стоянович

Сербия. Косово > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 января 2021 > № 3614442


Сербия. Китай. Саудовская Аравия > Медицина. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 января 2021 > № 3611853

Печат (Сербия): пророчество Замятина

Коронавирус может стать поводом для смены существующих образцов поведения людей во всем мире. Он может способствовать реализации давних желаний представителей «тайных коридоров власти» установить контроль над обществом. О таком мире социальной инженерии прежде невиданных масштабов предупреждал нас Замятин в романе «Мы».

Филип Живанович (Филип Живановић), Печат, Сербия

Недавно Международная ассоциация воздушного транспорта (ИАТА) заявила о том, что она в спешном порядке разрабатывает цифровой ковид-паспорт, без которого нельзя будет летать на самолете. Кроме того, некоторые правительства уже объявили, что не позволят въезд в свою страну лицам без подтвержденной вакцинации от коронавируса. Все это снова выдвинуло на первый план вопрос о свободах и правах человека, а также о стремлении определенных социальных структур эти права и свободы ограничить.

По сообщению ИАТА, в ковид-паспорте будет содержаться информация о тестировании и вакцинировании пассажира. Эта информация должна подтверждаться соответствующими сертификатами лабораторий, туристических агентств и государственных органов. «Тестирование — это первый ключ к международным поездкам без карантинных мер. Второй ключ — это глобальная информационная инфраструктура, необходимая для безопасного управления, совместного использования и проверки тестовых данных в соответствии с требованиями пограничного контроля», — заявил исполнительный директор ИАТА Александр де Жуниак. Это заявление с одобрением восприняли во многих крупных авиакомпаниях, в том числе в австралийской «Кантес». Там уже сообщили, что работают над изменениями своих условий полетов и не намерены допускать на рейсы лиц без ковид-паспортов. Идея введения ковид-паспорта как доказательства того, что человек не является носителем коронавируса, появилась вскоре после объявления о пандемии. Тогда некоторые правительства предложили в качестве меры по предотвращению распространения коронавируса ввести некие сертификаты, которые позволяли бы беспрепятственно путешествовать только их обладателям. Однако эта идея вызвала сомнения у Всемирной организации здравоохранения, где заявили, что «нет научных подтверждений того, что люди, переболевшие covid-19 и получившие антитела, защищены от повторного заражения». Вернуться к идее ковид-паспортов заставило появление вакцин, которыми уже начали прививать людей в первые недели декабря. В связи с этим примечательна позиция ВОЗ. Эта организация хоть и не поддерживает введение ковид-паспортов и «не рекомендует паспорта об иммунизации или подтверждения тестирования в качестве меры по предотвращению распространения вируса за границами», но еще в октябре этого года подписала меморандум о сотрудничестве с Эстонией при разработке сертификатов о вакцинации, так называемых «умных желтых карт».

Свою лепту внес и китайский президент Си Цзиньпин, который выступил с предложением на недавнем онлайн-форуме Большой двадцатки, номинальной принимающей стороной которой выступила Саудовская Аравия. Си Цзиньпин призвал лидеров самых сильных стран мира «и дальше согласовывать политику и стандарты, а также создавать „экспресс-коридоры" для содействия упорядоченному перемещению людей». Для этого он предложил создать «международный механизм» контроля с помощью QR-кодов. Не вдаваясь в детали самой концепции того, как эти коды на практике функционировали бы, Си Цзиньпин отметил, что эти коды можно будет использовать для «взаимного признания кода здоровья, который будет основан на результатах тестов на нуклеиновую кислоту коронавируса», то есть по результатам анализа ДНК.

Мировой паноптикум

Таким образом, ясно, что прилагаются определенные усилия для создания инфраструктуры для введения обязательного ковид-паспорта, а в связи с этим и обязательной вакцинации. Это может нанести эпохальный удар по прежней концепции свобод человека и права на жизнь, свободу передвижения, свободу выбора методов лечения, права на конфиденциальность информации о его состоянии здоровья и все остальные права, гарантированные как в конституциях и законах суверенных государств, так и в многочисленных международных конвенциях и соглашениях.

Подобные предвестники постепенной цифровизации человечества и создания одной мировой электронной деревни разбудили духов прошлого и напомнили картины постапокалиптических обществ, описанных в футуристических романах ХХ века. Также, судя по всему, коронавирус может послужить катализатором и исключительным поводом для смены прежде существовавших образцов поведения людей во всем мире. Таким образом, вирус, о котором все еще мало что известно, по признанию многих видных мировых эпидемиологов, может способствовать реализации давних желаний всех представителей «тайных коридоров власти», то есть установлению контроля над обществом и социальной инженерии прежде невиданных масштабов. В ХVII веке Джереми Бентам, британский философ и основатель школы «утилитаризма», описал институт закрытого типа под названием «Паноптикум», в котором заключенные благодаря особой архитектуре постройки находились под постоянным надзором охранников. Теперь это может стать реальностью в цифровом мире после «короны».

«Мы» — образ нашего мира

Такой мир описывается в трудах некоторых философов, например Бентама и Мишеля Фуко, а также в популярных литературных произведениях ХХ века. Эрик Артур Блэр, более известный под псевдонимом Джордж Оруэлл, пожалуй, — самый популярный писатель, подаривший миру романы-антиутопии. Его произведение «1984» сегодня многие считают не футуристическим романом, а анонсом или даже протоколом, согласно которому будет развиваться наше будущее. И если вспомнить, что Эрик Атрут Блэр был не только писателем: до конца неясные узы связывали его с Тавистокским институтом человеческих отношений и Фабианским обществом, а также их доктринами о манипуляциях сознанием, то антиутопии Оруэлла предстают в совершенно новом свете.

Многие думают, что Оруэлл — родоначальник антиутопии как литературного направления, но одно из первых художественных произведений, в котором описывалось тоталитарное общество, — роман «Мы» русского писателя Евгения Замятнина 1920 года. Всю жизнь Замятин бунтовал и противился, что парадоксально, и «белой», и «красной» России. Во время учебы он примкнул к большевикам и участвовал в революции 1905 года. Говоря о себе и революции, Замятин так описывал тот момент: «Было это в 1906 году. Революция не была еще законной супругой, ревниво блюдущей свою законную монополию на любовь. Революция была юной, свободной огнеглазой любовницей, и я был влюблен в Революцию…» Уже вскоре после Октябрьской революции 1917 года он в ней разочаровался, и появился его роман «Мы», из-за которого его произведения стали запрещать, поэтому в 1931 году он покинул СССР и умер в Париже. Значение романа «Мы» в том, что еще в 1920 году Замятин предугадал, в каком направлении будет развиваться человеческое общество, и особенно выделил роль технологий в формировании социума и, прежде всего, в ограничении свобод.

Именно это легло в основу сюжета его романа, главный герой которого, обезличенный человек под идентификационным номером Д-503, в начале книги, описывая собственное состояние и положение общества, в котором живет, пишет: «Я лишь попытаюсь записать то, что вижу, что думаю — точнее, что мы думаем (именно так: мы, и пусть это „МЫ" будет заглавием моих записей)». Он лишен всякой индивидуальности и способности свободно мыслить и действовать. Д-503 представляет собой идеального жителя Единого мирового Государства, которое существует под лозунгом «Только обезличенный член общества — хороший член общества» и основывает свою всеобъемлющую власть на закостенелых социальных образцах, закрепившихся после великой глобальной катастрофы, а точнее Двухсотлетней Войны. Своего главного героя, Д-503, Замятин поместил в стеклянный город без стен, в «каменную деревню», по выражению Освальда Шпенглера, в которой не существует частной жизни. Архитектура города такова, что все люди, то есть номера, живут в однокомнатных, стеклянных и прозрачных «аудиториумах». Все номера, таким образом, могут наблюдать друг за другом, но при этом не смеют общаться друг с другом как «соседи», то есть их заставляют постоянно держать «социальную дистанцию».

Все межчеловеческие отношения шаблонизированы и устроены механически, начиная с коллективных шествий в точно определенное время, которые напоминают военные марши «симметричными рядами, по четверо, точно в такт», и вплоть до эмоциональных связей, которые преобразованы в технический процесс. Его координирует «Сексуальное бюро», которое определяет «содержание половых гормонов в крови и составляет соответствующую Таблицу сексуальных дней». Математика возведена в культ, и все общество поглощено математическими операциями, которые должны способствовать строительству комического корабля «Интеграла». Его миссия описывается в единственной газете — «Государственной газете». Благодаря «Интегралу» номера собирались «благодетельному игу разума подчинить неведомые существа, обитающие на иных планетах, — быть может, еще в диком состоянии свободы. «Если они не поймут, что им несут математически-безошибочное счастье», — долг номеров заставить их быть счастливыми.

Заточенный в царстве обязательного счастья, главный протагонист в своих «математически точных мыслях» не находит ответов и выхода из «диких зарослей логики». Особенно его мучает вопрос, кто он и какова природа корня иррационального числа —1. Постижение природы корня минус единицы представляет собой и главную линию всего романа, которая, как подземная река, время от времени выходит на поверхность и заставляет иначе посмотреть на другие линии романа. Факт в том, что этот корень «нельзя осмыслить, обезвредить, потому что он вне ratio», и у номера Д-503 он вызывает страх и гнев. Так номер Д-503, сталкиваясь с иррациональным, сталкивается с вопросом о свободе и человеческом достоинстве в математически рассчитанном, до стерильности совершенно логичном обществе, которое ради видимости мира и гармонии превращает человеческое общество в коллектив без людей.

Остаться человеком

Роман «Мы» представляет образ будущего общества, к которому движется человечество. Причем нужно отметить, что и в романе, и в мире большинство людей согласны на такой мир. Они не видят тут конца человека как свободного создания и согласны «быть прикованными цепями ради собственного счастья». Они все больше отказываются быть людьми и все больше превращаются в «номера». Поэтому нынешняя пандемия коронавируса и все, что ее сопровождает, включая ковид-паспорта, — только этап в создании глобального антиутопического общества, которое все ненормальное превратит в нормальное. Утешением и способом выжить в таком обществе могут стать слова Бела Химваша: «Мне страшно при мысли, что я буду мудрецом, или героем, или святым. Я претендую на большее. Я хочу быть нормальным человеком».

Сербия. Китай. Саудовская Аравия > Медицина. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 января 2021 > № 3611853


Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 января 2021 > № 3611860

Политика (Сербия): вперед — в прошлое

По многим показателям человечество вступает в XXI век только с приходом 2021 года. Все, что происходило в последние два десятилетия, было лишь увертюрой к эпохе, в которую мы сейчас вступаем. И то, что нас в ней ожидает, очень похоже на те времена, которые мы знаем только из давно написанных книг.

Слободан Самарджия (Слободан Самарџија), Политика, Сербия

По многим показателям человечество вступит в XXI век только с приходом 2021 года. Не столь важно, что показывают числа в календаре. Все, что происходило в последние два десятилетия, было лишь увертюрой к эпохе, в которую мы сейчас вступаем. И что нас в ней ожидает, очень похоже на те времена, которые не помнят даже наши деды и о которых мы знаем только из давно написанных книг.

Честно говоря, и предыдущий ХХ век пришел с некоторым опозданием. Это произошло 7 и 8 ноября (по старому календарю) 1917 года. В Петрограде, в России, случилась Октябрьская революция, после которой ничто больше не было как прежде. Упомянутое событие, пусть по сути оно и было ответом на военные проблемы царской России, вывело на мировую арену коммунистическое движение, которое со временем распространилось на большей части нашей планеты.

В течение последующих десятилетий влияние было в основном сконцентрировано в руках США и Западной Европы. Благодаря этому они вели войны как против тех, кто не входил в их круг, так и между собой. В конце концов кристаллизовались некоторые вещи: Германия под предводительством нацистов постепенно брала под контроль Европу, Россия в рамках Советского Союза контролировала восток. Америка проводила свою политику, забирая деньги и у одних, и у других. Остальной мир в основном бедствовал…

Трагедия Второй мировой войны и последующих лет заставила по-другому взглянуть на реальность и подтолкнула к истинной общности как универсальному решению. К сожалению, надежда на нее умерла в тот момент, когда стало ясно: старые социальные образцы (те, которые существовали до русского Октября) слишком долго формировались, чтобы так просто кануть в Лету. Возвращение в прошлое стало как будто неминуемым.

С чем же мы вступаем в новую эпоху? США со своей анархистской демократией и Великобритания с устаревшей монархией, застрявшая в Брексите, ясно дали понять, что собираются еще долго сохранять за собой те права, в которых отказывают остальным, и не отвергнут самопровозглашенной «исключительности».

Лозунг «Европа до Владивостока», который вселял надежду, быстро стих. Германия, снова объединенная и мощная, навязала себя государствам Старого континента в качестве единственного лидера, подмяв с надменностью всегда нерешительную Францию. Единственное, что грозит перечеркнуть планы политиков в Берлине, может быть жизненно важная зависимость от энергоносителей, поступающих с востока, из России. Но если в Москве, по только им известным причинам, решат перенаправить свои природные богатства в какую-нибудь другую сторону, например, в Китай, Индию, Турцию, которая все больше ускоряется, Германия не станет колебаться и, несмотря на уроки истории, покусится на эти ресурсы с оружием в руках. Конечно, на этот раз помощь ей окажет НАТО или задуманная европейская армия.

После прихода к власти Владимир Путин медленно, но верно возвращается к царскому духу. Недавнее решение парламента в Москве внести в закон о выборах президента пункт, благодаря которому нынешний глава государства сможет баллотироваться снова на этот пост и в 2024 году, ясно говорит о том, что самой большой стране мира суждено жить с царем. Пусть даже избранным. После великого возвращения церкви в жизнь среднего россиянина более ничто не мешает на этом пути. «Спящий медведь» продолжит дремать, время от времени поглядывая на соседний Китай, и будет готов в любой момент защитить себя. Но на этот раз Россия намного сильнее, чем в прошлую царскую эпоху. Правда, и Китай не откажется от своего пути, который обусловлен необходимостью вывести полтора миллиарда его граждан из вековой бедности. Сейчас Китай окреп благодаря современнейшим технологиям как в гражданской, так и в оборонной сфере. Можно даже сказать, что дальневосточный джин входит в новый век более подготовленным, чем его конкуренты, и готов по праву занять респектабельное место.

А вот на один вопрос в прошлом веке так и не удалось найти ответ: как защититься от случайных неконтролируемых заболеваний, способных за короткое время уничтожить тысячи и даже миллионы человек? Если следовать логике нашего рассказа о возвращении в прошлый век, то напомню, что он начался со страшной эпидемии. Речь идет об испанке, которая появился в конце Первой мировой войны. В период с 1918 по 1920 ею заболели около 500 миллионов человек, из которых умерли, по некоторым подсчетам, до десяти процентов заболевших. Нужно ли спрашивать, неужели и коронавирус унесет в наступающем 2021 году столько же жизней?

Похоже, что ХХ век прошел зря. Исключительный технологический прогресс, которым ознаменовался этот век, не искоренил несправедливости, которая наслаивалась столетиями. Не прекратились войны, не были побеждены голод и болезни. Напротив, он только видоизменил их.

Не хватает только, чтобы откуда-нибудь послышались звуки чарльстона.

Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 января 2021 > № 3611860


Сербия. Босния и Герцеговина. Турция. Россия > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 9 января 2021 > № 3623436

А. Миллер. Газпром увеличил загрузку газопровода Турецкий поток в 2,2 раза за 2020 г.

Газпром увеличил загрузку магистрального газопровода (МГП) Турецкий поток с начала его эксплуатации в 2,2 раза, в т.ч. для европейских потребителей - в 2,5 раза.

Об этом 8 января 2021 г. сообщил глава Газпрома А. Миллер.

Тезисы А. Миллера:

сегодня исполняется ровно 1 год со дня торжественной церемонии открытия морского газопровода Турецкий поток;

он надежно транспортирует российский газ через Черное море для потребителей Турции и уже 6ти европейских государств: Болгарии, Греции, Северной Македонии, Румынии, Сербии, Боснии и Герцеговины;

с начала эксплуатации Газпром нарастил загрузку газопровода в 2,2 раза, в т.ч. для европейских потребителей - в 2,5 раза;

в 2020 г. Турция, Греция и Северная Македония увеличили закупку газа у Газпрома.

МГП Турецкий поток - экспортный магистральный газопровод из России в Турцию через Черное море.

Стоимость проекта составила 7 млрд долл. США.

Проектная пропускная мощность - 31,5 млрд м3/год газа (2 нитки мощностью 15,75 млрд м3/год газа каждая).

Коммерческие поставки газа по МГП Турецкий поток начались 1 января 2020 г.

27 января 2020 г. Газпром поставил по МГП Турецкий поток 1 млрд м3 газа с момента запуска.

Официальная церемония открытия МГП Турецкий поток состоялась 8 января 2020 г. в г. Стамбул в присутствии В. Путина и Р. Эрдогана.

Неизвестно насколько в настоящее время загружен МГП Турецкий поток.

С 1 января 2020 г. Газпром начал осуществлять поставки газа в Сербию, а также в Боснию и Герцеговину.

Однако известно, что 2я нитка будет полностью загружена лишь к 4му кварталу 2021 г., после подключения газопровода к ГТС Венгрии, куда поставки в настоящее время не осуществляются.

Кроме того в 2020 г. поставки газа Газпрома в Турцию, одному из основных покупателей российского газа, оставались нестабильными.

По данным Управления по регулированию энергетического рынка (EPDK) Турции, в первые 6 месяцев 2020 г. из России было импортировано лишь 4,68 млрд м3 газа - на 41,5% меньше, чем за тот же период 2019 г.

Газпром вернул себе лидерство по поставкам в Турцию лишь в августе 2020 г.

Сербия. Босния и Герцеговина. Турция. Россия > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 9 января 2021 > № 3623436


Сербия. Евросоюз. Турция. Россия > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 1 января 2021 > № 3623415

Свершилось! Президент Сербии А. Вучич дал старт газопроводу Балканский поток

Президент Сербии А. Вучич официально дал старт пуску газа по газопроводу Балканский поток (болгарский участок МГП Турецкий поток).

Утром 1 января 2021 г. А. Вучич принял участие в официальном пуске российского газа в газотранспортную систему Сербии через Болгарию из МГП Турецкий поток.

Мероприятие с участием посла России А. Боцан-Харченко и директора госкомпании Србиягаз Д. Баятовича прошло в селе Господжинцы на севере страны, где находится один из газораспределительных узлов газопровода.

А в 42 км от села находится сербское подземное хранилище газа (ПХГ) Банатский Двор с долей участия Газпрома 51%, Сербиягаза - 49%.

Тезисы А. Вучича после осмотра объекта инфраструктуры и доклада сотрудников о готовности к пуску газа:

это имеет огромное значение для Сербии, благодарю вас за проделанную работу;

когда у вас есть газ в каждом районе… тем самым привлечем инвесторов, которые захотят открыть фабрики, нам предстоит еще много работы, это то, что нам гарантирует более надежное будущее;

Сербия с помощью российских друзей и партнеров смогла обеспечить себя газом, а затем направлять этот газ дальше в Боснию и Герцеговину и Венгрию, а также на доход от транзита быстрее вернуть часть кредита на строительство газопровода;

закупочная цена российского газа - 155 долл. США/1000 м3.

Ожидаются поставки в 12,87 млрд м3 / год газа:

на 1м этапе - 4 млрд м3/год газа, что полностью покроет потребности Сербии в природном газе,

к 4му кварталу 2021 г., после подключения газопровода к ГТС Венгрии, его пропускная мощность составит 12,87 млрд м3 газа/год).

Посол России отметил значение проекта для российско-сербского сотрудничества и энергетической стабильности Сербии.

Представители оператора газопровода отметили, что:

газопровод-интерконнектор становится новым маршрутом поставок природного газа в Сербию, Боснию и Герцеговину и другие страны Центральной и Юго-Восточной Европы;

он обеспечит устойчивое экономическое развитие стран путем диверсификации маршрутов поставки природного газа, что усилит энергетическую безопасность региона и гибкость в доступе к одному из самых экологически чистых энергоносителей в мире.

Газпром со своей стороны уже подтвердил, начал поставлять газ в Сербию, а также в Боснию и Герцеговину по новому маршруту.

Теперь из России газ транспортируется по морскому участку МГП Турецкий поток, далее по территории Турции, затем по национальной газотранспортной системе (ГТС) Болгарии он поступает в Сербию, где распределяется и подается потребителям Сербии и Боснии и Герцеговины.

Поставки по этому маршруту стали возможны благодаря расширению и вводу новых газотранспортных мощностей компаниями Булгартрансгаз на территории Болгарии и Gastrans d. o. o. Novi Sad на территории Сербии.

Таким образом, теперь с помощью Турецкого потока российский газ получают 6 стран Европы - Болгария, Греция, Северная Македония, Румыния, Сербия и Босния и Герцеговина.

Балканский поток

Balkan Stream pipeline - болгарий участок магистрального газопровода МГП Болгария - Сербия - Венгрия (South Stream lite).

Болгария и Сербия подписали декларацию о строительстве МГП Болгария - Сербия во время саммита ЕС - Западные Балканы 17 мая 2018 г.

Общая протяженность МГП Балканский поток на территории Болгарии - 474 км.

МГП Балканский поток включает часть Трансбалканского газопровода, загрузка которого снизилась в связи с запуском МГП Турецкий поток и часть его инфраструктуры будет использована в реверсном режиме.

Проектная пропускная мощность газопровода - 15,8 млрд м3/год.

Планировалось, что МГП Балканский поток должен был быть запущен одновременно с МГП Турецкий поток в январе 2020 г.

Однако Болгария затянула подготовку к строительству и срок был сдвинут на 31 мая 2020 г.

Затем к ставшей уже традиционной неспешности Болгарии добавились ограничения по COVID-19, что отложило завершение строительства до конца 2020 г.

Сербия завершила укладку труб на своем участке Турецкого потока еще в декабре 2019 г.

А. Вучич в октябре 2020 г., а затем в декабре 2020 г. уверял, что Сербия запустит свой участок газопровода до конца 2020 г.

Сербия. Евросоюз. Турция. Россия > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 1 января 2021 > № 3623415


Далее...